Леонид Огороднов (logos_) wrote in rabota_psy,
Леонид Огороднов
logos_
rabota_psy

Categories:

Мифодрама "Молот ведьм" - 2

Начало статьи - здесь

Определение базовой травмы протагониста целиком зависит от опыта ведущего. В рамках этой статьи невозможно предложить диагностический алгоритм, однако в целом задача не выходит за рамки обычной для психодраматиста задачи выдвижения терапевтической гипотезы в процессе психодраматического действия.       

Вина ведьмы и колдуна доказывалась, с одной стороны, внешними свидетельствами, с другой – личным признанием. Даже если ведьма готова была признать вину, для достоверности признания все равно необходимы были пытки. </span>

Это, наверное, самое проблематичное действо, с точки зрения терапевтической этики. Ситуация, в самом деле, выглядит бесчеловечной (каковой она и была в действительности). Обвинения абсурдны, для их доказательства необходимо признание подсудимого, которое может быть получено только с помощью непереносимого испытания.

Пытки не являются обязательным элементом мифодрамы, однако их применение важно для создания  атмосферы безысходности. Если уж большинство наших клиентов побывали в такой ситуации, нам необходимо ее смоделировать. Разумеется, здесь важно соблюдать технику безопасности. Это касается как ситуативной безопасности (ненанесение физического вреда), так и общей для психотерапии задачи избегания ретравматизации клиента.

Технически инсценизация пыток предполагает испытание физической болью в безопасных условиях, при этом ситуация должна быть невыносимой. Обычно для достижения этой цели я использую «упражнение в падении», предложенное А. Лоуэном. Вот его краткое описание  (цит. По А.Лоуэну):

Я кладу тяжелое сложенное одеяло или мат на пол и прошу пациента встать перед ним так. чтобы при падении он приземлился бы на одеяло. Затем я прошу его перенести массу тела на одну ногу, у которой полностью согнуто колено. Другая нота слегка касается пола и исполь­зуется только для равновесия. Указания очень просты. Человек должен стоять в этом положении, пока не упадет, но он не должен давать себе упасть. Сознательное опускание тела не является падением, пока чело­век контролирует снижение. Чтобы добиться эффективности падение должно быть непроизвольным. Если имеется установка держать позу, то падение будет представлять освобождение тела от сознательного конт­роля. Так как большинство людей боятся потерять контроль над своим телом, то это само по себе пробуждает беспокойство.

Стояние всей массой на одной ноге создает значительное давление на мышцы этой ноги, чтобы утомить их. В состоянии исто­щения мышцы не могут поддерживать свое напряжение или сокраще­ние. Они должны уступить, и постепенно появится сильная вибрация. Это так увеличивает чувство в ноге, что она больше не ощущается «сморщенной умершей ногой». В то же время дыхание становится глуб­же. По всему телу может пройти дрожь, хотя человек не упал, и он с удивлением обнаруживает, что ноги продолжают поддерживать его, хотя сознательный контроль над телом уже снизился. Затем, когда нога на­конец не выдерживает и человек падает, происходит значительное об­легчение в осознании того, что человек сделан не из железа и что его тело упадет, когда не сможет более поддерживать эту позу. Наконец, человек понимает, что падение - это не конец, не разрушение, и можно подняться заново.

При психодраматическом использовании этого упражнения протагонист предупреждается, что падение будет означать признание вины.

Лоуэновское упражнение может быть заменено любым другим структурно подобным. Например, клиент может держать на вытянутых руках некий тяжелый предмет или висеть на турнике.


5. Наказание.

После того, как определена базовая травматизация и получено «признание», необходимо выбрать «наказание», соответствующее ведущей психологической защите.

Я предлагаю следующую систему наказаний, в целом, соответствующую историческим реалиям.

Общий психологический смысл: наказания – это способы, с помощью которых Инквизитор нарушает целостность личности, препятствуя повторным травматическим переживаниям. 

1.     Отлучение от церкви.

Сродни бойкоту – исключение из сообщества на определенный срок, предупреждение о возможном более тяжелом наказании. Чувства: одиночество. 

Более ранние переживания, связанные с отлучением – наказание молчанием со стороны родителей, постановка в угол, запирание в чулане. Шире – общая отчужденность, «холодность» родителей, на которую ребенок обычно реагирует чувством вины, пытаясь найти в себе причины такого отношения..

С точки зрения межличностных взаимоотношений отлучение – это временное исключение из сообщества, частью которого человек себя чувствует. Сообщество как бы заявляет «ты не такой, как мы и будешь без нас, пока не исправишься». Условием  возвращения в сообщество является очищение или покаяние.

На «тело» при этом никто не посягает, отлучение – это угроза «душе» (предполагается, что единственный путь к Богу лежит через церковную общину).

2.     Каноническое очищение

Греч. Kanōn – норма, правило

При каноническом очищении обвиняемый кладёт руку на положенные перед ним Евангелия и говорит:

Я клянусь на этих четырех Святых Евангелиях Господних, что я никогда не придерживался такой‑то ереси, в чём меня обвиняет молва, никогда не наставлял других в этой ереси и в данное время её не разделяю, ей не верю.

Очищение необходимо для «борьбы с худой молвой». Человек является принимаемым членом общины, но с ним «что-то не так». Худая молва на него «налипла» как грязь и он должен очиститься - заявить «этого (ереси, отклонения от канона) не было». То есть «родители», в принципе, «ребенку» поверят, если он скажет «я этого не делал».

Механизмы психологической защиты – отрицание или вытеснение некоторой части событийного или чувственного опыта: «этого не было».  

3.     Всенародное отречение

Такое всенародное отречение может иметь следующее содержание:

Я, N. N., такой‑то епархии, житель такого‑то города или такого‑то местечка, явившись на суд, находясь в присутствии вас, владыка епископ такого‑то города, и видя пред собою Пресвятое Евангелие, к которому, рукою прикасаюсь, клянусь, что я верю в ту святую католическую и апостольскую веру, в которую верит пресвятая римская церковь и которую она исповедует, проповедует и охраняет. Я клятвенно обещаюсь хранить в сердце своём веру и исповедывать устами, что Господь наш Иисус Христос со всеми святыми гнушаются отвратительнейшей ереси ведьм и что все те, которые ей следуют и к ней прилепляются, будут вечно мучимы вечным огнём вместе с дьяволом и его ангелами, если они не образумятся и не примирятся со святой церковью через покаяние. Посему я клятвенно отрекаюсь от этой ереси, в которой вы, владыка епископ и судья, меня подозреваете, и полагаете, что я общался с ведьмами, защищал по незнанию их лжеучение, ненавидел инквизиторов и других преследователей ведьм и не доносил о преступлениях, совершённых этими последними, Засим я клятвенно подтверждаю, что я никогда не верил и не верю в указанную ересь и не был приверженцем её. Я также никогда не буду в последующем верить в неё и никогда не стану её приверженцем. Я никогда не проповедовал её и не намереваюсь её проповедовать. Ежели в будущем я совершу что‑либо из вышеуказанных проступков — да отвратит это от меня Господь бог, то я с готовностью приму на себя наказания, полагающиеся тем, которые, произнеся отречение от ереси, вновь впали в неё. Я согласен принять всякое покаяние, которое вы мне предпишите в наказание за всё то, содеянное мною, что возбудило в вас против меня подозрение. Я клятвенно обещаю выполнить покаяния по мере сил и не погрешить против этого. В свидетели я призываю Господа бога и это Пресвятое Евангелие.

Отречение необходимо в ситуации, когда следствием уже доказаны некоторые действия, которые могут вызвать легкое или сильное подозрение в ереси. Отречение, в отличие от очищения, также является активным действием, позволяющим снять такое подозрение. «Хотя я и делал то-то и то-то, в чем каюсь, я – такой же как вы». Например: «да, я дружил с еретиком таким-то, но сам этих поганых взглядов не разделяю».

Психологическим механизмом защиты, который необходимо задействовать для искреннего отречения является проекция: «хотя я и мастурбировал(а), но это не я, а они, ведьмы мерзкие, трахаются с суккубами (инкубами), за что да будут прокляты вовеки». («Проекция – это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне»).

С точки зрения межличностных отношений, большая группа поляризуется на «мы» и «они»: наряду с благочестивой паствой появляется группа еретиков, существование которой протагонист признает и от которой открещивается. Дословно (при сильном подозрении) это звучит так:

Я клятвенно отрицаю ту ересь, или, вернее говоря, неверие, которое неверно и лживо утверждает, что на земле не существует ведьм и что будто таким образом нельзя причинять вреда с помощью дьявола. Я вижу теперь, что такое неверие противоречит учению святой церкви‑матери и всех католических учёных, а также императорским законам, наказывающим подобных ведьм смертью через сожжение. Я клятвенно утверждаю, что я никогда не веровал в указанную ересь и теперь не верую.


4.     Покаяние

Формулы покаяния в «Молоте» нет, зато есть текст для епископа, налагающего таковое:

Чтобы твои ненаказанные преступления не послужили поводом к совершению подобных преступлений другими, чтобы ты в будущем был осторожнее и менее склонён к подобному и чтобы тебя можно было бы потом скорее наказать, мы приговариваем тебя к следующему… Во‑первых , ты должен носить поверх своей обычной одежды подобие монашеского скапулира, свинцового цвета, без клобука, на котором прикреплены спереди и сзади кресты из жёлтой материи длиной в три и шириной в две ладони. Такой скапулир ты обязан носить постоянно столько‑то времени (надо точно указать: один год, или два, или больше, или меньше — в зависимости от степени вины обвиняемого) и стоять в нём перед дверями церкви в такие‑то дни столько‑то и столько‑то времени. Во‑вторых , мы приговариваем тебя к такому‑то тюремному заключению пожизненно (или на такое‑то время)… Мы сохраняем за собою право… смягчать, усугублять, изменять и совершенно или частично снимать это наказание, сколь часто мы это найдём нужным…

Именно к покаянию уговорами и пытками пытаются принудить подозреваемого, поскольку покаяние предполагает признание вины в поступке (например, наведение порчи) и собственно ереси: «да, я действительно не такой, как вы». В случае если признается приписываемое инквизитором действие (половая связь с демонами, например) или, хотя бы, соответствующе ему намерение или желание, налицо действие интроекции как механизма психологической защиты. («Интроекция – это процесс, в результате которого идущее извне ошибочно воспринимается как приходящее изнутри»).

Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments