Александр Журба (alexjourba) wrote in rabota_psy,
Александр Журба
alexjourba
rabota_psy

Бессмысленного прошлого нет

Цвет времени: Мнемошахматы
…а Прошлое я покрашу всё-таки в синий. Почему в синий? Отчёта у меня, правда, никто не спрашивает – даже Страж Памяти, человечек, вышедший мне навстречу из глубины монитора. Вначале он предложил мне три фигуры. Больше в этих шахматах нет, и доска поменьше – 4х4, на ней можно сделать всего 10 ходов. Потому что это – шахматы памяти, или мнемошахматы. И играю я в них с самым непредсказуемым из противников: с собой.
Конь, ладья, ферзь. Одну из них надо назначить Прошлым, другую – Настоящим, Третью – Будущим. Затем - выбрать цвета. Немного похоже на тест Люшера: восемь цветов, их надо расположить в порядке предпочтения – от наиболее приятного к наименее приятному. Значит: оранжевый (легковесный, зато солнечный), синий, зелёный, фиолетовый, жёлтый, красный, чёрный и серый.
Пора красить фигуры. Прошлое пусть станет синим - цвета глубины и мудрости. Настоящее – зелёное, цвета жизни и роста. А Будущее ещё ничем не успело нас расстроить – пусть будет средоточием надежд: солнечно-оранжевым.
Ну, извольте разыграть партию!…


Я испытываю на себе один из модулей компьютерной психотерапевтической методики под названием «автобиографическая мнемотерапия»: лечение памятью. Притом - собственной. В каждом из 17 модулей воплощена – чтобы её прямо-таки руками можно было потрогать – одна из тех метафор, что заведены в нашей культуре, чтобы говорить о памяти. 17 метафор – 17 ступенек к вершине, с которой можно рассмотреть… Но - всё по порядку.
- Главная идея, - говорит автор методики Вероника Нуркова, - с самого начала была в том, что происходящее с человеком здесь и сейчас имеет к его психологическому благополучию мало отношения. Ресурс психологического благополучия – едва ли не на 99 % - это наше представление о своей жизни в целом.
Происходящее здесь и сейчас мы можем точно зафиксировать. Но то, как мы помним и оцениваем свою жизнь – наш собственный конструкт, мало связанный с тем, что было на самом деле. То есть связаный, конечно, но очень опосредованно.
В любом психологическом неблагополучии - вплоть до серьёзных диагнозов - всегда есть аспект негармоничных отношений со своей жизнью: в целом или с какими-то её периодами. Таким периодом часто бывает детство.
- Выходит, событие по-настоящему начинается как раз тогда, когда оно кончается. А пока оно длится, оно – лишь сырьё для будущего события…
- Именно. А главное – оно сохраняет этот потенциал и позже: мы и спустя десятки лет можем осознать как событие что-то, бывшее давным-давно. Или даже - чего вообще не было.
Образ прошлого может меняться. Он и так всё время меняется, но хаотично и чаще всего незаметно. А ведь можно его менять направленно и осознанно.

Вот как? Расставляю фигурки на доске. За несколько ходов выяснится, как моё Прошлое, Настоящее и Будущее чувствуют друг друга. Кто среди них главный – независимо от того, что мне хочется думать, - кто самый активный. Не конфликтуют ли они друг с другом, и если да, кто кого при этом подавляет (это если фигуры, в соответствии с шахматной «этикой», друг друга «едят». Мои, кстати, решили дело миром.)
Цвета фигурок – это их эмоциональное значение для меня. Расстановка на доске – их позиция в моём внутреннем мире. Сами фигурки – мой образ Прошлого, Настоящего и Будущего: выбор здесь определяется семантической «аурой» шахматных фигур, которую чувствует всякий человек нашей культуры, даже если он в шахматы никогда не играл. То, что человек с ними делает, обозначает линии его внутреннего напряжения: терапевт – если тот пришёл с проблемами – начинает понимать, как с ним работать. А сам человек может и увидеть элементы своей жизни, - которых, пожалуй, и не выговорил бы, а то и не осознал бы - и руками их пощупать, и подвигать ими: почувствовать, что со своими Прошлым, Настоящим и Будущим он способен справляться.

- Может быть, - продолжает Вероника, - чтобы человек чувствовал себя более благополучным психологически, более счастливым, более интегрированным – стоит улучшить его картину прошлого?
Для этого, после многих лет исследований, была придумана автобиографическая мнемотерапия. Здесь есть разные способы. Мы постарались сделать это как бы в формате игры, чтобы работа с методикой увлекала и захватывала – но, конечно, за этим стоят важные исходные представления.
Прежде всего, это - представление о том, что прошлое каждого – автономная ценность для него. Этот багаж, накопленный в течение жизни, надо аккуратно разобрать, сделать из него что-то и внутренне комфортное, и такое, чтобы другим было не стыдно показать. Важно, что прошлое ценно в любом случае - даже тяжёлое, даже несчастное. Даже если человек всю жизнь сидел в одиночной камере в железной маске и вообще ничего не делал. Бессмысленного прошлого нет: смысл – всего лишь отношение между моими желаниями, моими мотивами и ситуацией.

Вспять по реке: Автограф прошлого
«Представьте, - говорит мне Страж в следующем модуле, - что перед вами - титульный лист книги вашей жизни.» Надо оставить на ней автограф: провести линию, изгибы которой обозначат траекторию судьбы.
На мониторе – прямоугольник. Слева ставлю точку начала жизни. Справа – ту, где я сейчас. Их высота над основанием показывает, как я оцениваю благополучие (неважно, по каким критериям, главное – чтобы они были для меня значимы) своей семьи в каждой из этих точек. Тяну мышку вспять, от настоящего к истоку – и возникает линия.
Она же – река; поворотные события – её излучины. Их столько, сколько в жизни было серьёзных перемен. Чем выше точка – тем радостней были перемены. Расстояния между ними не равны –потому, что разные участки жизни были прожиты с разной интенсивностью. Чем интенсивнее – тем расстояние больше.
- Похоже, - комментирует Вероника, - субъективная хронология у вас вполне совпадает с объективным течением времени.
А вообще часто бывает, что одинаковые отрезки на графике у человека отражают периоды очень разного размера: краткий период занимает много-много места, и наоборот: прошло 10 лет, а человек их отмечает коротким отрезочком: ему кажется, будто за это время ничего не произошло! Интересно, что, делая так, человек не отдаёт себе в этом отчёта.
Тогда я говорю: подумайте об этом «пустом» периоде - может быть, там всё не так пусто? Или наоборот: некий период кажется вам чрезвычайно растянутым, наполненным чем-то очень важным. А не переоцениваете ли вы роль этого времени в вашей жизни, недооценивая при этом другое?
С помощью прошлого как ресурса можно решать разные задачи: и прагматические, и этические – строить поведение, отношения с людьми, - и, что особенно важно, саморегуляционные: формировать своё настроение, понимание себя – вплоть до самых высоких личностных этажей.

Новая земля: Материк памяти
«Прошлое человека, – говорит Страж, - это целый материк со своим климатом и ландшафтом. Создайте его карту!»
На мониторе - контуры материка. С запада на восток его пересекает моя линия жизни из предыдущего модуля. Теперь она – главная река Страны Прошлого. Земли выше реки – счастливая часть материка (здесь они почему-то, вопреки географии, считаются югом) . В северных землях ниже реки обитают несчастья.
Страж предлагает оценить климат обеих частей материка: температуру воздуха, влажность, ветреность. Выбрать место для столиц: как и в нашем земном отечестве, их тут две. Одна – главная: это - самое важное, жизнеопределяющее Событие.
Плыву по реке времени от истока-рождения к устью, делая остановки-события - сколько вспомню: были бы, опять же, хоть чем-то важны. Каждую остановку отмечаю поплавком: год и возраст; значимость события; яркость воспоминаний о нём.
Река покрывается поплавками. Им тесно на берегах, они толпятся, перекрывают друг друга. Счастливые – на южном берегу, чем счастливее событие – тем оно выше. Несчастливые – на северном, чем хуже, тем ниже.

Так вот: я, большой любитель повздыхать внутри себя, как мне в жизни не повезло, вижу воочию: самый густонаселённый мой берег – счастливый южный. К северу – несколько главных бед. А жизнь – на другом берегу. Практически вся.
- Если научить человека более эффективно работать со своим прошлым, - говорит Вероника, – даже если это не полностью решит его проблемы, то всё равно улучшит его ситуацию.
Прежде всего, автобиографический опыт должен быть доступным. Многие люди приходят с проблемами, вроде бы не связанными с памятью. Если их попросить вспомнить что-нибудь - говорят: «А я ничего не помню!» «Вот сейчас у вас проблемы во втором браке; а как вы жили в первом?» - «Не помню.» Как бы это ни назвать: психологические защиты, вытеснения, - но это так.
Одна моя аспирантка проводила исследование в тюрьме, и оказалось: остро кризисная личностная ситуация тесно связана с потерей прошлого. Люди, неожиданно попадавшие в тюрьму, буквально не могли вспомнить своё детство. А настоящее у них растягивалось и заполняло всю жизнь. И наоборот - при выходе из кризисной ситуации границы настоящего постепенно сужались, и детство возвращалось.
История жизни должна быть, насколько возможно, непрерывной. У многих просто «выпадают» целые куски жизненного пути, и это неспроста. Тут всегда, с одной стороны, защиты, а с другой - непроработанность: не задумался человек. Это ведь работа, её надо сделать.
Важно, чтобы доступная история жизни была разнообразной. «Помню только хорошее» или «только плохое» – таким инструментом ничего не сделаешь. Это как если на кухне одна соль или один сахар.
Опыт никогда не бывает исключительно позитивным или негативным. Мы пытаемся создать экономичную, целостную картину прошлого, сбалансированную и устойчивую. Правда, баланс позитива всё же должен быть.

Любимый образ экзистенциально ориентированных психологов - человек, который всё время задаётся вопросами типа: «Кто я?», «Что я?», «Зачем я в этом мире?» Но ведь люди могут этими вопросами и не задаваться – пока гром не грянет. А когда он грянул – как человек определит, кто он, если у него нет представлений о своих изменениях?
И последнее – гетерархичность. Это большая проблема жизненных историй и картины жизни в целом. Человек внутренне выбирает вершинное событие в своей жизни, - или, чаще, тему, - вокруг которого для него строится вся жизнь. Вынь этот стержень – всё рухнет. Конструкция со многими вершинами более устойчива. Надо переформатировать структуру, чтобы в ней были разные сюжеты, которые поддерживали бы друг друга – даже конкурируя друг с другом, всё равно задавали бы устойчивость.

Подготовка к полёту
Что ж, пора отрываться от монитора. Жаль расставаться с самоощущением демиурга – создателя малого мира. Но уже никуда не денется память о том, что твоя жизнь в твоих руках. Ты можешь заселять и обживать её, как материк. Менять её климат. Плавать, как по реке, вверх и вниз по её течению, строить у берегов пристани. Сталкивать, испытывая на прочность, разные её части, как в шахматном поединке.

И не только. Есть ещё модули о предках и семейной памяти, о детстве; о путешествиях; о книгах, фильмах и музыке, которые произвели на нас впечатление - из них компьютер составляет фонотеку, фильмотеку и библиотеку памяти. Для работы с архивом, где всё хранится, есть особый модуль - «Библиотечный день». Есть и «Работа над ошибками»: она возвращает человека в моменты, когда, по его мнению, он сделал неверный выбор, - и можно продумать, так ли уж этот выбор был неверен? Что вышло бы, окажись выбор другим? Один из модулей вписывает нас в Большую Историю: отправляет в другой век, позволяет обжить его и стать свидетелем и участником событий иной эпохи. Долгая история, не на один вечер. И в конце человек отправляется в «Полёт над прошлым» и видит сверху общую картину своей жизни.

Всё пройденное прорабатывается в диалоге с терапевтом – но человек может работать с компьютерной методикой и сам. Ко всему пройденному можно возвращаться - проходить модули снова, дополнять, править…


Бессмысленного прошлого нет
Искусство памяти:личная версия

О методиках Вероники Нурковой - тексты Ольги Балла aka yettergjart
Tags: мнение коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments