m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Профессия - психодиагност

Источник http://rorschach-club.livejournal.com/

Из материалов лекций 2004 года, прочитанных R&PD,

Принято думать, что психодиагност это профессионал, натренированный в техниках наблюдения и размышления о поведении человека, который пытается оказать социально полезную помощь другому человеку – пациенту – когда у последнего возникли некоторые проблемы с приспособлением к жизни. Пациент, поскольку он хочет, чтобы ему помогли и он находится в контакте с реальностью, воспринимает и принимает данную роль психолога.

Определение это, хотя и правильное, но поверхностное и неполное. И психологи, и пациенты имеют неосознаваемые ими побуждения. Они думают и чувствуют на иррациональном уровне так же хорошо, как и на рациональном. В ситуации тестирования неосознаваемая динамика проявляется различным образом.

Цитируем по книге:
Общая психодиагностика. Под ред. А.А. Бодалёва, В.В. Столина. – М: Изд-во Моск. Ун-та, 1987. – 300 с.

"Психологические факторы, от которых зависит достоверность данных самоотчёта, условно можно сгруппировать в следующие классы:

1. Фактор знания. У испытуемого может быть более или менее чёткое представление о следующем:

а) свойственно ли ему в действительности (или не свойственно) определённое поведение. Например, утверждение «После выигрыша в лотерею я покупаю больше билетов» подразумевает, что испытуемый на практике играет в лото и кроме этого, выигрывает,

б) какое личностное свойство скрыто за тем или иным описанием поведения,

в) как это свойство соотносится с общепринятыми моральными нормами и признаками социального успеха.

2. Фактор социальной желательности. У испытуемого имеется тенденция давать о себе социально одобряемую информацию. Сила этой тенденции связана с общей установкой испытуемого на морализацию и социальную успешность, а также с тем, насколько ситуация тестирования актуализирует такую установку.

3. Фактор «индивидуальной тактики». Заполняя тест-опросник, испытуемый всегда находится в невольном диалоге с самим собой и в своих ответах на вопросы раскрывает себя не только для других, но и для себя самого. Испытуемый стремится подтвердить «Я-концепцию» (Я для себя) или сфальсифицировать определённый «Я-образ» (Я для других).

Как правило, в ситуациях высокого социального риска «Я-образ» полностью доминирует. В менее рискованных ситуациях может доминировать мотивация самопознания. В этом случае испытуемый невольно будет стремиться подтвердить с помощью опросника свои гипотезы о самом себе.

В связи с тем, что ситуация для всех испытуемых должна быть одинаковой, диагност должен вести себя нейтрально и по-деловому. Он не должен своим поведением создавать ситуацию соревнования или стимулировать испытуемого «показать на что он способен».

Лучше, если психолог не представлен клиенту как человек с высоким статусом.

Обнаружено, что несдержанное поведение психолога очень влияет на результаты. Заглядвание через плечо испытуемого стимулирует мотивацию достижения и защиты от желания быть первым / страха оказаться последним.

Недопустимо, чтобы в помещении, где проводится тестирование, находились другие, посторонние люди.

Существуют стандартные категории поведения, которые можно свести к следующему списку интеракций:

Приказ – прямые указания, высказывания, в которых звучит прямое требование,

Приказ-вопрос – то же самое с вопросительной интонацией, например «Не подашь ли ты мне...?»

Вопрос.

Похвала.

Контакт (вербальный или невербальный).

Игнорирование.

Подчинение – поведение соответствует приказу или приказу-вопросу.

Неподчинение – конкуренция, состязательное поведение.

Независимая активность – инициирована партнёром.

Негативное отношение – злость, отказ, досада, обескураженность.

Умение наблюдать за поведением испытуемого и фиксировать качество межличностных взаимодействий (интеракций) является базовым умением психодиагноста."


Фотограф Виктор Грицюк

Цитируем по книге:
Бермант-Полякова О.В. Посттравма: диагностика и терапия. – СПб: Речь, 2006. – 248 с.

"Каким бы «проработанным» ни был психодиагност в своей работе, в ней могут встретиться превратности неосознаваемого конфликта и примитивных импульсов. Игра иррациональных тенденций может

1) поддерживать и продвигать работу психолога,

2) мешать ему и ограничивать его работу или

3) оба эти варианта в зависимости от силы иррациональных тенденций и эффективности того стиля совладания, который практикует психолог.

Желание подглядывать. Психолог вуайерист по призванию. Это константа взаимоотношений, которая задаётся профессиональной ролью. Психодиагност подглядывает во внутренний мир другого человека, интересуется скрытым и утаиваемым клиентом от самого себя и от посторонних, и никогда не показывает себя, как было бы в нормальной ситуации общения между двумя людьми.

Психолог разглядывает с безопасной психологической дистанции, зная о мимолётности сложившихся отношений. Его человеческие обязательства в ситуации тестирования временные и обычно неглубокие. Выслушивать клиента и время от времени выражать поощрение, чтобы он благополучно завершил все задания – вот и всё, что от него требуется. Пациент получает минимум информации о психодиагносте. В подавляющем большинстве случаев он не получает от него никакой информации вообще – психолог, как правило, не обязан давать обратную связь пациенту.

Желание воспользоваться случаем «подглядеть секреты» прекрасно вписывается в профессиональную роль как психолога, так и психиатра. Когда это желание особенно сильно, оно вызывает тревогу и чувство вины за то, что психолог делает, выполняя свои рабочие обязанности. Если это случается, психодиагност начинает прикладывать усилия к тому, чтобы сохранить у пациента комфортное состояние во время тестирования. Он может заискивать перед ним либо отгораживаться от пациента холодным безразличием к его горестям и несчастьям. Это может повредить эффективности тестирования и адекватности итогового отчёта.

Поведение психолога в ситуации тестирования:

Если психолог избегает вопросов о фантазиях пациента, не спрашивает о подробностях, адекватных разработке заявленной клиентом темы, заискивает перед пациентом или не интересуется его чувствами, уместным будет предположение о вторжении во взаимодействие сильного желания подглядывать.

Если психолог проявляет бестактность, его любопытство переходит границы здравого смысла, и на замечания об этом он отговаривается стремлением проверить «предполагаемые» обстоятельства, мы скорее всего имеем дело с рационализацией сильного желания подглядеть.

Желание повелевать. Психолог не только глядит исподтишка, он ещё и властвует. По роду своих занятий он контролирует происходящее и явно или неявно доминирует во взаимодействии с пациентом. Психодиагност говорит пациенту что делать, когда делать и когда остановиться, иногда как делать. Он часто требует объяснений, почему пациент сделал именно так, когда и каким образом. Пациенты часто ведут ожесточённую борьбу (с большим или меньшим успехом) за сохранение контроля в этой ситуации. Но даже во время бунта они ориентированы на «хлыст» в руках психолога.

Процедура тестирования в тесте Роршаха часто подталкивает клиентов задавать дополнительные вопросы, чтобы сориентироваться в незнакомой ситуации. Когда клиент просит подсказать правила или дать направляющую линию, обученный профессионал отвечает ему «Как хотите», игнорируя очевидный факт, что на самом деле тестируемый, скорее всего, предпочёл бы заняться чем-нибудь другим.

Способ, которым психолог демонстрирует, неумело применяет или прячет свой хлыст дрессировщика, может оказать немалое влияние на качество и количество ответов клиента и последующую интерпретацию тестовых результатов.

Психоаналитическое знание о перегруженных аффектами, слабоконтролируемых слоях психики полагает, что желание повелевать на более примитивном уровне выглядит как садистский импульс. Одни психологи хорошо знакомы со своей деспотической частью и получают удовольствие от власти, которую даёт профессиональная роль. Другие реагируют на вторжение садистских импульсов в их работу чувствами тревоги, вины, желанием её искупить или отрицанием всего вышеназванного.

Поведение психолога в ситуации тестирования:

Если психолог испытывает чувство вины и тревоги в связи с неизбежными манипуляциями в ситуации тестирования, уменьшает или вообще выпускает из рук контроль за происходящим, боится, что пациент взбунтуется – явно, неявно или потенциально, то, скорее всего, он оказался во власти конфликта страха и желания повелевать другими людьми, который парализует его продуктивную работу в профессиональной роли, предписывающей психодиагносту быть властным.

Если психолог игнорирует страдание клиента во время тестирования, чрезмерно запугивает его, грозит ему и ведёт себя «жёстко», не оставляя места юмору и признанию сильных сторон пациента, уместным станет предположение о прямом вторжении во взаимодействие сильного неосознаваемого желания повелевать.

Желание предсказывать. В каждом из нас, даже если мы подавляем или хорошо контролируем эту сторону душевной жизни, существует страстное желание всеведения. Прорицательский аспект является неотъемлемой частью тестовой ситуации и представляет собой константу в роли психолога. Последний извлекает важные и необыкновенные выводы из жестов и поз пациента, его рассказов и рисунков. Он «вглядывается» в скрытые значения, предсказывает повороты событий, явно или неявно советует. Психолог, который выбрал клиническую психологию как главную работу своей жизни, возможно, ищет именно прорицательской роли.

В особенно крикливой форме желание предсказывать проявляется у студентов, только начинающих свой профессиональный путь в клинической психологии. Для них не существует ответа, который нельзя было бы интерпретировать, противоречия, которое нельзя было бы разрешить и интеграции, которой нельзя было бы достичь. Изобретатели новейших проективных тестов, отвергающие проверенные десятилетиями методики, попадают во власть того же иррационального желания.

Поведение психолога в ситуации тестирования:

Если психодиагност поспешно отступает от занятой им позиции, преуменьшает перед психиатром или пациентом важность своего вклада, пишет отчёты, полные псевдообъективных отсылок к специальным показателям или тревожных сомнений, выражает свои выводы как взвешивание каждой возможности, он, по-видимому, боится иррационального желания предсказывать и затрудняется интегрировать его в свою деятельность.

Если психодиагност делает смелые выводы, несмотря на то, что доступный ему материал неполон или не соответствует поставленной задаче, настаивает на единственно возможном диагнозе или отрицает, что психолог бывает глупым, заблуждающимся, смущённым или чрезмерно озабоченным возможной ошибкой, уместным будет предположение, что он очарован прорицательским аспектом профессиональной роли и теряет адекватность, поддавшись сильному желанию предсказывать.

Желание спасать. Мы видели, как на примитивном уровне опыта расспрашивание пациента имеет вуайеристские коннотации, дача инструкций - садистские коннотации и понимание пациента – прорицательские. Подобным образом помощь, оказываемая пациенту, имеет спасительские коннотации. Разве психодиагност не делает всё возможное независимо от того, насколько провокативным или «противным» будет клиент? Разве не психолог тот человек, который верит в доброе начало пациента, чтобы тот ни натворил? Разве он не укрощает свои собственные нужды и свои обиды и не пытается всей душой понять и прочувствовать трагедию пациента?

Психолог оказывает помощь по определению. Часто пациенты склоняют нас к роли спасителя. Психологи по-разному реагируют на эту психологическую константу, заложенную в их профессиональной роли. Один из путей «совладания» с нею заключается в решении бросить её и убежать.

Поведение психолога в ситуации тестирования:

Если психолог уверяет себя, что у него к пациенту чисто теоретический или исследовательский интерес и судьба клиента не его дело, останавливает клиента, который хочет ему открыться, немедленно ссылаясь на сеттинг или требование соблюдать страндартную процедуру тестирования, то уместным будет предположение о сопротивлении иррациональному желанию спасать людей.

Если психолог заходит далеко в своих обещаниях, суля клиенту золотые горы, испытывает потребность при каждом удобном случае напомнить пациенту, что оказывает ему помощь и навязывает свою поддержку клиенту, который игнорирует объяснения психолога, не принимает его доброты и не видит никакого смысла в его усилиях, возможно предположение о том, что психолог соблазнён спасительским аспектом профессиональной роли.

Когда пациент не принимает доброты психолога, тот может удвоить и утроить свою терпимость и благость. Его слащавасть вызывает враждебность пациента и, возможно, вину за свою неблагодарность. С другой стороны, психолог может стать нетерпеливым, раздражительным, холодным или скучным психологом и, в широком смысле этого слова, не святым.

Справиться с примитивными импульсами помогает чувство уверенности в своих профессиональных навыках, основанное на опыте и компетентности. С помощью инсайта, уверенности в себе и зрелой самооценки психолог находит способ справиться с трудностями, возникающими с некоторыми из его пациентов. Его компетентность и скромность, способность адекватно оценивать реальность, искренний интерес к другим людям и понимание и принятие себя со значительной силой противостоят иррациональным желаниям и искушениям. Иррациональные тенденции не только препятствуют работе. Они развивают психолога, углубляют его умения и ответственность и оттачивают его профессионализм."


Фотограф Виктор Грицюк

Цитируем по книге:
Витакер К. Полуночные размышления семейного терапевта – М: Класс, 2004. – 208 с.

"Психологическая проституция

Превращение терапевта в профессионала – это переход от знания о терапии к тому знанию, как проводить терапию (то есть её технической стороны). Тогда в конце концов, если ему повезёт или если пациенты поведут его к большей целостности и большему профессионализму, он станет терапевтом. Терапевт – это кто-то вроде профессиональной психологической проститутки: он открыто предлагает побыть приёмным родителем, принять на себя перенос, исполнить родительскую роль за деньги. Любитель занимается терапией из удовольствия или из-за навязчивой потребности разрешить неразрешимую проблему – вылечить своих родителей.
У профессионала есть своё преимущество. И терапевт, и клиент, заключая контракт, знают о его искусственности – как проститука, предлагающая своё тело, знает, что это не имеет отношения к подлинной любви. Но, хотя обе стороны об этом и догадываются, часто заключённый контракт скрывают.

Профессионализму мешает ещё одна вещь – феномен пустого гнезда. Пациент неизбежно, если терапия помогла ему стать взрослее, покидает дом, покидает психологическую имитацию жизни и отправляется в настоящую жизнь. Терапевт остаётся наедине с пустотой в своём ненастоящем мире. Пустое гнездо можно перенести, помня, что это всего лишь ролевая функция, которую превосходит бытие и собственная личность: настоящая любовь в реальной жизни, жена, родители, дети, друзья. Когда такое разграничение между ролью терапевта и жизнью становится чётким, он может говорить с пациентом о том, что пространство, время и отношения в терапии – не реальность, а роль терапевта.

Терапевт, как и актёр, имеет свои естественные склонности, и обычно именно они окрашивают те роли, которые он играет в начале психотерапевтической карьеры. Быть психотерапевтом означает уметь играть разнообразные роли в зависимости от ситуаций, возможностей и своих задач.

Обычно роль утешающей, поддерживающей приёмной матери играется без особых трудностей. Сложнее не превратиться в сверхопекающую мамашу. Научиться отходить в сторону труднее, чем научиться присоединяться.

Я помню, как сам учился справляться со своей врождённой агрессивностью и соблазном быть слишком опекающим и слишком тёплым. Мне помогало обсуждение конкретных случаев с моими сверстниками. Работа в такой команде позволяет быть творческой личностью и не бояться проявлять свои патологические импульсы, поскольку ко-терапевт защищает пациента. Так можно учиться в самом процессе, а не в теории, что уменьшает страх, будто все увидят твою патологию, узнают твои проблемы: со сверстниками легче вытерпеть это, чем с супервизором."

Фотограф Виктор Грицюк
Tags: тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments