Artour Malinine (psicoterapeuta) wrote in rabota_psy,
Artour Malinine
psicoterapeuta
rabota_psy

Коллегам и пережившим...

Перепост от Brother Woodstock ([info]postortodoxy) via [info]ru_psiholog,


ОТСУСТВИЕ ОПЫТА «СЫНОВСТВА» КАК ФАКТОР РИСКА РАЗВИТИЯ АДГЕЗИВНОЙ ВЛЮБЛЕННОСТИ

Три случая за месяц – тенденция или нет? В этих случаях, клиенты, молодые мужчины 30-40 лет, с высоким интеллектуальным уровнем и успешной карьерной адаптацией, а также насыщенным опытом отношений с женщинами, обращались к психотерапевту в ситуации страдания и беспомощности.


В этих случаях, речь шла о том, что после резкого разрыва отношений с женщиной, которая несколько лет занимала важную роль в их жизни (жена, единственная любовница, постоянная подруга), внезапно и резко возникала сверхценная фиксация на ее личности. Примечательным было то, что отношения не были гармоничными, сопровождались несколькими расставаниями и возвращениями друг к другу, нередки были ссоры вплоть до возможности физического насилия. Однако финальное, то есть «бесповоротное» расставание с партнершей приводило к осознаванию ультимативной зависимости от нее.

Тут, спустя два-три месяца после окончания совместной жизни, картина «возможного будущего счастья» и «единственности потерянного» партнера становилась доминирующей в мировосприятии клиентов. Поэтому здесь уместен термин «адгезивность» то есть «(лат. adhae-sio - слипание, прилипание) - замедленность мышления с застреванием на одной теме или детали, согласно http://www.medical-term.cosmonews.ru/abc/a/adgezivnost.htm

Такая «слипчивость», воспринималась клиентами как «настоящая любовь, когда я не могу без нее». В одном из случаев, это проявлялось внезапной «регрессией в романтизм», ранее абсолютно несвойственной клиенту – он начал писать стихи с красивостями и избитыми метафорами, другой нанял детектива – следить за передвижениями бывшей своей сожительницы, третий – пытался завоевать ее подарками, выходящими за все разумные пределы. Во всех случаях, таковое поведение, осознаваемое «объектом одержимости» становилось тормозящим фактором в возможности «реанимации» отношений.

Во всех случаях трое «забивали на настоящее», то есть становились непродуктивными в работе, существенно портились отношения с близкими, в результате чего им рекомендовалось обращение к психологу. В психотерапевтических встречах характерным было полное отсутствие критики к своему состоянию: один – плакал, второй – порывисто бродил среди интерьера кабинета, третий – словно оцепеневал в кресле, но от обсуждения происходящего в категориях «здравого смысла» отказывались все, но облегчение и выражение благодарности возникало, когда им представлялось, что специалист «позитивно поддерживает» их, упоминая о том, что, возможно, их «страсть будет вознагражденной».

Примечательным оказалось в данном случае, отсутствие отца – реальное или метафорическое. В одном случае физическое – умер в раннем возрасте, в другом – «он был крутым, а потом спился», в третьем «отца я за отца не держу, а дед умер». Возможно – совпадение. А возможно - смысл формирования деструктивного «невроза потерянной любви». Поразмышляем? Опыт быть сыном предполагает чувство тепла, «укрытости», безопасности, принадлежности к чему то (Кому-то) более высокому, чем ты сам. Быть сыном – значит ощущать свою принадлежность и отсюда свою силу и правомочность. Согласно изумительному выражению П.Тиллиха – «Courage to Be - Мужество быть». Отсутствие переживания быть сыном приводит к формированию паразитарных зависимостей – в нашем случае – навязчивой потребности быть рядом с партнершей, которая заняла позицию ухода.

Косвенное, но интересное подтверждение гипотезы. Во всех случаях имел место следующий факт – всегда, когда проявлялось чувство влюбленности, необходимо было символическое «наличие третьего». В одном случае – парень отбил девчонку у могущественного «папика» спонсора, другой – рассказал, что со студенчества, чувствуя себя недостаточно крутым, войдя в ранг топ-менеджера, находил особое удовольсвтвие в том, чтобы «трахнуть» всех «королев своего курса МГИМО», третий – в том, чтобы проститутки, к услугам которых он периодически обращался, влюблялись в него и предлагали бесплатные отношения, что удавалось. То есть, здесь имело место подтверждение собственной значимости через преодоление признанного авторитета, по сути, своего рода Фройдианское «убийство отца». Но отца нелюбимого, холодного, незаботящегося.

В отношениях с матерью три клиента разнились кардинально. У первого – «жалко ее, все для нее сделаю, но стараюсь реже звонить, скучно», у второго очень теплые отношения с ней, у третьего - «сука, ты мне все два брака обосрала».


Соответствует ли это вашим переживаниям, те, кто был не чужд этому? Девчонки, есть, что что сказать? Коллеги, согласуется ли это с вашими наблюдениями? Является ли хорошим терапевтическим ходом Фрейдовское «формирование отцовского переноса» или Роджерианское «совместное эмпатическое плакание в объятиях»? Поскольку когнитивные или экзистенциальные «working out – проработки» в данных случаях неэффективны в силу остроты симптоматики?

Tags: мнение коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments