Константин Голубев (l_soulspace_l) wrote in rabota_psy,
Константин Голубев
l_soulspace_l
rabota_psy

Categories:

Основные критерии для разграничения сексуальной нормы и патологии.

Выслушав вопросы коллег и читателей, касающиеся ранее написанных мною статей о сексуальности, я все-таки решился взяться за более расширенное описание такой сложной темы, как сексуальная норма и патология. Впечатлительных людей или людей, которых тема не очень интересует, я прошу не читать этот текст. Скорее всего, вы столкнетесь с сильными отрицательными эмоциями, например отвращением, да и пользы он вам не принесет. А для того, чтобы защитить себя и читателя от неприятных дискуссий и переживаний, я сразу расскажу о своей личной и профессиональной позиции по этому вопросу.

Все, что я скажу, не является поводом для оценок по шкале «хорошо - плохо». Я никого не осуждаю и ни к чему не призываю. Я лишь делюсь своими профессиональными (или разделяемыми мною) воззрениями на данную тему. Каждый из вас, как бы он не жил – «нормально» или «ненормально», с точки зрения диагностических критериев, имеет право жить свою жизнь именно так, как он хочет и может. Это даже если ваша жизнь организована «неправильным» с профессиональной точки зрения образом – это не мое дело, до тех пор, пока вы не обратились ко мне с вопросом или за помощью. Это моя позиция.

Со мной нередко происходили случаи, когда молодые коллеги замечали, что я не всегда на полную катушку выражаю свои мысли и чувства, и пытались сделать это поводом для порицания. «Ага!» - говорили они, - «Ты защищаешься!». На что я отвечал: «Да, у меня есть психологические защиты. Я ими защищаюсь. Это мое право, не так ли?». Так что, я считаю, что это, абсолютно суверенное, ваше право, сознательно или бессознательно, быть таким(ой), какой(ая) вы есть. И если кто-то с профессиональной или личной позиции вам говорит, каким быть надо, а вы его об этом не просили, можете смело посылать его в самые далекие края. По большому счету, у меня есть только один повод для осуждения других людей – это пренебрежение ценностями человеческой жизни и свободы.

Итак, сначала я расскажу об основных критериях, которые позволяют разграничить норму и нарушение в сексуальной сфере.

1. Адекватный выбор объекта сексуального влечения.

2. Преобладание переживаний любви и близости над агрессивными переживаниями.

3. Гибкость в выборе способа сексуального взаимодействия, в противовес фиксации на определенном способе удовлетворения и его идеализации.

Здесь я сделаю еще одно введение, необходимое для последующих объяснений. Заранее скажу, что я кратко описываю только определенные важные для нас моменты развития. Если я возьмусь полностью освещать феномены и конфликты, связанные с процессом взросления – мне придется переписать сюда половину психоанализа.

Все мы являемся продуктом истории собственного развития, включая развитие детское. И это развитие невозможно без конфликтов, поскольку по мере того как мы растем, мы сталкиваемся с ограничениями или усложнением условий жизни, в которых пребываем. Наша последующая жизнь, в частности сексуальная и содержание бессознательных сексуальных комплексов и фантазий, существенно зависит от того, каким образом мы свою историю проживаем.
Для нашего обсуждения важны следующие этапы: от рождения до 2,5-ой лет жизни ребенка, где младенец пребывает в дуальных (он и мать) отношениях с матерью, и, от 2,5-ой лет до 5,5 лет, где ребенок пребывает в тройственных (он, мать и отец) отношениях с матерью и отцом.

Для первого этапа характерно мифологическое мышление. Ребенок пребывает в тесной симбиотической связи с матерью, и ее заботу воспринимает как магическое, но вполне естественное воплощение своих желаний. Однако наступает время, когда мать сокращает количество заботы, или просто по какой-то причине не отвечает на потребность младенца. Сталкиваясь с ограничением в удовлетворении своей потребности, он переживает сильную агрессию. Для него переживания удовлетворения и фрустрации (ограничения) глобальны. Он переживает эти события примерно таким образом: «Мне хорошо. Все хорошо. Мама хорошая.» или «Мне плохо. Все плохо. Мама плохая». И ребенка это два разных мира и две разных мамы, которые между собой не совмещаются, а напротив, находятся в сильнейшем конфликте.

Одна из наиболее важных задач ребенка на этом этапе - увидеть, что мама и хорошая, и плохая одновременно. В позитивном варианте проживания этого конфликта, мы наблюдаем интеграцию агрессивных и любовных импульсов в психике ребенка, а также образа матери (объекта влечения), как скорее хорошей, чем плохой. Кроме того, в этом процессе формируется базовая структура Супер-Эго, где старший (заботящийся) объект является скорее хорошим, и предлагает определенные правила и нормы взаимодействия с ним, ради того, чтобы и дальше было «Все хорошо.». Ребенок эти правила и номы усваивает, и на их основе начинает регулировать свое поведение. В негативном варианте развития событий, объект влечения, а также агрессивные и любовные импульсы остаются расщепленными (разделенными), и/или за основу принимаются базовые отношения «Я плохой. Старший скорее плохой. Им надо манипулировать.» - формируется искаженное Супер-Эго. Мимоходом замечу, что при плохом варианте проживания этого этапа ребенок выносит из него переживания гнева, зависти и жадности. В хорошем варианте – в большей степени чувства любви и благодарности.

История продолжает развиваться, и на следующем этапе появляется третий объект – отец. Не буду сейчас останавливаться на этом подробно, но скажу, что ребенок-девочка разворачивает свои влечения на него. Мальчику же своих влечений разворачивать не надо – объектом остается мать. В этом периоде ребенка учат в большей степени контролировать свое поведение, а также взрослые, так или иначе, накладывают запреты на уже появляющиеся первичные сексуальные импульсы. Так, родитель противоположного пола становится объектом влечения, а родитель одного с ним пола – соперником и источником запретов. Это базовые содержания бессознательных (или в том времени еще сознательных) сексуальных комплексов Эдипа (у мальчика) и Электры (у девочки). Сюда из более раннего периода перетекают переживания жадности по отношению к объекту влечения, желания обладать и контролировать, зависть обращается к сопернику. Из-за иллюзии, что соперник забирает любимый объект, по отношению к нему появляется ревность, на него разворачивается агрессия. При этом ребенок не может полностью перестать испытывать влечение. Ввиду того, что он принимает запреты (из страха наказания или страха потерять родителей), появляется чувство стыда или (уже) сексуальной вины, которое также становится регулятором поведения. В зависимости от силы запретов, развивающаяся структура Супер-Эго становится более или менее жесткой и контролирующей. И это тот комплекс, который нам, так или иначе, будучи взрослыми, придется переживать и преодолевать. Замечу, что разнообразие эмоциональных и фантазийных содержаний этих комплексов у разных людей обусловлено не только личной историей, но и особенностями их темперамента и чувствительности. Разные дети могут по-разному прожить одни и те же ситуации.

Вернемся теперь к критериям.

1) Адекватный выбор объекта означает, что человек фиксирует свое влечение на другом человеке противоположного пола и на его частях тела (так называемые частичные объекты). Исключение здесь составляет только группа генетически обусловленных гомосексуалистов, поскольку их выбор объекта влечения связан не внутренними конфликтами, а именно генетической предрасположенностью.

2) Преобладание переживаний любви и близости над агрессивными переживаниями буквально означает, что в переживаниях человека по отношению к партнеру больше любви, чем агрессии. И это именно то, что создает рамки безопасности для любой из выбираемых сексуальных игр.

3) Гибкость в выборе способа сексуального взаимодействия означает, что человек не фиксирован, благодаря своим внутренним конфликтам, на одном способе сексуального удовлетворения, и поэтому считает его исключительным, а, напротив - имеет свободу в выборе способа реализации влечения.

Теперь, зная об основных конфликтах, которые могут формировать сексуальные отклонения, мы можем совершить их обзор. Я буду описывать нарушения от более тяжелых, к легким.

Нарушения, связанные с искаженным формированием Супер-Эго и с отсутствием интеграции переживаний агрессии и любви (что квалифицируется, помимо прочего, как пограничная и психотическая психопатология) выливаются в поведении, социопатов (психопатов), агрессивных мегаломанов, сексуальных маньяков, и садистскую патологию. У этих, прямо говоря нездоровых и криминально ориентированных, людей отсутствует (или почти отсутствует) здоровое Супер-Эго, которое регулирует поведение посредством адекватного чувства вины, в их переживании отношений с окружающими людьми доминирует агрессия, либо они неспособны иметь устойчивые отношения, поскольку их «глобальная» любовь может смениться столь же глобальной ненавистью и деструкцией. Не интегрированные, хаотичные и перемежающиеся импульсы любви и агрессии (в случает пограничной организации личности) не дают возможности создать безопасные рамки для отношений или сексуальной игры. Малое количество переживаний взаимности и удовлетворенности в детстве приводит также к бедности в переживаниях близости и сексуального общения, поскольку опыт таких отношений просто не сформировался.

Чрезмерно жесткие запреты (жесткое Супер-Эго) в отношении сексуального влечения к ранним объектам выливаются в смещении (проекции) этого влечения на безопасные объекты, которые становятся символами сексуального объекта и переживаний, и фиксируются на них. Тогда мы имеем дело с фетишизмом, зоофилией, капрофагией, некрофилией и т.п.
Если подобное смещение связывается в фантазии (особенно если имели место события, которые позволили фантазийно увязать фантазиб и объект) с собственным определенным возрастом, или возрастом сексуального объекта, то мы можем иметь дело с педофилией или геронтофилией.

Женский гомосексуализм связан с фиксацией девочки на отношениях с матерью, и невозможностью переместить сексуальное влечение на отца. Например, когда отец отсутствовал или мать отстраняла его от общения с девочкой. В другом варианте, когда запрет на взаимодействие с отцом был чрезвычайно жесток, и вызывал сильный страх, а мать оставалась безопасным объектом. Маскулиный или феминный тип поведения выбирает гомосексуальная девочка зависит от ее темперамента и от роли, которую транслировала ей в отношениях мать. Часто этому сопутствует фиксация на определенном способе сексуального взаимодействия.

Мужской гомосексуальный выбор объекта в части случаев бывает связан как с неудовлетворительностью матери как объекта влечения (тревожная, холодная, конфликтная или отсутствующая мать) и большей, по сравнению с ней, привлекательностью отца.
В другой части случаев – с глубоко подавленной агрессией и высокой зависимостью в раннем периоде развития, и жестким запретом на сексуальные импульсы по отношению к матерьи и с сильным страхом наказания со стороны отца, в более позднем периоде, что приводит к блокаде сексуальных чувств и пассивному подчинению мужской фигуре. И этим вариантам организации сексуального поведения также часто сопутствует фиксация на определенном способе сексуального взаимодействия.
Мастурбация и онанизм, как фиксированный и идеализированный способ удовлетворения связан с запретом на контакт с объектом влечения и сильным чувством вины.

Другие нарушения связаны преимущественно только с жесткими запретами в отношении сексуальных переживаний (и эту категорию уже смело можно квалифицировать как невротический или относительно здоровый полюс, к которому большинство из нас, включая автора, относятся). Снижения сексуальной чувствительности и влечения вплоть до фригидности и импотенции – продукт таких запретов, сильного страха наказания или сильного чувства вины. Фиксация на определенных «конвенциональных», «разрешенных» и «общественно принятых» формах сексуального контакта и полное отрицание других способов взаимодействия также является результатом глубокого запрета на сексуальные чувства.

Агрессия играет существенную и значимую роль в здоровом сексуальном функционировании. Она является энергией для преодоления запретов. Повторюсь - для того, чтобы мужчина позволил себе испытывать влечение и овладел женщиной, проник в нее - нужна агрессия. Для того чтобы женщина позволила себе испытывать влечение, отдалась и открылась проникновению и слиянию – нужна агрессия (как смелость).

Освобожденная от чрезмерного подавления и интегрированная в структуру естественных переживаний человека агрессия – то, что делает возможным глубокий сексуальный контакт. Она делает мужчину мужественным и активным, а женщину способной на сильные сексуальные переживания и открытой. Интеграция и смешивание между собой любовных и агрессивных импульсов – то, что создает безопасные рамки для сексуального взаимодействия и, одновременно, вовлекает в него весь комплекс переживаний, связанный с контактом с любимым объектом, за счет чего усиливается эротическое возбуждение и удовлетворение от сексуальной разрядки.

Есть еще один бессознательный механизм, способствующий полному проживанию эмоций заложенных в комплексе - это идентификация - взаимное отождествлению себя с партнером и проекция (перенесение) на него части своих переживаний. Любовники как бы бессознательно распределяют между собой сексуальные роли и чувства в игровом взаимодействии, и, за счет этого могут получать удовольствие от переживания обоих ролей одновременно.

Такие сексуальные акты как фелляция, куннилингус и анальное проникновение, эксгибиционистская, вуайеристская, садистская и мазохистская сексуальные игры не являются сексуальной патологией, в том случае, если они не представляют собой фиксированный или идеализированный способ сексуального взаимодействия. Такие способы сексуального взаимодействия, при наличии базовой интеграции агрессивных и любовных импульсов, представляют собой символическое отыгрывание смешанных между собой желаний и фантазий из детства и ранних отношений ребенка с матерью или с обоими родителями.

Например, садистские и мазохистские элементы игры, как бессознательный комплекс имеют одни и те же корни – запрет на сексуальное взаимодействие, желание обладать любимым объектом и чувство вины. В случае мазохистского типа поведения отыгрывается чувство вины за нарушение запретов и сексуальное обладание объектом через принятие символического наказания или унижения. В случае садистского типа поведения, чувство вины проецируется (переносится) на партнера, и он становится символически наказываемым и одновременно контролируемым объектом. Эти действия - форма преодоления запретов и отыгрывания всего комплекса чувств, связанных с переживанием реализации эротического влечения. То же самое касается эксгибиционистской и вуайеристской игр, за исключением того, что отыгрываюся иные комплексы переживаний, как правило, связанные с преодолением запретов на демонстрацию влечения, заигрывание и возможность испытывать возбуждение от вида любимого объекта, игры с его доступностью. Фелляция, куннилингус и анальное проникновение могут быть связаны с весьма разными содержаниями комплексов, однако в большей степени в них присутствуют фантазии связанные с обладанием и контролем любимого объекта.

Если вам не хватило информации, я предлагаю обратиться к предыдущей моей статье – «Секс как пространство общения в паре». А совсем искушенным читателям я адресую список литературы, который позволит гораздо более глубоко познакомится с предложенными в здесь взглядами. Я располагаю книги в порядке значимости для хорошего освоения темы:

1. Отто Кернберг «Агрессия при расстройствах личности»
2. Ненси Мак-Вильмс «Психоаналитическая диагностика»
3. Мелани Кляйн «Зависть и благодарность»
4. Сборник статей под редакцией М. Ромашкевича «Эротический и эротизированный перенос»
5. Микаэл Балинт «Базисный дефект»
6. Отто Кернберг «Отношения любви: норма и патология»
7. Вильгельм Райх «Функция оргазма»
8. Александр Лоуэн «Физическая динамика структуры характера»
9. Александр Лоуэн «Секс, любовь и сердце»
10. Дональд Винникотт «Игра и реальность»
Tags: теоретическая модель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments