Anna Simonova (Anna Simonova) wrote in rabota_psy,
Anna Simonova
Anna Simonova
rabota_psy

Category:

Драма гипертимного ребенка 25/36

Драма гипертимного ребёнка. Психологический разбор повести В.А. Осеевой "Динка"
© Бермант-Полякова О.В., 2015

10.2. Национальные игры в скрывать/показывать

Не все представители интеллигенции были интеллигентными людьми. Интеллигенция – это не столько профессиональная, конфессиональная или лоббирующая экономические интересы большая группа, сколько клуб для неподцензурного обсуждения вопросов общественно-политического развития. Традиционно в нём дискутировали две духовно-идеологические общности, западники и славянофилы. В пореформенное время появились новые течения. Скепсис по отношению к религии дал духовно-идеологическую общность безбожников, а литература кристаллизовала её центры, типаж безбожника-нигилиста, безбожника-нового человека и безбожника-революционера.

В равной мере и религиозный, воцерковлённый человек, и безбожник, может быть неинтеллигентным, чёрствым к другим людям, - что даст или тип религиозного ханжи и святоши, или типаж нигилиста, в ком нет нужды ни в вере в Бога, ни в сердобольности (таков Евгений Базаров, герой повести И.С. Тургенева "Отцы и дети", опубликованной в 1862 году. В нём "ноль" эмотивности, сказали бы мы сегодня, дефицит).

В равной мере и религиозный, воцерковлённый человек, и безбожник может быть сверх-эмотивен, вести себя самоотверженно и воспринимать как служение безвозмездный уход за больными и страждущими или жертвенно любить другого человека, ставя его интересы выше своих (таковы Лопухов и Кирсанов, герои романа Н.Г. Чернышевского "Что делать?", который был опубликован в 1863 году).

В равной мере и религиозный, воцерковлённый человек, и безбожник может избегать людей, чтобы собственная эмотивность и продиктованное ею желание служить близким и делать их жизнь лучше не соперничала с идеей посвятить себя Богу и уйти в монастырскую келью или в скит, - или практиковать аскезу, не уходя в монастырь (таков Рахметов, герой романа Н.Г. Чернышевского "Что делать?", избегающий любви, чтобы она не мешала делу революции, отсутствие эмотивности в нём следствие не дефицита, а конфликта).

Эмотивные психотерапевты склонны видеть внутриличностный конфликт и запрет на эмотивность там, где органические нарушения головного мозга обусловили эмоциональную тупость и дефицит."Ноль" эмотивности проявляется как неспособность поставить себя на место другого человека, вообразить, как бы он поступил или какие переживания испытывал бы в том или ином положении. У "нарцисса", как принято называть "ноль" эмотивности в англоязычной научно-популярной литературе (там ещё есть "перверзный нарцисс", то есть себялюбец, совершающий антиобщественные действия. В русской культуре это хам, и именно хамство - антоним интеллигентности). У эмоционально тупого человека с "нулевой эмотивностью" представления о социальных отношениях ограничены одной идеей (по аналогии с химией, Кай мог верить, что Н2О это только лёд, а Герда, могла знать, что Н2О это и лёд, и вода, и пар).

"Ноль" эмотивности отличается от "работающей" эмотивности, как прямая отличается от системы декартовых координат. Прямая называется "Я" в прошлом, я в настоящем, я в будущем, этим внутренний мир "ноль" эмотивности исчерпывается. У эмотива система координат, в его внутреннем мире есть идея о том, что Другие существуют, и он легко ориентируется в пространстве социальных взаимодействий, соотнося между собой Я-для других, Я-для-себя, Другой-для-меня и Другой-для-себя, различая, где я, где "мы" и где "они". Описывают "ноль" чаще всего как эгоцентризм и непоколебимую убеждённость человека в том, что другие люди устроены по образу и подобию его собственного Я. Наглядно "ноль эмотивности" показан в хрестоматийном рассказе В.А. Осеевой "Навестила":

Валя не пришла в класс. Подруги послали к ней Мусю.
— Пойди и узнай, что с Валей: может, она больна, может, ей что-нибудь нужно?
Муся застала подружку в постели. Валя лежала с завязанной щекой.
— Ох, Валечка! — сказала Муся, присаживаясь на стул. — У тебя, наверно, флюс! Ах, какой флюс был у меня летом! Целый нарыв! И ты знаешь, бабушка как раз уехала, а мама была на работе...
— Моя мама тоже на работе, — сказала Валя, держась за щеку. — А мне надо бы полосканье...
— Ох, Валечка! Мне тоже давали полосканье! И мне стало лучше! Как пополощу, так и лучше! А еще мне помогала грелка горячая-горячая...
Валя оживилась и закивала головой.
— Да, да, грелка... Муся, у нас в кухне стоит чайник...
— Это не он шумит? Нет, это, верно, дождик! — Муся вскочила и подбежала к окну. — Так и есть, дождик! Хорошо, что я в галошах пришла! А то можно простудиться!
Она побежала в переднюю, долго стучала ногами, надевая галоши. Потом, просунув в дверь голову, крикнула:
— Выздоравливай, Валечка! Я еще приду к тебе! Обязательно приду! Не беспокойся!
Валя вздохнула, потрогала холодную грелку и стала ждать маму.
— Ну что? Что она говорила? Что ей нужно? — спрашивали Мусю девочки.
— Да у нее такой же флюс, как был у меня! — радостно сообщила Муся. И она ничего не говорила! А помогают ей только грелка и полосканье!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments