Anna Simonova (Anna Simonova) wrote in rabota_psy,
Anna Simonova
Anna Simonova
rabota_psy

Драма гипертимного ребенка 23/36

Драма гипертимного ребёнка. Психологический разбор повести В.А. Осеевой "Динка"
© Бермант-Полякова О.В., 2015

9.6. Привязанности в мире Динки

Лёнька ведёт себя как человек с безопасной привязанностью к Динке, - несмотря на хроническую межличностную травматизацию в анамнезе (то-то сюрприз для теоретиков привязанности). Он с удовольствием держит девочку за руку, укрывает и одевает её, привозит ей подарки и готов ежедневными действиями подтверждать, что она для него значима. Динка привязана к Приме и Нерону, ежедневно чистит их и кормит, - лошади и собаке на хуторе достаётся больше внимания, чем Лёньке, и ещё нежничает с берёзкой, посаженной под окном домика на хуторе в день свидания с отцом. Это всё та же психологическая защита "смещение" и маркер дезорганизованного типа привязанности. Именно поэтому Лёнька интуитивно понимает, что Динка внутренне иначе свободна, она не так привязана к людям, как он, и до последних секунд их разговора не уверен, что она испытывает к нему какие-то сильные чувства.

Вот их объяснение:

Луна останавливается над самым домом, заливает белым светом крыльцо. Динка слышит шаги Лени. Она перестает петь, поспешно стирает следы слез и выходит на террасу. Ей хочется спросить, прямо спросить Леню: совсем ли он разлюбил свою Макаку? Ведь правда всегда лучше неизвестности. Но думать легче, чем сказать… И Динка молчит. Леня решается первый.
– Макака! – взволнованно шепчет он, грея ее холодные руки. – Прости меня, Макака… Я ничего не могу объяснить тебе, прости меня просто так, без объяснений…
– Я не сержусь… – тихо и покорно отвечает Динка. – Но скажи мне только одно… Ты сделал так со зла? – грустно спрашивает она, подняв к нему осунувшееся за день лицо.
– Со зла? – удивленно переспрашивает он и, не сводя с нее светлых глаз, отрицательно качает головой. – Нет, нет… Я не знаю сам… Только не со зла… И это никогда больше не повторится…
– Никогда? – в смятении повторяет Динка.
– Никогда-никогда, Макака… Только люби меня, как прежде… Я не требую от тебя никаких жертв, можешь ничего не говорить Андрею. Все это мальчишество. Ты должна быть свободна… А я уеду… Я уеду, Макака! А сейчас прости меня!
– Я не сержусь… – в отчаянии повторяет Динка, чувствуя, что случилось что-то непоправимое. – Я не сержусь, – повторяет она, робко заглядывая ему в глаза. – Только… возьми меня с собой, Лень! Я не могу жить без тебя.(ДПсД Гл30)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments