Anna Simonova (Anna Simonova) wrote in rabota_psy,
Anna Simonova
Anna Simonova
rabota_psy

Драма гипертимного ребенка 15/36

Драма гипертимного ребёнка. Психологический разбор повести В.А. Осеевой "Динка"
© Бермант-Полякова О.В., 2015

7.8. Динка и Лёнька

До встречи с Лёнькой Динка со всеми грустными, печальными, страшными, пугающими чувствами справлялась одним проверенным способом –отрицанием действительности:

Один раз мать читала очень грустную повесть о мальчике, которого отдали из приюта в деревню к очень злой женщине. Динка сидела на порожке и слушала. Она сидела тихо, размазывая на щеках слезы, и только в самых грустных местах повести молча ударяла себя кулачком в грудь.
«Пустим ее…» — как всегда, попросила Мышка.
«Попробуем… Диночка, ты уже научилась хорошо слушать?» — опросила мама.
«Научилась, — серьезно ответила Динка. — Но только мне лучше сидеть на порожке, потому что я иногда ухожу за дверь и что-нибудь меняю». «Как это?» удивилась мать.
«Ну, просто я сама все меняю… Плохие у меня сразу умирают, а хорошие ходят гулять и все самое вкусное едят, и я там с ними… мед-пиво пью, по усам течет», — задумчиво сказала Динка.
«Но ведь ты плакала сейчас, — напомнила мать. Она была совершенно озадачена тем «выходом», который нашла для себя Динка. — Почему же ты плакала?»
Динка вздохнула:
«Я не успела переменить, он уже умер».
(...)
С тех пор как только Динка во время чтения, поднималась и уходила за дверь, Мышка тихо говорила:
«Пошла уже… варить мед-пиво…» (Д Ч1Гл28)

Выбор матери читать детям печальные книги и тем самым расстраивать до слёз детей продиктован паранояльной идеей вырастить из них сочувствующих, эмотивных людей:

Вечером, когда дети заснули, сестры допоздна обсуждали этот случай [пароксизм ярости у Динки, её кататонию и головную боль].
«Да, я, кажется, сделала большую глупость… Она еще слишком мала для такой грустной книги», — каялась мать.
«Но зачем же вообще читать такие книги, даже и старшим детям? Зачем это нужно, чтоб они сидели перед тобой и плакали? Почему не читать им сказки, какие-нибудь веселые стихи, наконец…» — волновалась младшая сестра.
«Подожди… Я читаю и сказки и стихи, — нетерпеливо прервала ее Марина. Но этого мало. Они должны знать, что в жизни бывает много горя и несправедливостей. И если они плачут, так что хорошие слезы. Значит, они понимают, жалеют, они будут бороться против этих несправедливостей. Я же воспитываю их, Катя, на этих книгах!» (Д Ч1Гл28)

Похожим образом паранояльная Дашкова не откликалась эмоционально на переживания детей в бурном море во время качки, не сочувствовала им, а отрицала их страх и своим примером учила их отрицать тревогу и ничего не бояться. Современные психологи называют такое взаимодействие empathic failure, эмпатическим провалом в отношениях. В книге много примеров на то, что девочка в семье живёт невпопад с мамой и сёстрами.

Единственный эмпатический провал в отношениях Лёньки и Динки – это его нежелание ходить с сундуком, который Динка мастерит для него под руководством Никича. Всё остальное время он эмоционально на её волне и откликается на девочкины чувства, о которых она не умеет рассказать другим людям словами:

— Макака, миленькая! — прижав к щели серое от пыли лицо, тоскливо говорил Ленька. — Скучно тебе одной… Но вот погоди, я еще только раза три съезжу в город, а тогда все дни с тобой буду. Гулять будем, чай пить… Я и завтра пораньше вернусь, ладно?
— Ладно, — кивала головой Динка и молча, без улыбки глядела на него из щели, держась обеими руками за доски и напоминая маленького грустного зверька, посаженного за решетку.
— Макака, что ты такая? — спрашивал Ленька, и сердце его сжималось от жалости. В этой робкой, молчаливой девочке, покорно кивающей головой в ответ на его утешение, не было и тени прежней капризной, озорной, безудержно веселой и требовательной к нему Макаки, и Ленька с нарастающей тоской вглядывался в ее некрасивое, словно застывшее в одном выражении, такое незнакомое, но дорогое ему лицо, повторяя с горечью и тревогой: — Макака!.. Улыбнись хоть… засмейся… Подменили тебя, что ли? (Д Ч2Гл42)

Тем самым Лёнька действует как эмотивный психотерапевт: он даёт Динке "исправляющее переживание" бытия понятым Другим.

Эмотивная Марина Леонидовна тоже чувствует и видит, что её дочка не такая, как обычно, - но размышляет об этом над кроваткой спящей девочки или наедине с самой собой, в отличие от Лёньки, который чувствует, видит и пытается быть вместе с Динкой в её переживаниях.
Tags: родителям, семейное чтение, спецпроект rabota-psy
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments