irena_ekb (irena_ekb) wrote in rabota_psy,
irena_ekb
irena_ekb
rabota_psy

Categories:

Кастрированные любовью…

Что бывает, если мама любит мальчика too much?

На протяжении лет 20 уже я наблюдаю, как складывается жизнь некоторых знакомых мне мужчин, которые всю жизнь были в непростых отношениях с матерями. И остаются в них до сих пор...

Федор. В юности был красавцем, похожим на заграничного актера Бандераса, круглый отличник, спортсмен, комсомолец. Воспитывался бабушкой, изредка мамой, которая работала  на трех, а иногда и пяти работах, чтобы вырастить ребенка. Сама мама признается «С детства вся жизнь наша была вокруг Федечки. Мы жили по его режиму, мы водили его на секции и кружки, я обязательно провожала его в школу, просто потому, что мне хотелось быть рядом…»


Жизнь Федора сложилась в какой-то степени удачно. Он сделал неплохую карьеру, заработал себе на квартиру, приобрел дачу у теплого моря, сделал там отличный ремонт и … переехал в новый дом вместе с мамой. А мамину квартиру решено было сдавать. Бабушка к тому времени уже умерла. Федору скоро под 50, он продолжает жить с мамой и ни разу у него не было опыта близких отношений с женщиной. Да что там с женщиной! И с мужчинами он не жил. Только с мамой. Не мне судить, счастлив ли Федор, не настолько близки мы с ним, чтобы лезть друг другу в душу… Но вот как-то настораживает тот факт, что Федя пьет андидепрессанты, обрюзг и все больше и больше напоминает мне чеховского Ионыча….

Другой случай, тоже грустный.  Тимофей. Долгожданный первенец и любимый внук. Бабушка его с рук не спускала, с детства внушала ребенку, какой он гениальный и талантливый. И действительно – талантов было много. По всем гуманитарным дисциплинам – олимпиады и грамоты, по математике – светлая голова, прочили вуз в Москве. Тима классе в 5-6 «подсел» на биологию с зоологией. После школы решил поступать тем не менее на лингвистику. Поехал учиться в крупный город, в университет. Бабушка, ведомая тревогой, рванула за Тимой. Устроилась вахтером в студенческом общежитии – и круглосуточно пасла внука. Не говоря уж о том, что еда, уборка, стирка полностью были на ней. Лишь бы Тимофей учился и не отвлекался. Тимофей проучился вместе с бабушкой 8 лет. 5 на очке, 3 в аспирантуре. После окончания которой Тима с бабулей так вместе и вернулись в отчий дом. К маме и папе. На видного аспиранта позарилась одна настырная девица, быстро окрутила, женила на себе, ребенка родила, но через год бежала от Тимофея вместе с дитем сверкая пятками. Сокровище-аспирант ничего не желал делать по дому, устроился работать методистом в местный заштатный вуз, да ко всему прочему стал пить… Спустя 20 лет от талантливого аспиранта осталось только имя. Сейчас Тима живет все так же, с родителями, изредка видится с подросшим сыном, со всех работ из-за пьянок выгнали, да и здоровье пошатнулось серьезно….

Еще истории? Их есть у меня… Или возьмем, к примеру, Марка. Родился он раньше срока, болел, первый год – по больницам. Мать как-то вернувшись после очередного лечения в стационаре, застала отца Марка с какой-то бабой.  Характера у мамы был не сахар, отец Марка забыл дорогу к ним домой, а мальчика стали воспитывать со всей страстью и пылом нерастраченной материнской и женской любви. Чувства эти усилились  жалостью и тревогой из-за вечно болеющего ребенка…. Мужчины, которые появлялись дома в роли маминых ухажеров, обязательно должны были быть одобрены Мариком. Если Марик ставил условия «Или я – или вон тот дядя», то мама, конечно, выбирала Марка. Подросший Марк пару раз уходил от мамы к женщинам. Но все браки или связи кончались скандалами, оплеухами и битьем посуды. И не потому, что Марк был такой ….ммм..темпераметный. Девочек он выбирал себе как мама.  Темпераментных, бескомпромиссных. Но в итоге ни одна из них с мамой конкуренции не выдержала.
Что общего во всех этих историях? Странная, патологическая, удушливая опека сыновей со стороны матерей и бабушек.
 Когда я наблюдаю за всеми этими мужчинами, то вижу в стареющих телах, за бородой и наметившейся лысиной мальчиков-подростков. Мальчиков,так и не выросших, не прошедших мужскую инициацию, не занявших полноправное место в мужском мире.

Очарование предпубертата
Чем характерен период 7-10 лет? Это предпубертат, это рай для родителей. Ребенок уже вырос, сам себя обслуживает и развлекает, но при этом сильно зависит от родителей, от их мнения, от их оценок.  Еще  не начались гормональные бури, жажда идти супротив, высказывать протесты. Еще только-только организм готовится сделать рывок во всех смыслах. И дать толчок к резкому росту тела, и к резкой перестройке всех система. Пока же – тишь, гладь, божья благодать. И вот как раз после бессонных ночей, волнений по поводу адаптации к школе, после всех детских болезней у родителей и возникает бессознательно соблазн остановить прекрасное мгновение. Вот же ребенок, отличный получился! Пусть и остается таким же. Покладистым, послушным, внемлющим авторитетам.
Это один слой проблемы. Другой слой – это страх, что с каждым днем все явственней в милом пухлощеком мальчике проявляется взрослый мужик… У мальчика ломается голос, покрываются волосами ноги и гениталии, растут усы… И со всем этим надо что-то делать! Точнее с этим-то как раз ничего сделать  уже нельзя. Надо смиряться, что на твоей жилплощади вдруг появился мужик! Особенно сильно эти динамики могут актуализироваться, если женщина воспитывает сына одна (либо вместе с бабушкой), либо если в семье отец слабый по сравнению с авторитарной матерью.  И какой выход у мамы? Психологически кастрировать сына как можно скорее. Чтобы не рос, чтобы не пугал ее своей утренней эрекцией, чтобы девок не водил в дом, где мама – главная…
Кастрировать – это конечно бессознательное желание. И речь идет прежде всего о символической кастрации. Как действии, которое притормозит развитие мужских черт и мужской идентичности в ребенке. Как это желание может проявляться?

Во-первых, излишней жесткостью и жестокостью, вплоть до унижения ребенка. Обзывательства, телесные наказания. «Мать порола мокрым полотенцем» - довольно часто эта фраза встречалась в речи взрослого мужчины.

Второй путь -  транслировать сообщение «Не расти!», «Будь маленьким!» - это обрубать все попытки автономии ребенка. Не отпускать в гости, в поход, на дискотеку,  не поручать мелкие бытовые задачи (купить продукты, заплатить за свет и телефон). Все это под предлогом идей, что ребенок не справится, что на дискотеке его напоят пивом, а в походе похотливые старшие вожатые изнасилуют.

Третий вариант – гиперопека. Пример с бабушкой, которая пасла внука-студента как раз из этой серии. Ребенок, находясь под постоянным контролем, не научается слушать себя, заботиться о себе... Зачем? Если бабушка или мама лучше знают, когда пора есть, а когда нужно идти мыться?

Четвертый вариант – манипуляции. Помните в сериале «Ликвидация» причитания тети Песи по поводу сына Эмика (блестящий дуэт Крючковой и Семчева!)? - «Ты вгоняешь маму в самый гроб, сыночка, и даже глубже!», «Ну давай, делай маму сиротой!». Однако в той же «Ликвидации» дело кончилось более-менее благополучно. Эмик-таки устроил бунт и привел  молодую жену в дом. Однако ж каков был тот бунт? Тайком расписался и поставил перед фактом. Типично подростковый поступок!
Думается мне, что вариаций проявлений материнского страха отпустить сына, столкнуться с его проявлениями мужественности гораздо больше, я лишь обозначаю самые типичные из них.  Выходит это такой комплекс Эдипа, но со стороны матери. Не только мальчик влюбляется в собственную мать, но и мать переносит на сына  свои представления об идеальном, не испорченном мужчине, с которым у нее чистые отношения с рождения, без вмешательства каких-то других женщин. И постоянно дуэт из сверхсцепленной с сыном матери и зависимого от нее сына балансирует рядом с жестко табуированной темой инцеста. В союзе "мать-сын" много скрытого напряжения, мужская энергия и сила все время блокируется матерью. Но напряжение требует своей разрядки, выливаясь в трудоголизм (как у Федора), в алкоголизм (как у Тимофея), в постоянные скандалы. И, конечно же, бунтует тело! Болезни, вызванные чрезмерным сдерживанием энергии - гипертония, проблемы с сердцем, неврологические симптомы, болезни ЖКТ, суствы.

Казалось бы, о чем говорить, если внешне вроде бы все всех устраивает? Ситуации с виду простые, не отягощенные нарушениями уголовного кодекса или другими стыдными вещами. Ну не сложилось с семьей у сына. Так жизнь такая - надо работать много или о маме заботится. Или, как в случае с Тимофеем - нехорошая невестка-вертихвостка виновата, бросила мальчика, а он и спился. Живем же... И ребенок рядом, живой и относительно здоровый.

Хотя... Разве хотела бы мама Федора видеть своего сына одиноким, а самой не стать бабушкой? Хотела ли мама Тимофея видеть сына опустившимся алкоголиком? Хотела ли мать Марка постоянно вытаскивать его из депрессий после очередного развода?
Однако правда колюще-режущая. Признаться самой себе, что своей гипер-любовью, гипер-вовлеченностью в жизнь сына женщина психологически его кастрировала, тем самым не добавив счастья ни ему ни себе? К признанию такого факта нужно накопить внутри ресурсы, пересмотреть кардинально свои установки про себя, про мужчин, про детей. Не многие на это способны. Увы.

Однако хорошей новостью во всей этой истории мне видится то, что все-таки чаще у мальчиков, которых мать пыталась подавить мужское начало, находятся силы удрать, находится отдушина, взрослый мужчина-наставник и проводник. И тогда все-таки как-то все упорядочивается, и жизнь продолжается. Иначе как бы мы размножались, если бы вокруг были сплошь кастраты?
Tags: истории из практики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments