m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Как пережить свою трагедию

О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях

Мануал для терапевта


Суть травматического переживания - неспособность человека усвоить случившееся событие. Это происходит потому, что процессы мышления блокирует невыносимая душевная боль. Разрешить себе осмыслять, осмыслить и переосмыслить травматическое переживание можно с помощью психотерапевта.

Остановившееся время трагедии заставляет переживать события, случившиеся там и тогда, как происходящие здесь и сейчас. В медицине это душевное состояние называется хроническим ПТСР, если была ситуация угрозы жизни или физическому благополучию, и никак не называется, если прямой угрозы жизни не было. В психологии и то, и другое называется травматическим опытом.



Когда человек пережил свою трагедию, он возвращает себе способность быть в своём времени, перестаёт быть замершим в прошлом. Пережить свою трагедию можно самостоятельно, с помощью нарративных практик психотерапии, можно с помощью психотерапевта, работающего в русле телесной психотерапии, арт-терапии, символдрамы, психодрамы, когнитивно-поведенческой терапии, "терапии раскрытием" по Эдне Фоа, психодинамической терапии, поддерживающей терапии. Главное, чтобы у терапевта была сила духа работать с травматическими переживаниями.

Люди разные, и ценностные основы их жизни тоже разные. Более того, у каждого интеллектуально сохранного человека есть способность планирования и соподчинения целей, которая опирается на выстроенную систему приоритетов. Системы приоритетов терапевта и клиента могут не совпадать. Задача терапевта не навязать клиенту свою систему ценностей, а помочь ему переосмыслить свой опыт. Передовые люди 1860-х годов звали всех и каждого к светлому будущему, психотерапевт – это другая работа, навязывать эпилептоидному клиенту идеалы гуманистической психологи Карла Роджерса не надо.

[Spoiler (click to open)]
Эпилептоидам по натуре жизненно важно принадлежать к своему клану, и в отношениях супругов, даже если имеет место наихудшее из зол, хроническая межличностная травматизация, мучительной будет борьба мотивов - прекратить боль и сохранить участие в клане (богатых, престижных, гламурных, власть имущих, бизнесовых, успешных, путешествующих, выступающих на правительственной сцене etc), притом победит клановость, потому что человек не сможет жить изгоем, так устроен изнутри. Она не уйдёт от абъюзера и не разведётся с ним, если сама эпилептоидная по натуре, сколько бы феминистской литературы мы ей с собой не пригрузили.

Эмотивам (циклоидная натура) важно не обидеть никого, там эмпатия движет отношениями и сострадание является ценностью. И в отношениях супругов, даже если имеет место абъюз, будет борьба мотивов - прекратить свою боль и не обидеть ненароком, не сделать больно партнёру своим отвержением. Не сможет жить с виной, что сам отверг, так устроен изнутри. Эмотив, даже если вы сто раз повторили ему, что в первую очередь нужно заботиться о себе и самому удовлетворять свои потребности, не в восторге от этой идеи. Он верит, что люди счастливы, если живут друг для друга и носят тяготы друг друга. Даже если вы уговорили его не растворяться в муже и детях, выйти на работу, начать водить машину самой и жить для себя, - мучится виной за свой эгоизм, только ещё и бережёт теперь вас-терапевта и вам про свою вину не рассказывает. Если вы настроите эмотива уходить и разводиться, спустя некоторое время он пожалеет и примет обратно того, от кого уходил. Он не может иначе, ему всех жалко, а уж тех, кого любил и любит, и подавно.

Паранояльные и шизоидные натуры пойдут на разрыв отношений ради идеи или сохранения собственного внутреннего равновесия, невзирая ни на кого из окружающих. Психотерапию они ценят за возможность научиться сорадоваться. Паранояльным не близки житейские радости, быть на одной волне с "мещанским счастьем" им трудно. Оттого им трудно сходиться с людьми и черпать в отношениях с людьми душевные силы. Общение с психотерапевтом может открыть перед ними этот мир. Шизоидным не понятно то, что понятно всем, они затрудняются отличить общепринятое от маргинального, настолько "на своей волне". Оттого им трудно сходу обозначать своих и чужих, создавать общие рутины обыденной жизни с единомышленниками и поддерживать их. Общение с психотерапевтом может помочь им увидеть смысл житейских рутин и бытовой стороны жизни. Оба психотипа наиболее устойчивы психологически к стрессовым нагрузкам и межличностной травматизации в силу своей натуры. Эпилептоидные и эмотивные люди их дистанцированность от социальной ткани жизни осуждают. Эпилептоидные пугаются одиночек, умеющих жить без поддержки клана. Они будут злорадствовать неудачам не похожих на них и захотят проучить, если интересы заденут друг друга. Эмотивных оттолкнёт прямолинейность, с которой паранояльный или шизоидный взял курс на прекращение общения с токсичными родственниками и дисфункциональной семьёй, и они плавно сведут общение на нет, огорчаясь в глубине души, что можно так поступать с близкими и с прошлым.

Истероидные, в силу особенностей психики, которая моментально вытесняет или даже амнезирует боль, дадут диссоциативный спектр расстройств, это их способ адаптации к ситуации борьбы мотивов. Их способ переживать несчастливые отношения – диссоциативная амнезия или соматизация.

Двойственные характеры, составленные сразу из двух натур, тяжелее переносят хроническую межличностную травматизацию. Конфликт с обстоятельствами жизни во внешнем мире усложнён у них внутренним конфликтом, каким из двух характерологически привычных способов жить реагировать на стресс.

Отличия в наблюдаемом поведении людей могут быть объяснены не только характером как излюбленным способом жить эту жизнь, но и репертуаром излюбленных психологических защит и их ригидностью.

Разные тип привязанности по-разному справляется с болью, потому что задействует разные психологические защиты.

Эволюционно было бы расточительством давать человеку возможность переживать чувство аффилиации (бытия "мы" с другими) одним-единственным способом. Природа обычно дублирует системы для надёжности. Я предположила, что у каждого человека есть потенциально все четыре способа проживать "мы". Если отказаться от идеи, что у человека один тип привязанности на всю жизнь и предположить, что мир аффилиаций человека позволяет проживать разные виды привязанности, то можно обнаружить, что в разных сферах своей жизни и деятельности любой человек проживает разные типы привязанности: где-то избегающий, где-то дезорганизованный (диффузный), где-то амбивалентно-сопротивляющийся, а где-то безопасный.

Отношения между характером и типом привязанности мы обсуждали с Людмилой Петрановской в 2016 году, в диалоге в Живом Журнале здесь
http://rabota-psy.livejournal.com/419825.html?thread=5852401#t5852401

Хорошее лечение начинается с хорошей диагностики.Подытоживая вышесказанное, методологически психологу нужно чётко держать в голове принципиальную разницу в работе с неслучившимся, работе с горем и работе с травмой. Если диагност не чувствует инаковости опыта, полученного в разных ситуациях, то бессмысленно дальше дискутировать.

Ситуация 1 "несовпадение" встречается в жизни всех людей. Из неё извлекают урок "ищи тех, кто тебя поймёт". Благодаря несовпаденью примиряются с несовершенством в себе и других.

Ситуация 2 "утрата" встречается в жизненном опыте всех людей, "все там будем". Из неё извлекают урок "жизнь коротка, но будем мы любить друг друга сильней". Благодаря утрате научаются подавать утешение и отличать главное от второстепенного в своей жизни.

Ситуация 3 "травма" это сокрушительная для силы духа встреча с Абсолютным Злом. Она навсегда забирает наивность и даёт вместо неё зоркость сердца. Не пережившие удара живут сломленными духовно, "всё время задавая себе вопрос, почему других не изнасиловали, а меня изнасиловали". Пережившие свою трагедию знают, что человек сильнее несчастья.

Неслучившееся наполняет человека разочарованием и сопровождает его во всём. Это естественный процесс, духовная зрелость немыслима без прозрений о своём неслучившемся. Горевание наступает после утраты навсегда, и по своей сути это естественный процесс. На земле нет людей, у которых никто не умер. Травматическое переживание это переживание одновременно беспомощности, безнадёжности и бессилия в ситуации угрозы жизни или здоровью, и по своей сути это НЕестественный процесс. Нельзя прожить жизнь без разочарований и печалей, но можно прожить жизнь без трагедий.

Психотерапевт работает на то, чтобы воскресить в другом человеке веру в себя и в других людей. Проработка травмы это не примирение с неслучившимся и не горевание. Это не "зато я" и не "утихла боль, печаль моя светла". Это "кто имел силы пережить, должен иметь силу помнить".

Процитированы страницы 128-133 по изданию:
Бермант-Полякова О.В. Арбайтен, Ольга Викторовна! Издательские решения, 2016. 394 с.

(продолжение в следующем посте)
Tags: мануал, травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments