Илона Романова (romailo) wrote in rabota_psy,
Илона Романова
romailo
rabota_psy

Categories:

Обмен ролями или почему психодрама имеет долгосрочный эффект

Где-то года два тому назад я уже писала про это у себя в журнале по просьбе трудящихся.
Но поскольку интерес к психодраме у коллег тут тоже есть, я этот текст здесь продублирую, вдруг кто не читал еще.

Итак, про психодраму и теорию ролей.

Поскольку господин Морено был наш брат, хаотик, то имел он в своем арсенале шило в одном месте, предназначенном для приключений, множество мыслей в своей голове, как водится – хаотичных, непреодолимую тягу к экспериментам все эти мысли немедленно воплощать экспериментально и еще вовлекать в это немыслимое количество людей. Из всего этого богатства родилась групповая психотерапия вообще и любимая мной психодрама. А поскольку и сам Морено, и его многочисленные последователи предпочитают действия всяческому словопользованию, то складывается иной раз впечатление, что никакой такой научной теории за всем этим карнавалом нет и совсем непонятно откуда из этой шляпы кролик все-таки выскакивает.
А теория – все-таки есть, и именно поэтому психодрама полезна не только для катарсиса (или по-простому – отреагирования) всяческих эмоций, а приводит к долгосрочному и вполне стойкому терапевтическому эффекту. Хотя часто и выглядит как кролик из шляпы.
Теория, на которой психодрама основывается – это социометрия и теория ролей. Про социометрию рассказывать здесь не буду, а про роли немного расскажу, в вольном пересказе книжек Морено и Греты Лейтц.
Суть следующая. Морено заметил, что мы все время играем какие-то роли. И самая первая роль человека – это роль паразита в теле матери. Ну а как только человек рождается – он сразу же начинает осваивать множество других ролей. И интересная штука – роли становятся тем сложнее, чем сложнее становятся человеческие связи. Например, любознательный Морено наблюдал новорожденных и обнаружил, что примерно до 20 недели они совершенно не интересуются друг другом и даже не замечают. А вот как только дети начинают самостоятельно двигаться, особенно вертикально, так их интерес к себе подобным быстро растет, и они даже выбирают себе тех, кто больше нравится.
И тогда он роли сопоставил со стадиями развития человека и назвал их красивым словом «вселенная».
Эмбриональная стадия. – это та, где только одна соматическая роль, про которую выше написано. Но здесь уже формируется спонтанность, без которой освоить роли невозможно.
Первая ролевая вселенная – это роли соматические. Роль едока, роль спящего, роль писающего и т.д. И даже на этом уровне мы можем заметить, что эти роли возникают во взаимодействии с другим человеком.
Вторая психическая вселенная – это стадия ращепления переживания на переживание материальной реальности и переживание представлений. Здесь уже не просто роль поедающего пищу – а роль, например, наслаждающегося пищей. Чувствуете разницу?
На этом уровне человек уже может играть роли в воображении, в представлении. И здесь кроме соматических ролей уже есть роли психические и социальные.
Третья психическая вселенная – это уже стадия осознанного эмпатического взаимодействия с миром, способствующая интеграции. Это уже переживание трансперсональных или трансцендентных ролей.

Как человек обучается ролям? А просто, в пять этапов.
Сначала ребенок воспринимает мать как часть самого себя. Потом обращает внимание на эту особую часть себя. Потом эта чужеродная часть себя (мать) становится особенно интересной, ребенок ее изучает с пристрастием и обезьянничает. Потом ребенок не только воспринимает другого человека как отдельного, но и может представить себя в его роли. А на пятом этапе ребенок в игре научается войти в роль другого человека и сыграть ее.
Так вот, психодрама легко и непринужденно дает возможность разучить те роли, которых в арсенале человека почему-то не оказалось. Ну а дальше уже понятно – что ты разок попробовал сделать, то уже и научился.

Ну а теперь напосредственно про обмен ролями, как это делается.
Обмен ролями – это одна из основных техник психодрамы. Я напомню, что главный действующий герой называется протагонист, как в греческом театре, а чтобы ему помочь весь сюжет разыграть из группы выбираются другие действующие лица.
Сначала протагонист меняется ролями с действующими лицами, чтобы показать исполнителям, как играть нужно. Например, разыгрываем мы сцену, как учительница маму мальчика отчитывает, а мама огорчается и мальчика ругает. Протагонист, который когда-то был тем самым мальчиком сначала показывает учительницу, потом маму. И они играют сценку, как показано, а протагонист снова мальчиком становится и играет этого школьника. А дальше можно по разному – например спросить, кто мог бы мальчика спасти. Допустим, он придумывает, что все это мог бы завуч увидеть, вмешаться и наругать учительницу. Тогда он для начала сам роль этого справедливого завуча и играет. А потом снова мальчиком становится.
Ну в общем суть понятна – протагонист сначала за себя играет, потом «за того парня».
В современной психодраме есть два способа ролями меняться. Первый – классический, его до сих пор немецкие психодраматисты любят – прямой обмен ролями. Ну очень просто: например играем диалог мамы и дочки, и они все время меняются и местами и ролями – то один за маму говорит, то второй. То есть если протагонист дочка, он себе маму выбирает и они вдвоем беседуют.
Другой способ чуть сложнее, я бы его назвала русским, поскольку именно российские драматисты им часто пользуются. Допустим, опять же диалог мамы и дочки. Протагонист выбирает и маму и дочку. А потом он в этой сценке говорит то с мамой от имени дочки, то с дочкой от имени мамы.
Какой способ выбрать – зависит от ведущего, от количества людей в группе, когда мало – ресурсы экономят, и от сложности проблемы. Когда второй способ используется, протагониста можно вывести в «зеркало» и предложить ему со стороны посмотреть как мама с дочкой разговаривают, иногда это очень полезно бывает.
В первом способе больше транса возникает и отождествления с героями, во втором больше возможностей для взгляда со стороны.
Единственное исключение – протагонисту никогда не предлагают сыграть роль насильника в сценах о насилии с риском для жизни и никогда не предлагают сыграть роль жертвы. Вообще сцены с насилием можно только очень аккуратно издалека разглядывать, как в кино. Это техника безопасности.
Но агрессивные роли многим протагонистам очень полезно играть, особенно если есть внутренний запрет на агрессию.
И еще. Все это вполне можно и на индивидуалной сессии делать, и терапевт так же может разные роли играть из клиентской истории, меняясь с ним. А еще – все это даже в воображении можно. Ну вы же помните, что ребеночек научается и в реальности роли играть, и представлять себя в них. Даже работая со снами можно ролями меняться. Например, приснился человеку кто-то непонятный, ну, допустим крокодил. И клиент никак не может догадаться, для чего крокодил приснился. Тогда можно предложить ему стать вот этим самым крокодилом и порасспрашивать, чего ему надо было, чего сообщить-то хотел.

Вот такая история про обмен ролями. Если кто еще не понял, откуда кролик берется, то поясню. Ну, например, человек никогда не мог агрессию выразить, запрещал сам себе. А тут роль злодея какого-нибудь, он ее сыграл – и незаметно сам для себя позлился, покричал, ногами потопал. Глядишь, и интегрировал новую роль внутрь. Или никогда не решался нежные слова кому-то близкому сказать, потому что боялся отвержения. А тут роль сыграл – и нечаянно слова все сказаны. Да еще и ответ с другой стороны услышан. Хитрый человек этот Морено был. Человек играющий.
Tags: психодрама
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments