m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Жили-были

12-б

Это снова иллюстрация на социальную психологию, на "мы" и "они", только на этот раз не на гендерном материале, а на идеологическом. Автор начинает за здравие антисоветского и упокой советского идеологического наследия, а заканчивает борьбой культур за право быть гегемоном. Критика позиции по существу там в комментариях (прогресс всегда в чём-то, в какой-то деятельности, в сравнении с самим собой прежним, а не вера),

с психологической точки зрения,

данная рецензия на кинофильм принадлежит перу "письменного" человека, которому "устный" натурализм претит. Слова "очень точно передает психологическую атмосферу средневекового быта планеты -- грубость и наивность необразованных людей, живущих в грязи, испражнениях, вони, пузырящихся кишках" показывают, что ЖЖ про ярмарку оленеводов на Чукотке, разделку моржа, оленя и кровяную кашу он бы не оценил.


Оригинал взят у minski_gaon в Трудно быть Б-гом (2014)


Братья Стругацкие -- видимо лучшие советские фантасты. И лучшими их делает отказ от прогрессизма. Прогрессизм -- это наивная вера в линейное развитие цивилизации, в прогресс, что завтра мы будем умнее и лучше, чем сейчас. Фантастика в общем-то и была создана в рамках идеи прогрессизма -- Жюль Верн, Александр Беляев. Именно в фантастике пытались проецировать будущее в контексте неумолимого прогресса. Прогрессизмом особенно тяжело болели в Советском Союзе. Марксизм-ленинизм научно доказывал неизбежность прогресса, а простой советский человек верил в светлое будущее всем свои бесхитростным сердцем. Советская реальность была проникнута фантастикой.

И тут Стругацкие пишут фантастические повести, в которых нет места прогрессу и прогрессизму вообще. "Пикник на обочине", "Лес", "Гадкие лебеди" -- это полное отрицание самой возможности прогресса. Даже если есть что-то или кто-то бесконечно умнее нас, мы до этого что-то никогда не доберемся, ни при нашей жизни, ни при жизни наших потомков. Это самые антисоветские повести, написанные советскими писателями за все время существования Советского Союза.

В другой серии произведений, в которую входит повесть "Трудно быть Б-гом", появляются особые персонажи -- прогрессоры, которые должны помогать жителям других планет идти к лучезарному коммунизму более быстрым и уверенным темпом. И вот в "Трудно быть Б-гом" на какую-то планету, человечество которой живет в местном средневековье, забрасывают прогрессоров, которые должны помочь там реализоваться Возрождению как можно быстрее.

И что из этого выходит? Да ничего хорошего. Главный герой, Румата Эсторский, будучи прогрессором, который более 20 лет живет под легендой благородного дона, так и не находит контакта с аборигенами и устраивает резню местной элиты.

Алексей Герман, режиссер экранизации "Трудно быть Б-гом", очень точно передает психологическую атмосферу средневекового быта планеты -- грубость и наивность необразованных людей, живущих в грязи, испражнениях, вони, пузырящихся кишках. Соответствует ли это чужое средневековье нашему? Нисколько! И вот здесь принципиальная мысль Стругацких, антисоветская по замыслу, верно понятая и реализованная в фильме Алексея Германа.

Когда-то в рамках культурной антропологии начали активно изучать так называемые первобытно-общинные племена Амазонии, Центральной Африки, Новой Гвинеи, Полинезии. Основной интерес исследования -- заглянуть в прошлое человечества. Считалось, что эти племена задержались в развитии и по их быту мы можем восстановить быт и культуру доисторического человечества. Но оказалось, что гипотеза абсолютно ложная. Клод Леви-Стросс наглядно показал, что это не так. Эти племена имеют мало общего с доисторическими нами. Это просто иная ветвь развития, но именно иная. Это полностью другая культура, которая так же имеет мало общего с первобытно-общинным человечеством, как и современный житель Нью-Йорка.

Средневековье той планеты -- это не наше средневековье. Оно другое, более развитое, более системное. Это как жители Полинезии, далекие от нашего каменного века. В том средневековье тонкое понимание друг друга, редуцированные формы насилия (которое осуществляется только по отношению к фрикам-"умникам"), ненавязчивый быт с поной автономией частной жизни, чувством дистанции. Это счастливые люди. Они нашли точки равновесия (эквилибриума), когда всем хорошо. И тут эти прогрессоры, которые ненавидят весь этот уравновешенный быт и хотят повелевать и властвовать. Это белые господа, приехавшие в Полинезию учить цивилизации. Понятное дело, что из этого не может получиться ничего хорошего. И Румата Эсторский становится бандитом с сотней верных воинов, готовых убивать и властвовать. Белый господин вместо цивилизации начинает нести смерть. Потому что нет прогресса и нет прогрессизма. Есть желание власти и господства.

Tags: Жили-были
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments