m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Последствия сексуального насилия у детей и подростков

Бадмаева В.Д. Последствия сексуального насилия у детей и подростков // Журнал неврологии и психиатрии. 2009. №12. С. 34-37.

Последствия сексуального насилия у детей и подростков
К.м.н. В.Д. БАДМАЕВА

Consequences of sexual abuse in children and adolescences
V.D. BADMAEVA
Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Москва


Цель исследования состояла в установлении клинических и возрастных особенностей психогенных расстройств у детей и подростков — жертв внесемейного сексуального насилия. Обследовали 90 потерпевших в возрасте от 5 до 18 лет (29 мальчиков и 61 девочка). На различных этапах юридически значимой ситуации у них развивались выраженные психогенные состояния, которые по МКБ-10 были диагностированы следующим образом: острая реакция на стресс (рубрика F43.0 по МКБ-10) — у 84% обследованных, ПТСР (F42.1) — у 14%; кратковременная депрессивная реакция (F43.20) — у 34%, пролонгированная депрессивная реакция (F43.21) — у 24%; фобические тревожные расстройства (F40) — у 16% малолетних (9—13 лет); смешанное расстройство эмоции и поведения (F43.25) — у 12% малолетних. К возрастной специфике психических расстройств относят преобладание нарушений невротического уровня и рудиментарность психопатологических проявлений. Подчеркивают двоякую (неспецифическую и специфическую) роль сексуального насилия в формировании психогенных расстройств у детей.

Ключевые слова: сексуальное насилие над детьми, психогенные реакции, ПТСР, острая реакция на стресс, возрастные особенности.

To establish clinical and age peculiarities of psychogenic disorders in children and adolescences, victims of non-family abuse, 90 victims, aged from 5 to 18 years (29 boys and 61 girls) have been studied. On different stages of legally significant situation, they developed marked psychogenic states which met the following ICD-10 diagnosis: acute reaction to stress (item F43.0) in 84% of patients, PTSD (F42.1) in 14%; short-term depressive reaction (F43.20) in 34%; prolonged depressive reaction (F43.21)
— in 24%; phobic anxiety disorders (F40) — in 16% minors (9—13 years); mixed disturbance of emotions and conduct (F43.25)
— in 12% of minors. The age specifics of mental disorders included the domination of disorders of neurotic level and rudimentary psychopathological signs. The author emphasizes the double (nonspecific and specific) nature of sexual abuse in the formation of psychogenic disorders in children.

Key words: child sexual abuse, psychogenic reactions, PTSD, acute reaction to stress, age specifics.

Проблема сексуального насилия над детьми в настоящее время приобрела большую актуальность в связи с достаточно высокой частотой соответствующих правонарушений и крайне неблагоприятными медицинскими и социальными последствиями для здоровья. Многочисленные исследования свидетельствуют о том, что сексуальные посягательства, оказывая дезорганизующее влияние на всю сферу психической деятельности ребенка, надолго остаются в памяти, влияют на его самооценку, а также дальнейшее развитие и характер будущих отношений с окружающими [12].

Под сексуальным злоупотреблением понимается «во-влечение зависимых, психически и физиологически не-зрелых детей и подростков в сексуальные действия, нарушающие общественные табу семейных ролей, которые они не могут еще полностью понять и на которые не в состоянии дать осмысленного согласия» [14].

Существующая в США Национальная Служба по вопросам насилия над подростками определяет [16] сексуально оскорбительное поведение как действия, совершенные над другим человеком без его согласия, неравноправным образом, либо под принуждением. В данном случае согласие предполагает следующие условия: 1) понимание сути сделанного предложения; 2) знание общепринятых стандартов в отношении того, что предлагается; 3) знание возможных последствий и альтернатив; 4) предположение, что согласие либо несогласие будет воспринято одинаково уважительно; 5) добровольное принятие решения и 6) умственную полноценность. Равноправие подразумевает, что оба участника обладают одинаковым уровнем власти во взаимоотношениях, и ни один из них не находится под контролем или принуждением другого. Принуждение определяется как злоупотребление авторитетом, использование подкупа, угроз или силы, а также запугивание с целью получения взаимодействия или согласия.

Данные о распространенности сексуального насилия над детьми и подростками в разных странах крайне противоречивы. Это cвязано в первую очередь с особенностью таких преступлений — их скрытым характером (семьи стараются скрыть факты сексуального насилия), а также нечеткостью дефиниций и отсутствием у многих жертва декватного эмоционального отношения к ситуации [2, 3, 5, 7, 10]. Вместе с тем по данным ЮНИСЕФ (2000), ежегодно около 1 млн девочек-подростков подвергаются сексуальному насилию, в отношении более 1,5 млн детей и
подростков совершается насилие со стороны отвечающих за их воспитание взрослых, 2 млн детей подвергаются эксплуатации посредством проституции и порнографии.

Сексуальное насилие относят к экстремальным, чрезвычайным ситуациям, приводящим к особым психологическим последствиям — кризисным реакциям. Эти реакции непредсказуемы ни по времени (значит к ним нельзя подготовиться), ни по содержанию (поэтому они воспринимаются как несправедливость, удар судьбы). Характер кризисных реакций зависит от адаптационных возможностей человека, образа его реагирования на жизненные обстоятельства, а также внешней поддержки [1, 3, 11, 16]. Наиболее выраженными они бывают при изнасиловании и описаны исследователями как «синдром травмы изнасилования» [11, 13]. У детей негативные последствия сексуального насилия могут быть весьма разнообразными и по глубине, и по клиническим проявлениям — от легких кратковременных психоэмоциональных сдвигов до посттравматических
стрессовых расстройств с аутоагрессивными тенденциями и формированием патологии личности [7, 8, 10, 11]. Одни из них возникают у ребенка непосредственно после совершенного сексуального посягательства, другие становятся явными по мере его развития, а третьи проявляются
через много лет, когда ребенок вырастает и начинает осознавать суть перенесенного им насилия [12, 14, 15].

Цель настоящего исследования состояла в установлении клинических и возрастных особенностей психогенных расстройств у детей и подростков — жертв сексуального насилия внесемейного типа.

Материал и методы

Обследовали 90 малолетних и несовершеннолетних потерпевших по половым правонарушениям (ст.ст. 131—135 УК РФ), проходивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

В числе обследованных были 46 (51,1%) малолетних детей — от 5 до 14 лет, 26 девочек и 20 мальчиков и 44 (48,9%) несовершеннолетних — от 14 до 18 лет, 35 девочек и 9 мальчиков. Средний возраст потерпевших составил 13,2 года.

В исследовании были использованы клинико-психопатологический, экспериментально — психологический и статистический; дополнительные — сексологический и параклинические методы. Квалификация выявляемых расстройств производилась на основании клинико-диагностических критериев, изложенных в международной классификации болезней (МКБ-10), руководствах и глоссариях по детской и подростковой психиатрии [4, 6, 9].
Tags: судебная психология, то чего не было, травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments