m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Проективная техника Старый заброшенный магазин

Оригинал взят у rorschach_club в Проективная техника "Старый заброшенный магазин"

 

Из проективных техник, которые легли в основу современных приёмов направленного воображения:

Кьелл Рудестам. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика. М. Издательская группа "Прогресс" "Универс" 1993. - 368 с.

 

На стр. 335 читаем "Старый заброшенный магазин"
Цель: В гештальтпсихологии существует ряд упражнения на воображение, иллюстрирующих процесс проекции и помогающих участникам идентифицировать и, возможно, исправлять фрагментарные аспекты их личности. "Старый заброшенный магазин" и другие упражнения были описаны Джоном Стивенсом (Stevens, 1971). Ценность этих упражнений на воображение состоит в том, что участники могут прикоснуться к тем аспектам своей личности, которые никогда полностью ими не осознавались.
Необходимое время: 1 час
Материалы: удобная, тускло освещённая комната.
Подготовка: Руководитель должен обладать опытом, так как это упражнение может вызывать сильные чувства.
Процедура: Лягте на пол, закройте глаза и расслабьтесь. Представьте, что вы идёте вниз по городской улице поздно ночью. Что вы видите, слышите, чувствуете? Вы замечаете маленькую боковую улочку, на которой находится старый заброшенный магазин. Окна его грязные, но, если заглянуть в них, вы можете заметить какой-то предмет. Тщательно его рассмотрите. Отойдите от заброшенного магазина, идите, пока не вернётесь в город.
Опишите предмет, обнаруженный вами за окном заброшенного магазина. Затем вообразите себя этим предметом, описывая его от первого лица. Как вы чувствуете себя? Почему вы оставлены в магазине? На что похоже ваше существование в качестве этого предмета? Через несколько минут "станьте собой" и ещё раз рассмотрите предмет в окне.  Видите ли вы в нём что-нибудь новое? Хотите ли что-нибудь сказать ему?

 

стр. 336
Существует много вариантов этого упражнения. Например, участники могут представить, что они гуляют по старому большому дому, а когда покидают его, уносят с собой какой-нибудь предмет. Или вообразить, что они цветы  и описать свой цвет, форму, соцветия, почву, на которой произрастают, то, как они ощущают солнце, доджь, ветер. Идентифицируясь с предментами, мы проецируем на них какие-то личностные аспекты.
Это упражнение позволяет нам очень быстро погрузиться в самих себя. Убедитесь, что все члены группы чувствуют, что закончили свою работу и у них не осталось незавершённых переживаний.

 

Почитать стенограммы с реальной группы, где участники "ходили в старый город смотреть через стекло старого заброшенного магазина" с интерпретацией, которую руководитель группы-западный психоаналитик потом нам писала,  можно ниже. Имена изменены.

Рая

Здравствуйте, Рая!

                  Спасибо за храбрость пуститься в неприятное путешествие и храбрость повторить его в описании. Ниже изложены интерпретации, которые следовало бы проверить методом свободных ассоциаций, дав характеристики каждому образу, сравнению, эпизоду. Поскольку такой возможности у нас нет, прошу Вас рассматривать их как предварительные аналитические гипотезы.

 

Общие замечания

 

Я трактую город как внутреннюю реальность межличностных отношений, а предмет в витрине как внутриличностное переживание себя, иными словами, самость. Заброшенный магазин, таким образом, представляет Я, каким мы его видим изнутри и снаружи.

Путешествие в заброшенный город – это сложная метафора пути психологического роста и развития Самости. Для такого путешествия необходима способность к интроспекции.

Обмен ролями с предметом в витрине самая сложная часть упражнения. Она требует способностей к рефлексивному мышлению.

В этой части на Раю с улицы (которую я трактую как «реальная Рая сейчас») взирают «Я» Раи (взгляд из глубины магазина) или «самость» Раи (предмет в витрине).

Я понимается здесь как совокупность представлений близких о Вас, которые Вы усвоили и присвоили, сделали своими. Самость понимается как внутреннее несловесное переживание себя, можно назвать его подлинным Я.

 

Оглавление

 

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с Вашим текстом, это отступление от инструкции. Упражнение называлось «Заброшенный магазин», а Вы переименовываете его в «Медитация». Как известно, медитация это умственное действие, направленное на приведение психики человека к состоянию углублённой сосредоточенности. В психологическом аспекте М. предполагает устранение крайних эмоциональных проявлений и значительное понижение реактивности, углубление в состояние покоя.

 

Вы начинаете с того, что открыто полемизируете с ведущим (по инструкции Вы должны были оказаться в «городе, где никого нет, кроме Вас»), утверждая в первых же строках что условие, что в медитации нужно находиться в темноте, вызвает чувство дискомфорта. Так действует психологическая защита под названием проекция. Условие, что нужно находиться в темноте относится к Вашему внутреннему миру, и Вы проецируете его вовне. Вы отказываетесь считать дорогу к заброшенному магазину (путь к себе) таковой и завершаете описание словами К концу медитации физически чувствую холод и озноб.

 

Описанная в Вашем тексте медитация (покой) в темноте, холоде и ознобе передаёт опыт умирания. Можно предположить, что когда-то Вы побывали на грани смерти.

 

Описание пути

 

                   Первое, что бросается в глаза при знакомстве с Вашим текстом, это то, что город переживается Вами вне звуков, запахов и прикосновений. Таким образом, ведущая модальность восприятия у Вас, как и у большинства людей, зрительная. То, что отличает Вас, это внутренний запрет видеть то, на что Вы смотрите (изоляция частей внутреннего опыта на языке психологических защит). Так, разглядывая себя, Вы не видите своё лицо. Если это сделать, возникнут сильные чувства. Запрет действует на зрительное восприятие, но не властен над способностью ощущать и переживать, потому что Вы открыто передаёте чувства. Возможно, у Вас в прошлом был опыт самообмана и последующего разочарования в иллюзиях.

 

Вторая особенность Вашего описания состоит в том, что Вы практически в каждом предложении используете скобки. Таким образом часть пережитого в путешествии во внутренний мир опыта изолируется от основного текста. Эта стилевая особенность похожа на вуаль, скрывающую лицо женщины (см. далее) и трактуется как Ваша излюбленная психологическая защита.

 

В данном тексте, цитируя Вас, я опускаю скобки, чтобы предоставить Вам возможность увидеть себя в ином свете.

 

(Я попадаю на центральную площадь моего родного города Львова)

С самого начала Вы отклоняетесь от инструкции, предписывающей свернуть с главной дороги на боковую улочку. В Вашем тексте зачин даёт основания выдвинуть несколько предположений.

 

1. Конкретика переживания (родной город Львов). Создаётся впечатление, что Вы отказываетесь от свободы, которую дарит воображение, потому что эта свобода опасна. Конкретное воспоминание не что иное как защитный манёвр бессознательного, призванный отвлечь Ваше внимание от какого-то важного переживания.

 

2. Выбор из всех возможных воспоминаний именно Львова (польского города, который не по своей воле стал советским) намекает на то, что речь идёт о травматичном событии, связанном с родными (родиной, Львовом). Возможно, в психологическом плане Вы росли в окружении, где истинная история семьи и рассказываемая другим версия существенно отличались.

 

Описание площади (иду возле ратуши, под ногами брусчатка, улицы непривычно пустынны) усиливает впечатление, что в Вашем внутреннем мире нельзя увидеть вещи, на которые смотришь. Улица по определению это проход между домами. В Вашем описании нет обыкновенных домов. (Нам неизвестно, тесно ли они стоят друг к другу или вразброд, нависают, красуются и т.п.). Возможно, здесь идёт речь о родительской семье, поскольку дома символизируют взрослое окружение в детстве.

 

(Возле ратуши) Возможно, ратуша представляет родительские фигуры. Это единственное строение в городе, которое Вы упоминаете, и это место, где обычно размещаются властные структуры. Если это верно, то родители предстают как недоступные и всесильные.

 

Отношение взрослых к Вам-ребёнку. Солнце и свет это обычно репрезентация авторитарной (родительской) фигуры. В Вашем городе солнца нет. Инструкция упоминала свет фонарей. Вы вводите в описание конкретный фонарь, яркий мужской образ (на перекрёсте улиц вижу фонарь, от него свет падает конусом на землю, спешу к нему, возле света спокойней). Скорее всего, это отец или дед, к которому Вы были привязаны в детстве.

 

(Поворачиваю налево) Можно предположить, что с площади Вы вышли на какую-то улицу, дошли до перекрёстка и на перекрёстке повернули налево. Инструкция предполагала, что Вы с магистральной (родительской) дороги поворачиваете в боковую (свою) улочку. Все эти детали в Вашем описании отсутствуют. Указания, как добраться к собственной самости, крайне расплывчаты.

 

Финальное предписание (двигаться к внешним границам внутреннего мира той же дорогой) Вами тоже нарушается. Вы возвращаетесь к свету фонаря и не сообщаете о выходе из города.

 

Описание магазина

 

Тем не менее заброшенный магазин появляется. Характеристика витрины не содержит в себе указания на пыль (трактуется как депрессивное внутриличностное переживание).

 

Общее впечатление, которое оставляет характеристика магазина (напомню, это Я, каким его определяют наши родители), это его особенное место на улице. Химчистка пахнет химикатами, а зоомагазин специфическим запахом сухого корма. В отличие от запахов булочной, например, они вызывают ассоциации с чем-то резким и необычным, иногда отталкивающим. Возможно, в прошлом у Вас был опыт подобного рода (бойкот, длительная госпитализация).

 

По инструкции Вы заглядываете в заброшенный магазин с улицы. Из дальнейшего описания становится ясно, что Ваше отношение к родительским фигурам неоднозначно: Вы нарушаете инструкцию и на улице не остаётесь. (Захожу внутрь). В психологическом плане Вы скрываетесь от родителей (=домов) в своём Я (=магазине).

 

(Вижу на витрине куклу, о которой мечтала с детства). Потихоньку проясняется, что же запрещено видеть – себя желанную. Ни одного слова, описывающего куклу, в тексте нет. У читателя возникает ассоциация с куклой прошлого века, фарфоровой в роскошном платье.

 

Дальнейшее описание представляет трагедию спутанной идентичности. Видимое внутри себя (в магазине и на витрине) двоится, скобки сопровождают практически каждое утверждение.

В описанной сцене две женские фигуры (по разные стороны стекла) противопоставлены двум стульям. Они противопоставляются как невозможное в наше время – обыденному в наше время, предмет нефункциональный предмету обиходному, ценный – дешёвому, частное - публичному.

 

По-видимому, близкие воспринимали Вас неоднозначно (странно, он то старинный, большой, красивый, то вдруг, как когда-то в столовках – на железных ножках и с сиденьем из кожзаменителя). Я говорю здесь о совокупности представления близких о Вас, потому что на себя Вы смотрите глазами всё-таки куклы. Но об этом предмете, о Вашей подлинной самости, мне неизвестно ничего.

 

Инструкция просит посмотреть на себя реальную, Вы с блеском справляетесь с этой задачей. Женщина, которая видит в витрине подлинное Я, в трауре, на её лице тёмная вуаль (и темнота во всём городе). От неё исходят печаль и грусть. Впрочем, этот траур к Вам реальной сейчас не имеет никакого отношения, потому что её одеяние явно не современного покроя, а относится к прошлому веку. Здесь я хотела бы спросить Вас, не было ли в Вашей жизни трагического события, после которого Вы на несколько месяцев погрузились в депрессию?

 

Важно, что Вы не теряете контакт с подлинным Я, потому что чувствуете, что если удивит лицо женщины, то расстроиться за неё. Вы допускаете описку, заменяя увидит на удивит. О запрете видеть некоторые части опыта я уже писала. Возможно, в данном предложении Вы не столько описываетесь, сколько проговариваетесь. Тот, кто увидит сокрытое, будет весьма удивлён.

 

Даваемые Вами ассоциации в целом позитивно окрашены, кроме фаллических – Вы уточняете, что это фонарный столб – виселица, ветер, страх. Возможно, существует сексуальное переживание, о котором Вам больно вспоминать.

 

Интерпретация

(одна из многих возможных)

 

В Вашем тексте представлена бессознательная попытка отрицать противоречивую, спутанную идентичность. Для Вас это непреходящий источник печали. Возможно, в Вашем детстве были трагические события, оказавшие сильное влияние на личностное развитие.

 

Образы, вводимые Вами в дополнение к инструкции (фонарь и конус света, прошлое магазина) отражают мотивы разрыва. Свет фонаря разрывает тьму, прошлое подменяет настоящее, желаемое - реальное. Противоположности отказываются сходиться в одном предмете. Противоречивый внутренний мир мешает Вас адекватно воспринимать ситуации реального общения.

 

Переживание близости (рассматривание с близкого расстояния) сопровождается ощущением печали и грусти. Помимо проблемы спутанной идентичности, которая уже обсуждалась, это переживание сообщает об изоляции. Опыт самоощущения лишён обратной связи (он не проверяется реальными взаимоотношениями). Через витрину можно видеть кого-то, но нельзя знать, что он думает о Вас и чувствует по отношению к Вам. Вы не пишите, что думает женщина о кукле и что чувствует в связи с увиденным.

 

Резюмируя вышеизложенное, можно заключить, что отсутствие любящих родительских фигур (первых Других, данных нам в опыте) заставляет Вас переживать себя как неуместную здесь и сейчас.

 

В конце упражнения Вы рады, что медитация заканчивается. Это пример встречи с пугающим прошлым, который свидетельствует о сильной мотивации его изменить и, возможно, удивить окружающих, написав новую страницу, где в тексте раскрыты скобки.

 

Спасибо за внимание.


Tags: кейсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments