m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Учимся думать 16

Тезисы 1-9 здесь http://rabota-psy.livejournal.com/373407.html
Тезисы 10-19 здесь http://rabota-psy.livejournal.com/373899.html

Теперь, когда мы отточили свою наблюдательность и хорошо подкованы в теоретическом материале на тему привязанности и лояльности, посмотрим на жизнь современной семьи. И начнём с того, что посмотрим на семью Стива Джобса, - благо, биограф провёл более сорока интервью с самыми разными людьми и оформил разрозненные данные в связный текст.

Я буду вести рассуждения, от тезиса к тезису, а вы в комментариях писать, согласны в данным тезисом или не согласны.

Фотографии действующих лиц есть на странице http://bookz.ru/authors/uolter-aizekson/stiv-djo_549/page-62-stiv-djo_549.html

Джоан никогда не говорила своей дочери, Моне Симпсон, что у неё есть родной брат, отданный на закрытое усыновление. Когда Стив Дж. её нашёл, она уверяла его, что на неё оказывали давление, чтобы она подписала документы на усыновление, и она сделала это только потому, что ей сказали, что он будет счастлив в доме своих новых родителей. Она всегда скучала по нему и страдала из-за того, что отдала его, и извинялась снова и снова.

She immediately began to pour out her emotions. She had been pressured to sign the papers putting him up for adoption, she said, and did so only when told that he was happy in the house of his new parents. She had always missed him and suffered about what she had done. She apologized over and over, even as Jobs kept reassuring her that he understood, and that things had turned out just fine. Once she calmed down, she told Jobs that he had a full sister, Mona Simpson, who was then an aspiring novelist in Manhattan. She had never told Mona that she had a brother, and that day she broke the news, or at least part of it, by telephone.

Стивен Дж. знал о том, что он усыновлённый ребёнок. Его негласные поиски биологической матери начались в ранние 1980-е, - он нанял детектива, которому не удалось ничего найти. Тогда Джобс решил позвонить врачу, чьё имя было написано в свидетельстве о его рождении, выданном в Сан-Франциско. "Оно было в телефонной книге, поэтому я просто набрал его номер", - вспоминает Джобс. Врач отказался ему помочь. Он заявил, что вся документация сгорела при пожаре. Это не было правдой. На самом деле, сразу после звонка Джобса, врач написал письмо, запечатал его в конверт и надписал "Отправить Стиву Джобсу после моей смерти". Когда он, довольно скоро, умер, его вдова отправила письмо Джобсу. В письме врач объяснял, что его матерью была незамужняя выпускница Висконсина по имени Джоан Шибле.

His quiet quest to find her had begun in the early 1980s, when he hired a detective who had failed to come up with anything. Then Jobs noticed the name of a San Francisco doctor on his birth certificate. “He was in the phone book, so I gave him a call,” Jobs recalled. The doctor was no help. He claimed that his records had been destroyed in a fire. That was not true. In fact, right after Jobs called, the doctor wrote a letter, sealed it in an envelope, and wrote on it, “To be delivered to Steve Jobs on my death.” When he died a short time later, his widow sent the letter to Jobs. In it, the doctor explained that his mother had been an unmarried graduate student from Wisconsin named Joanne Schieble.

21. Возникает вопрос, было ли в завещании врача, устроившего передачу ребёнка на усыновление, письмо для Джоан?

Джобс не хотел, чтобы Пол и Клара, которых он считал своими настоящими родителями, знали о его поисках родившей его матери. С чуткостью, которая была нехарактерна для него, и которая свидетельствует о глубоких чувствах, которые он испытывал по отношению к своим родителям, он переживал, не обидит ли их это. Поэтому при жизни матери, Клары Джобс, которая умерла в начале 1986 года, он никогда не искал контактов с Джоан Симпсон. После смерти матери он решил признаться Полу Джобсу, и отец не имел ничего против того, чтобы Стив с ней связался.

Jobs had been reluctant to let Paul and Clara, whom he considered his real parents, know about his search for his birth mother. With a sensitivity that was unusual for him, and which showed the deep affection he felt for his parents, he worried that they might be offended. So he never contacted Joanne Simpson until after Clara Jobs died in early 1986. “I never wanted them to feel like I didn’t consider them my parents, because they were totally my parents,” he recalled. “I loved them so much that I never wanted them to know of my search, and I even had reporters keep it quiet when any of them found out.” When Clara died, he decided to tell Paul Jobs, who was perfectly comfortable and said he didn’t mind at all if Steve made contact with his biological mother.

Джобс ощетинивался на любого, кто называл Пола и Клару Джобс его "приёмными" родителями или полагал, что они не были его "настоящими" родителями. "Они были моими родителями на все тысячу процентов", - говорил он. Когда речь заходила о его биологических родителях, он, напротив, он обрубал: "Они донорские сперма и яйцеклетка. Это не грубость, это так и есть, банк спермы и ничего кроме этого".

He would later bristle whenever anyone referred to Paul and Clara Jobs as his “adoptive” parents or implied that they were not his “real” parents. “They were my parents 1,000%,” he said. When speaking about his biological parents, on the other hand, he was curt: “They were my sperm and egg bank. That’s not harsh, it’s just the way it was, a sperm bank thing, nothing more.”

Джобс верил в воспитание больше, чем в наследственность.

"Я верю в то, что черты характера определяет окружение, а не наследственность, но при этом вы должны немного поинтересоваться своими биологическими корнями" - говорил он. Он также хотел уверить Джоан что то, что она сделала, было правильным. "Я хотел познакомиться с моей биологической матерью главным образом для того, чтобы увидеть, что с ней всё в порядке, и поблагодарить её, потому что я рад, что она не сделала аборт. Ей было 23 года и она через многое прошла, чтобы у неё был я".

“I believe in environment more than heredity in determining your traits, but still you have to wonder a little about your biological roots,” he said. He also wanted to reassure Joanne that what she had done was all right. “I wanted to meet my biological mother mostly to see if she was okay and to thank her, because I’ m glad I didn’t end up as an abortion. She was twenty-three and she went through a lot to have me.”

23. Возможно, Джоан пришлось выбирать между родами и абортом, который в католической религии абсолютно неприемлем, как убийство.

24. Возможно, Джобс злится на мать и его слова "через многое прошла, чтобы у неё был я" это формирование реакции (психологическая защита из континуума отрицания). Джобс отрицает тот факт, что у Джоан не было сына, когда говорит "чтобы иметь сына".

Риторический вопрос, должны ли мы верить Джобсу на слово в том, что наследственность и натура не имеют значения. Имеет, и ещё какое.

25. Дед Джобса по биологической матери, судя по успеху в деньгах, сверхценным идеям на религиозные темы, готовностью браться то за один бизнес, то за другой, был тройственной натурой: эпилептоидной, паранояльной, гипертимной.

26. В семье биологической матери выбор артиста в качестве первой любви, политолога в качестве отца своих детей и тренера по фигурному катанию в качестве человека, чью фамилию носить всю жизнь, может говорить о желании привнести в семейную систему истероидности. То, что дочь стала известной писательницей, а сын знаменит, было для неё важно.

Она никогда не рассказывала дочери Моне о том, что у неё имеется брат. В день, когда Джобс её нашёл, она обрушила на неё эти новости, или по меньшей мере часть, по телефону. "У тебя есть брат, он прекрасен, он знаменит, я собираюсь привезти его в Нью-Йорк, чтобы ты могла с ним познакомиться", - сказала она.

She had never told Mona that she had a brother, and that day she broke the news, or at least part of it, by telephone. “You have a brother, and he’s wonderful, and he’s famous, and I’m going to bring him to New York so you can meet him,” she said.

27. Дед Джобса по отцовской линии был олигарх. Судя по успеху в деньгах, сверхценной идеи образования на Западе и готовности учить как можно больше детей в иностранных университетах в соседних странах и за океаном, был двойственной натурой, эпилептоидно-паранояльной.

Джандали был самым младшим из девяти детей в состоятельной сирийской семье. Его отец владел нефтеперерабатывающими предприятиями и множеством других бизнесов, а также обширными владениями в Дамаске и Хомсе. Некоторое время он почти полностью контролировал цену на пшеницу в регионе. Его мать, как он позже говорил, была "традиционной мусульманской женщиной", "консервативной и подчиняющейся домохозяйкой".

Jandali was the youngest of nine children in a prominent Syrian family. His father owned oil refineries and multiple other businesses, with large holdings in Damascus and Homs, and at one point pretty much controlled the price of wheat in the region. His mother, he later said, was a “traditional Muslim woman” who was a “conservative, obedient housewife.”

28. Биологический отец Джобса, араб из патриархальной семьи, женился на полной противоположности своей матери: другой национальности, другого вероисповедания, других ценностей. Джоан была католичкой, бунтаркой, восставшей против идейного отца, девушкой, имеющей университетское образование, девушкой, нарушающей табу добрачных сексуальных отношений.

29. Возможно, отношения биологических родителей Джобса были основаны на взаимной проективной идентификации (судьбоаналитические отношения). В этих отношениях каждый получил возможность прожить встречу с не-Я и измениться внутренне. Джоан вернулась к американской католической идентичности, "Джон" вернулся к средиземноморской идентичности хозяина своей лавки.

Окончив Висконсинский университет (где он был аспирантом и писал диссертацию по политологии, ассистентом и мог делать академическую карьеру), Джандали оставил преподавание полностью.

She found her father working in a small restaurant. He seemed happy to see her, yet oddly passive about the entire situation. They talked for a few hours, and he recounted that, after he left Wisconsin, he had drifted away from teaching and gotten into the restaurant business.

Как мы уже знаем, вместе с идентичностью преподавателя в университете он оставил и брак с Джоан, и пятилетнюю дочь от этого брака, - чтобы вернуться к своим корням. Не в каждом "маленьком ресторанчике" работает кандидат политологических наук.
Tags: История Стива Дж, сеанс одновременной игры, семейное чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments