m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Психоаналитическая ISTA в полиции

Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.2. – 233 с.

Со стр. 205-214


УДК 351.741
ББК Ю980.92:Х401.13
ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ СОТРУДНИКА ПОЛИЦИИ
КАК ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКИЙ КОНСТРУКТ

Шаповал В.А.
E-mail: vash23@mail.ru

Санкт-Петербургский университет МВД, г. Санкт-Петербург

В контексте современных требований к сотруднику ОВД в качестве валидного психодиагностического конструкта рассматривается концепт «профессионально-психологическое здоровье сотрудника полиции», операционализированный с помощью релевантных тестовых утверждений Психодинамически ориентированного личностного опросника (ПОЛО) «Ресурс»; приводится методология его оценки, прогнозирования и мониторинга в условиях массовых недобровольных психодиагностических обследований.
Ключевые слова: Профессионально-психологическое здоровье сотрудника полиции, Психодинамически ориентированный личностный опросник (ПОЛО) «Ресурс», конструктивные (ресурсно-компенсаторные) и деструктивно-дефицитарные (дезадаптирующе-лимитирующие) компоненты неосознаваемой Я-структуры личности.

Среди главных задач реализации разработанной в России программы масштабных преобразований, Президентом России В.В. Путиным в недавнем выступлении на 16-м Петербургском международном экономическом форуме в очередной раз была названа задача создания правоохранительной и судебной систем, пользующихся безусловным доверием граждан. Необходимость смены модели полиции с «репрессивной» на «партнерскую» указывается и в качестве основных задач продолжающейся в стране «полицейской» реформы.

Суть требований «партнерской» правоохранительной парадигмы к сотруднику полиции хорошо отражена в Инструкции создателя лондонской муниципальной полиции Роберта Пиля (1829): «долг сотрудника полиции состоит в защите и оказании помощи гражданам не меньше, чем в поимке преступников. Проявляя энергию в предотвращении преступлений, он должен рассматривать себя как слугу и защитника общественности и общаться со всеми законопослушными гражданами, независимо от их социального положения, с неизменным терпением, вежливостью и хорошим настроением». Со времен Пиля до настоящего времени в качестве главной задачи полиции Великобритании декларируется служение обществу, гражданам, а затем уже государству и правительству. Если при почти 2-хвековой партнерской стратегии служба в полиции Великобритании достаточно престижна и ни в какой рекламе не нуждается, то с учетом низкого качества рынка трудовых ресурсов, а также имеющих место и широко освещаемых в СМИ резонансных случаев противоправного агрессивно–насильственного поведения сотрудников полиции на службе, в семье и быту, только на формирование положительного имиджа российской полиции и доверительного отношения к ней граждан в ближайшие семь лет (со- гласно государственной программе «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности») планируется потратить почти три триллиона рублей.

В сознании граждан демократического общества сложилось стойкое убеждение в том, что лица, призванные защищать закон, должны проходить тщательный профессиональный отбор, по своим психологическим качествам, интеллектуальным способностям и физиологическим возможностям соответствовать предъявляемым требованиям, обладать безупречными моральными качествами, являться носителями этических норм, принятых в данном обществе, и соблюдать их. По единодушному мнению большинства отечественных и зарубежных исследователей, повышенные требования, предъявляемые к состоянию здоровья и личностным характеристикам сотрудников полиции, кроме экстремального и гиперстрессового характера их профессиональной деятельности, объясняются наделением их широкими властными полномочиями (с правом применения мер принуждения вплоть до использования огнестрельного оружия), от которых во многом зависит свобода личности и авторитет государства. При этом по данным организатора и экс-руководителя неоправданно ликвидированной в постсоветский период психопрофилактической службы МВД, профессора М.В. Виноградова, среди желающих поступить в полицию как тридцать лет назад, так и сегодня до 30 % составляют люди психологически, а иногда и психически нездоровые. И если страдающих психическими расстройствами (как правило, латентными), среди них не так много, то людей с психологическими дефектами (в том числе тщательно скрываемыми) намного больше. Попадая в правоохранительные органы, такие люди, пользуясь властью и вседозволенностью, реализуют свои комплексы и психопатологические наклонности: унижают, издеваются, бьют, насилуют, чем наносят непоправимый урон репутации правоохранительной системы в целом. По мнению ученого, за последние двадцать лет в систему попало большое количество людей с психологическими проблемами и дефектами, многим из которых удалось занять высокие руководящие должности, в связи с чем ведомственной психологической службе предстоит огромная работа.

Как известно, роль одного из пусковых механизмов начала реформирования МВД России сыграло беспрецедентное «расстрельное» дело экс- начальника Царицынского ОВД Москвы майора милиции Д. Евсюкова (2009), после которого в соответствии с распоряжением МВД прошла компания массовых внеплановых психодиагностических обследований сотрудников на предмет выявления у них признаков социально– психологической дезадаптации, кризисных состояний, психических расстройств и злоупотреблений алкоголем и наркотиками; а в одном из пунктов изданного в том же году Указа Президента России «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» Министру внутренних дел было предписано срочно пересмотреть порядок отбора кандидатов в ОВД России с учетом их морально-этических и психологических качеств.

В рамках действия принятого в феврале 2011 г. Федерального Закона «О полиции» по мнению Президента России, должна быть исключена сама возможность приема на службу в ОВД людей с неустойчивой психикой и отклонениями в состоянии психического здоровья. Пересмотр порядка отбора кандидатов в ОВД был реализован в виде утвержденных постановлением Правительства России от 6 декабря 2012 г. №1259 «Правил профессионального психологического отбора на службу в ОВД России», которые были введены в действие специальным ведомственным приказом (от 01.10.2014 № 840дсп) лишь в начале этого года. Указанный приказ существенно изменил традиционный порядок и структуру ППО в основном за счет: 1) передачи большей части полномочий ранее специализирующихся на ППО ведомственных центров психофизиологической диагностики (ЦПД) комиссиям по профессиональному психологическому отбору (психологам подразделений морально-психологического обеспечения ОВД); 2) введения строго установленного перечня автоматизированных психодиагностических методик из меню аппаратно- компьютерных психодиагностических комплексов «Мультипсихометр», массово закупленных для МВД у ЗАО «Научно-производственный центр «ДИП», и отражающих по мнению разработчиков приказа перечень профессионально-важных качеств и факторов риска, перечисленных в «Правилах ППО на службу в ОВД России»; 3) проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа всех без исключения кандидатов на службу (учебу).

Не смотря на тот факт, что до настоящего времени ППО в МВД России был представлен в основном медико-психологическим компонентом, в то время как собственно психологический его компонент все еще находится в стадии становления, эпизодически появляющиеся в СМИ резонансные случаи агрессивно–насильственного поведения и немотивированной жестокости сотрудников полиции на службе, в семье и быту не только резко снижают имидж полиции, но и дискредитируют всю систему ведомственного ППО, красноречиво указывая на вполне закономерные факты ее «несрабатывания». В этой связи Президентом страны и Министром внутренних дел в качестве приоритетной выдвигается задача психологической диагностики как у кандидатов на службу (учебу), так и у действующих сотрудников различных факторов риска девиантного (общественно опасного) поведения.

Серьезные затруднения в успешном решении данной задачи в настоящее время, на наш взгляд, обусловлены следующими обстоятельствами:

1) согласно современным психодинамическим представлениям и криминологическим исследованиям в системе детерминации девиантного поведения человека ведущая роль принадлежит сфере бессознательного, в силу чего его прогнозирование с помощью большинства штатных тестов, отражающих лишь демонстрируемый испытуемыми нормативно-поведенческий «фасад», не представляется возможным и требует разработки новых психодинамически ориентированных психодиагностических методик;

2) ограниченность концептуально-методологических подходов, лежащих в основе разработки большинства применяемых (штатных) тестов, порождает проблему т.н. симулякров – ложных психологических конструктов, являющихся порождением абстракций, не имеющих связи с реальностью и не соотносимых ни с чем, кроме других симулякров (J.Baudrillard, 1981); чем, по мнению профессора А.Н. Алёхина (2011) объ- ясняется ограниченная практическая пригодность подавляющего большинства психологических тестов, таких как MMPI, 16 PF, EPI, CPI и их производных, основанных лишь на вероятностном сходстве реакций испытуемого с тенденциями реакций клинически или психологически верифицированных выборок, отнюдь не означающих тождества их состояний [1];

3) доступностью практически всех штатных тестов вместе с их ключами и правилами интерпретации результатов в сети Интернет, что позволяет испытуемым получать нужные результаты тестирования;

4) низкой компетентностью большинства ведомственных психологов в области тестологии, психологической, клинико-психопатологической и психоаналитической диагностики личности, латентной психопатологии и поведенческих девиаций.

Результаты проведенной нами комплексной психометрической экспертизы таких широко применяемых в целях ППО методик как ММИЛ и МЛО–АМ с использованием процедуры айтем–анализа на материале репрезентативных институциональных выборок кандидатов на службу в ОВД (учебу в образовательную организацию МВД РФ) численностью от 600 до 21000 человек показали нуждаемость данного психодиагностического инструментария в замене или серьезной психометрической коррекции [2].

С учетом вышеизложенного и назревшей необходимости в разработке специальных (закрытых) ведомственных тестов для ППО и дальнейшего психологического сопровождения, основанных на результатах обследований репрезентативных институциональных контингентов сотрудников, нами на основе результатов 20-летних исследований была разработана новая психодиагностическая методика для оценки, прогнозирования и мониторинга профессионально-психологического здоровья сотрудников полиции России – Психодинамически ориентированный личностный опросник (ПОЛО) «Ресурс».

Контент-анализ требований к профессионально-психологическим характеристикам и здоровью кандидатов на службу и сотрудников полиции, отраженных в специальных федеральных законах и подзаконных нормативно-правовых актах (включая «Правила профессионального психологического отбора») показывает, что большинство из них могут быть объединены с помощью вводимого нами интегрального психологического концепта «профессионально-психологическое здоровье сотрудника полиции» (ППЗ).

В контексте современного компетентностного подхода ППЗ правомерно рассматривать как универсальную профессиональную мета–компетенцию сотрудника, под которой мы понимаем основную характеристику человека (объединяющую особенности его индивидуальности, набор личностных черт, поведенческих характеристик, мотивов, я-концепцию, отношения, ценности), причинно связанную с высокоэффективным (успешным, компетентным, превосходным) выполнением профессиональной деятельности полицейского в различных ситуациях, в течение достаточно продолжительного времени; а также облегчающую приобретение других компетенций).

В отличие от патоцентрически ориентированного понятия «психическое здоровье», ППЗ содержательно трактуется нормоцентрически, отражая качество нормы, наличие и степень развития личностных ресурсов, необходимых для успешного функционирования в социальной сфере, как в обычных, так и в экстремальных ситуациях, личностную и субъектно-профессиональную идентичность (В.А. Ананьев, И.В. Дубровина, Э. Эриксон; Г. Аммон, Л.Б. Шнейдер). При этом по меткому выражению Б.С. Братуся, для все большего количества современных людей (включая сотрудников ОВД) сегодня становится характерным диагноз: «психически здоров, но личностно (психологически) болен».

Концепт «ППЗ сотрудника полиции» имплицитно присутствует, включает в себя или тесно связан с такими понятиями и формулировками нормативно-правовых актов, как: «отсутствие факторов риска девиантного (суицидального, аддиктивного, коррупционного и др.) поведения»; «способность по своим личным и деловым качествам выполнять служебные обязанности сотрудника ОВД», «психологическая устойчивость», «надежность профессиональной деятельности», «эмоциональная зрелость личности»; «профессионально значимые психологические качества личности», «уровень волевой регуляции поведения», «уровень правосознания и нравственных убеждений», «профессионально-нравственный облик сотрудника, обусловленный требованиями государства и общества» и др. Однако для эффективного решения задач ППО важен не просто эклектичный (до бесконечности) подбор различных черт и поведенческих характеристик психологически здорового (профессионально пригодного) или психологически нездорового (профессионально непригодного) кандидата (сотрудника), а адекватная, выполняющая роль карты, целостная концепция, в которой четко прослеживаются понимание сущности человека, его бессознательного, основных стремлений и побуждений; специфика психологической нормы, причины ее возможных отклонений; условия, методы и техники оказания действенной психологической и психотерапевтической помощи.

В качестве такого рода концепции, объясняющей широкий спектр состояний – от «идеального» профессионально-психологического здоровья (включая его морально-этическую составляющую) до грубых психотических и личностных расстройств нами была отобрана гуман-структурная психодинамически ориентированная модель личности Г. Аммона, позволяющая рассматривать ППЗ как соотношение конструктивных (ресурсно- компенсаторных) и деструктивно-дефицитарных (дезадаптирующе-лимитирующих) компонентов неосознаваемой Я-структуры личности сотрудника.

Данная методологическая парадигма позволила операционализировать концепт ППЗ в поддающийся квалиметрии валидный психодиагностический конструкт с помощью специально разработанных шкал ПОЛО «Ресурс». Исходным прототипом последнего послужил Я-структурный тест Г. Аммона (ISTA), базирующийся на той же концепции личности и представляющий собой оригинальную опросниковую методику, позволяющую в диагностической ситуации клиента измерять его бессознательное с помощью набора утверждений, операционализирующих опыт групп-аналитического наблюдения. После многоэтапной психометрической экспертизы с использованием корреляционного, факторного и айтем-анализа, цикличной коррекции и рестандартизации опросника для ситуации экспертизы русскоязычная версия ISTA была трансформирована в ПОЛО «Ресурс» (В.А. Шаповал, 2000, 2004, 2006, 2008, 2012), специально предназначенный для массовых скрининговых и мониторинговых недобровольных психодиагностических обследований сотрудников ОВД [3].

В последнюю версию опросника были включены лишь 25 (11%) исходных пунктов ISTA, а его мужской вариант (190 it) содержательно отличается от женского (208 it) по 121 пункту. Кроме 18 шкал идентичных по описанию с ISTA, ПОЛО «Ресурс» содержит триаду шкал тестовых установок (L, F, K), триаду интегральных шкал (общей конструктивности, деструктивности, дефицитарности Я-структуры личности) и их производных (адаптационного потенциала и потенциала психической активности); блок авторских шкал, указывающих на тип имеющей место или вероятной психической дезадаптации (психосоматический, психопатоподобный, невротический, тормозимый); а также интегральную шкалу общей дезадаптации (социо-психо-соматической проблемности).

Для повышения валидности интегральных критериев градации испытуемых на группы профессионально–психологического здоровья кроме шкал опросника, основанных на концептуально-содержательной валидности, нами были также разработаны шкалы, базирующиеся на конвергентной (показатель субъектно-профессиональной идентичности) [4] и критериальной валидности (показатель профессионально-психологической успешности) [5]. В настоящее время на основе внешних критериев ведется работа над созданием новых дополнительных шкал ПОЛО «Ресурс»: склонности к алкогольной аддикции, коррупционной неустойчивости, склонности к насилию, прокрастинации, эффективной самоорганизации, виктимности, склонности к риску, готовности к риску и др.

На основе группы отобранных «позитивных» и «негативных» шкал ПОЛО «Ресурс» нами были получены интегральные индексы (личностные компетенции), характеризующие соотношение ресурсных и лимитирующих компонентов неосознаваемой Я-структуры личности испытуемого:

1) ресурс личностной конструктивности (общий, ядра личности, ядра личности с коррекцией);
2) ресурс субъектно-профессиональной идентичности (общий, ядра личности, ядра личности с коррекцией) и
3) ресурс профессионально-психологической успешности.

Итоговый 4-уровневый психодиагностический показатель – «группа ППЗ», содержащий в себе диагностический, прогностический, экспертный и организационный аспекты, рассчитывается с помощью решающих правил, полученных на основе регрессионного и дискриминантного анализа вышеприведенных 7-уровневых интегральных индексов, каждый из которых рассчитывается с учетом пола и возраста испытуемого.

Дискриминантная модель с высокой долей вероятности позволяет предсказывать (классифицировать) принадлежность испытуемого к одной из 4 категорий ППЗ на основе метрических переменных, не зависящих от нормальности распределения психодиагностических показателей.
Психодиагностический комплекс ПОЛО «Ресурс» реализован нами в виде экспертно-диагностической системы (ЭДС) для оценки, прогнозирования и мониторинга ППЗ сотрудников полиции, включающей модуль автоматизированного ввода бланковых форм с данными тестирования на основе лицензионной программы ABBYY FormReader (FlexiCapture) и авторской программы (В.Н. Арсеньев, В.А. Шаповал, 2000, 2006, 2012), реали- зованной в Microsoft Visual Basic, интегрированной с Microsoft Office Ac- cess (или привязанной к полям базы данных FlexiCapture с помощью Web– скриптов), позволяющей представлять результаты как в индивидуальной (психограмма Я-структуры личности с кратким психодиагностическим заключением), так и в групповой (матрица данных в Microsoft Office Access или Microsoft Office Excel) форме, а также осуществлять статистическое манипулирование не только «сырыми» и Т-бальными значениями, но и первичными ответами на пункты опросника больших репрезентативных выборок испытуемых, необходимое для проведения психометрических экспертиз, совершенствования психодиагностической системы ПОЛО «Ресурс» и разработки новых тестов и шкал.

Успешность функционирования разработанной ЭДС обеспечивается учетом следующих теоретических и организационно–методологических принципов ее построения:
а) валидностью и надежностью психодиагностического инструментария, разработанного на основе релевантной личностной концепции, позволяющей совмещать в себе возможности пато- и ресурсоцентрической диагностики (прогнозирования), основанных на оценке не столько «фасадных», сколько глубинных, неосознаваемых личностных структур и поведенческих паттернов;
б) уровневым принципом организации, интеграции и представления итоговой психодиагностической информации, позволяющий осуществлять градацию испытуемых по степени выраженности измеряемых показателей на критериальные группы с соответствующими диагностической и прогностической оценками, экспертным выводом, организационным решением, рекомендациями по предназначению, адресными психокоррекционными, психотерапевтическими и реабилитационными программами, позволяющими выстраивать эффективную модель системы дальнейшего психологического обеспечения сотрудника полиции (курсанта образовательной организации МВД России);
в) широким использованием современных информационных (компью- терных) технологий (ИТ), обеспечивающих надежную автоматизированную обработку данных, вариативность представления индивидуальных и групповых заключений; организацию, накопление, статистический анализ и ведение многомерных баз психологических данных;
г) регулярным (цикличным) совершенствованием системы на основе принципа обратной связи, включающего периодическую психометрическую экспертизу и коррекцию психодиагностического инструментария; интеграцию в нее новых психодиагностических комплексов, разработку новых внешнекритериально ориентированных шкал и критериев оценки испытуемых специфических институциональных выборок испытуемых с учетом их гендерных, возрастных, ведомственных, профессиональных, территориальных, этнических, культурологических и других отличий.

По результатам пилотажных катамнестических и ретроспективных ис- следований глубина прогноза психодиагностических показателей ПОЛО
«Ресурс» в отношении внешнего критерия (экспертных оценок) психологической устойчивости и успешности обучения курсантов в военном институте МВД составила 5 лет, а в отношении эффективности профессионально–служебной деятельности офицера-выпускника по результатам отзывов из войск – 6 лет, что свидетельствует о прогностической валидности экспертно–диагностической системы.

По своему предназначению и месту в структуре профессиональной деятельности психолога ОВД ЭДС для оценки и прогнозирования ППЗ сотрудников полиции сочетает в себе характеристики замещающего (при отсутствии или некомпетентности специалиста), обучающего (при недостаточной компетентности специалиста в области психодиагностики и психодинамического подхода), и развивающего (для совершенствования профессиональной компетентности специалиста в сфере психодиагностики и психодинамически ориентированных подходов).

С учетом возможностей современных ИТ (например, организации единого ведомственного центра обработки данных в он-лайн и оф-лайн режимах) данная ЭДС позволяет решать задачи оценки и оперативного психодиагностического мониторинга групповых (эпидемиологических) показателей социального ППЗ (профессионально-психологической пригодности, надежности, боеспособности, морально-психологического состояния, коррупционной устойчивости и др.) служебных коллективов, подразделений и иных неограниченных по численности контингентов сотрудников полиции (правоохранительных органов, военнослужащих, государственных служащих) на разных уровнях ведомственной вертикали (локальном, районном, городском, областном, федерально-окружном, общеминистерском, межведомственном, общегосударственном). В данном аспекте речь может идти об инновационном направлении в комплексной экспертной оценке эффективности функционирования правоохранительных органов, силовых структур, государственных образовательных учреждений и организаций – психологическом аудите.

Литература
1. Алёхин, А.Н. Методологический диагноз психологической диагностике / А.Н. Алёхин // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2011. – N 2. – http://www.mprj.ru/archiv_global/2011_2_7/nomer/nomer01.php.
2. Шаповал, В.А. К вопросу о психометрической экспертизе и разработке психодиагностического инструментария для массовых обследований кандидатов на службу и сотрудников ОВД / В.А. Шаповал // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2013. – № 3 (59). – С. 198 – 209.
3. Шаповал, В.А. Метод оценки и прогнозирования психологического здоровья и профессиональной идентичности кандидатов на службу и сотрудников МВД на основе Психодинамически ориентированного личностного опросника (ПОЛО) «Ресурс»: учебно-методическое пособие / В.А. Шаповал. – СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2013. – 385 с.
4. Шаповал, В.А. Профессиональная идентичность сотрудников органов внутренних дел: система оценки, прогнозирования и мониторинга в контексте психодинамического подхода: монография / В.А. Шаповал – СПб.: Изд–во СПб ун–та МВД России, 2014. – 256 с.
5. Шаповал, В.А. Оценка и прогнозирование профессионально-психологи- ческой успешности сотрудников ОВД с помощью психодинамически ориенти- рованного личностного опросника (ПОЛО) «Ресурс» / В.А. Шаповал, И.А. Воро- бьев // Актуальные проблемы педагогики и психологии в правоохранительной деятельности (Васильевские чтения – 2012): материалы межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 18 мая 2012 г. / сост.: В.М. Стат- ный, Н.В. Дементьева СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2012. С. 260–271.
Tags: теоретическая модель, тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment