m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Таков наш национальный бестселлер (с)

Русский характер сондианской ересью

Давайте сравним размышления нашего современника, доктора философских наук, - мы читали их в подзамочных постах здесь:

Олейников Ю.В. Инфантильный социум? – М: Изд-во Российского государственного социального университета, 2007. – 172 с.
Со стр. 95-129
http://rabota-psy.livejournal.com/324937.html
http://rabota-psy.livejournal.com/325222.html
http://rabota-psy.livejournal.com/325626.html
http://rabota-psy.livejournal.com/325809.html
http://rabota-psy.livejournal.com/326250.html
http://rabota-psy.livejournal.com/333688.html
http://rabota-psy.livejournal.com/333981.html
http://rabota-psy.livejournal.com/344489.html
http://rabota-psy.livejournal.com/344581.html
http://rabota-psy.livejournal.com/351202.html

и литературный взгляд на русский характер.

Возьмём русский роман, выдержавший 8 прижизненных изданий, более 20 переизданий в девятнадцатом веке и 38 переизданий в двадцатом, "Юрий Милославский, или Русские в 1612 году". Книга Михаила Николаевича Загоскина - это мануал по острому стрессовому расстройству: каждые пять страниц непосредственная угроза жизни в безнадёжной ситуации, - сказали бы мы сегодня. Герой и героиня не встретили сорокалетия и умерли в один день. Таков наш национальный бестселлер.

Дилемма "плохого хорошего человека"

Книга М.Н. Загоскина на уровне идей - конфликт мира и антимира. Просоциальная идея "поступай с другими, как хочешь, чтобы поступали с тобой" вступает в борьбу с антисоциальной идеей "умри ты сегодня, а я завтра". По сюжету, судьбу героев романа меняет встреча с "плохим хорошим человеком" Киршей. Плут и убийца, который спасает и творит добро, встречается с тем, кто "и не друг, и не враг, а так", - казак Кирша встречается с Юрием Милославским, который в конфликте лояльности не знает, кому быть верным: пришедшему с Запада правителю, королевичу Владиславу, или делу своего отца.

В том, что перед нами архетип, убедительно подтверждает слава главного героя кинофильма "Брат", - Данилы Багрова. Он так же плутует и убивает, как и Кирша, так же спасает и творит добро и так же ведёт себя как человек с дезорганизованным типом привязанности. Оба молоды, и оба на жизненном пути встречают людей, которые не могут выбрать, кому быть верным. Старший брат Данилы и женщина, к которой у него чувства, люди с неразрешённым конфликтом лояльности. Старший брат не знает, быть "за брата" или "за бандитов". Женщина не знает, быть "за Данилу" или "за мужа". Юрий Милославский не знает, быть за польского королевича или за народное ополчение, - это взаимоисключающие "мы".
Русский характер, каким его показывает литература, завязывает в один узел два разных конфликта: между ценностями мира и антимира, и между взаимоисключающими "мы".

К слову, роман о Юрии Милославском - произведение русской классической литературы, любимое поколениями гимназистов, известное всем и каждому, никогда не было экранизировано, ни в СССР, ни в Российской Федерации. Нет ни кино, ни телефильма, - даже по мотивам книги М.Н. Загоскина (1789-1852). Его биограф пишет:

Наконец, в 1829 г., появился наделавший в свое время много шуму его знаменитый роман «Юрий Милославский». Много лет собирал для него З. материалы и целых полтора года (1828—29) занимался их обработкой. Погруженный по целым дням в чтение исторических документов, необходимых для всестороннего изучения избранной им эпохи, он зарабатывался до того, что, по свидетельству современника, «на улицах не узнавал никого, не отвечал на поклоны, не слыхал приветствий». Видя все это, друзья и знакомые З. ждали от него чего-нибудь необыкновенного и, как оказалось, не ошиблись в своих надеждах. При появлении этого романа, составившего целое литературное событие, «восхищение было общее, единодушное, — говорит Аксаков: не много находилось людей которые его не разделяли. Публика обеих столиц и вслед за нею, или почти вместе с нею, публика провинциальная пришла в совершенный восторг. Впоследствии, не так скоро, но прочно, без восторга, но с каким то умилением начала читать и читает до сих пор «Юрия Милославского» вся грамотная Русь. Все обрадовались «Юрию Милославскому», как общественному приятному событию, все обратились к Загоскину: знакомые и незнакомые, знать, власти, дворянство и купечество, ученые и литераторы — обратились со всеми знаками уважения, с восторженными похвалами; все, кто жили или приезжали в Москву, ехали к З.; кто был в отсутствии — писали к нему. Всякий день получал он новые письма, лестные для авторского самолюбия». Жуковский писал ему: «Получив вашу книгу, — я раскрыл ее с некоторой недоверчивостью и с тем только, чтобы заглянуть в некоторые страницы, получить какое-нибудь понятие о слоге вообще. Но с первой страницы перешел я на вторую, вторая заманила меня на третью, и вышло, наконец, что я все три томика прочитал в один присест, не покидая книги до поздней ночи. Это для меня решительное доказательство достоинства вашего романа». Пушкин говорит: «З. точно переносит нас в 1612 год. Добрый наш народ, бояре, казаки, монахи, буйные шиши — все это угадано, все это действует, чувствует, как должно было действовать, чувствовать в смутные времена Минина и Авраамия Палицына. Как живы, как занимательны сцены старинной русской жизни, сколько истины, добродушной веселости в изображении характеров Кирши, Алексея Бурнаша, Федьки Хомяка, пана Копычинского, батьки Еремея! Романическое происшествие без насилия входит в раму обширнейшую происшествия исторического. Автор не спешит своим рассказом, останавливается на подробностях, заглядывает в сторону, но никогда не утомляет читателя. Разговор (живой, драматический везде, где он простонароден) обличает мастера своего дела». Белинский назвал «Юрия Милославского» «первым хорошим русским романом». «Не имея художественной полноты и целости, он отличается необыкновенным искусством в изображении быта наших предков, когда этот быт сходен с нынешним, и проникнут необыкновенной теплотою чувства. Присовокупите к этому увлекательность рассказа, новость избранного поприща, на котором автор не имел себе ни образца, ни предшественника — и вы поймете причину его необычайного успеха». Позднее тот же критик говорит: «Юрий Милославский» явился очень вовремя, когда все требовали русского и русского... Все лица романа — осуществление личных понятий автора: все они чувствуют его чувствами, понимают его умом.... и однакож роман произвел в публике фурор: он был первой попыткой на русский исторический роман; сверх того, в нем много теплоты и добродушия, которые сделали его живым и одушевленным; рассказ — легкий, льющийся, увлекательный: ничему не верьте, а читайте словно «Тысячу и одну ночь». «Его и теперь можно перелистывать с удовольствием». Баснописец И. И. Дмитриев, кн. А. А. Шаховской, Н. И. Гнедич, Оленин и др. дружески приветствовали в З. новый могучий талант. Вальтер Скотт, Проспер Мериме и фон Ольбер — письменно засвидетельствовали автору «Юрия Милославского» свое удивление его прекрасному таланту.


Я процитирую (много раз) эту книгу и прокомментирую её в открытом доступе, чтобы проиллюстрировать тезис: предыдущим поколениям был доступен другой уровень обобщения социального опыта, чем нынешним.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments