m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Category:

Почему боятся надёжно привязанные?

Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.2. – 233 с.

Со стр. 137-142


УДК 316.613.4 + 159.923 ББК Ю954.2
ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДИК ДЛЯ ДИАГНОСТИКИ ТИПОВ ПРИВЯЗАННОСТИ «ШКАЛА ОПЫТА В БЛИЗКИХ ОТНОШЕНИЯХ», ECR (К. БРЕННАН) И «ОПРОСНИК ОТНОШЕНИЙ», RSQ (Д. ГРИФФИН, К. БАРТОЛОМЬЮ)

Пушкина А.В.
E-mail: anna.pushkina.nsk@gmail.ru

Новосибирский государственный технический университет, г. Новосибирск

При исследовании взаимосвязи межличностной привязанности и социальных страхов, используя опросники, разработанные на основании одной и той же теоретической модели Дж. Боулби, были получены противоречивые данные. Мы считаем, что полученное противоречие возникает вследствие расхождения конструктов привязанности, представленной в данных моделях, несмотря на то, что они исходят из одной теоретической модели.
Ключевые слова: межличностная привязанность, социальные страхи, конструктная валидность, адаптация.

Нами было проведено исследование взаимосвязи межличностной привязанности и социальных страхов. В исследовании мы использовали методики: для измерения социальных страхов – опросник социальной тревоги и социофобии (О.А. Сагалакова, Д.В. Труевцев), для исследования межличностной привязанности – «Шкала опыта в близких отношениях», ECR (К. Бреннан и Р.К. Фрейли) и “Опросник отношений”, RSQ (Д. Гриффин, К. Бартоломью), адаптированые А.А. Федоровым [5]. Эмпирическую базу исследования составили: молодые взрослые (76 человек) в возрасте от 20 до 35 лет (средний возраст: 28 лет), с высоким, средним и низким уровнем социальных страхов, мужчины (34 человек) и женщины (42 человека), жители Новосибирска, имеющие высшее образование, работающие в различных сферах деятельности.

Психодиагностический Опросник социальной тревоги и социофобии (О.А. Сагалакова, Д.В. Труевцев) устанавливает выраженность социальных страхов, позволяет определить ведущий тип социальной тревоги (дифференциальная диагностика). Состоит из 29 вопросов, каждый вопрос является определенной социальной ситуацией оценивания. Данный опросник использовался нами для формирования эмпирической базы исследования.

«Шкала опыта в близких отношениях» К. Бреннан и П. Шейвер (Experiences in Close Relationship, ECR) – разработана для измерения субъективных различий взрослых в отношении межличностной привязанности. Методика создана К. Бреннан, Ц. Кларком и П. Шейвером в 1998 году. Состоит из 36 высказываний, составляющих две шкалы: 1) Anxiety (тревога в аспекте привязанности); 2) Avoidance (избегание близости в аспекте привязанности). Первая показывает насколько субъект испытывает доверие, уверенность, чувствует безопасность/сомневается, чувствует надежность/хрупкость в отношениях со значимым близким. Вторая шкала отражает страх развития зависимости от значимого другого, т.е. при высокой значимости близкого человека, отмечается избегание близких отношений, дискомфорт при сближении с близким человеком, вследствие страха контроля и «поглощения» этим человеком.

Основываясь на этих двух измерениях, К. Бреннан с соавторами выделяет четыре типа межличностной привязанности: надежный, амбивалентный, замкнутый и боязливый. Надежный – низкое избегание и низкая тревога в отношениях привязанности, межличностные отношения содействуют самоценности личности, формируют комфорт в близких отношениях. Замкнутый стиль (низкая, тревожность при большом избегании) сопряжен с отрицанием потребности в привязанности, эмоциональной дистанцированностью со значимым близким, неумением проявлять чувства. Амбивалентный (высокая тревожность, низкое избегание) характеризуется чрезмерным беспокойством предполагаемой потери близкого человека, боязнью расставания, что может проявляться в раздражении, протесте, ревности, страхе и чрезмерной зависимости. Боязливый стиль межличностной привязанности (высокое избегание и высокая тревожность) приводит к низкой самоценности, избеганию межличностных взаимодействий, страхом близких отношений.

«Опросник отношений» Д. Гриффин, К. Бартольмью (Relationship Scales Questionnaire, Griffin, D. W., Bartholomew, K., 1994) разработан на основании отношения к себе и отношения к другим (позитивного или негативного), он представляет четырехфакторную модель привязанности для взрослых [2]. Надежный (тип А, Secure) – позитивное отношение к себе и к другим, при котором характерно переживание счастья, доверия
при взаимодействии с другими людьми, возможность установления и поддержания близких отношкний при сохранении автономии. Отвергающий (тип С, Dismissing) – позитивное отношение к себе при негативном отношении к другим, при котором человек боится, избегает близких отношений в силу важности собственной независимости. Амбивалентно–тревожный (тип В, Preoccupied) – негативное отношение к себе при позитивном отношении к другим, чрезмерная обеспокоенность принятия себя другими людьми, страх отвержения. Боязливый тип межличностной привязанности (тип D, Fearful) – негативное отношение как к себе, так и к другим людям, боится других людей, испытывает страх раскрытия перед другими вследствие возможности причинения боли другими людьми.

В работе мы использовали адаптацию методик, произведенную Федоровым А.А. Им был проведен перевод, его рецензирование и обратный перевод. Валидность и надежность методов подтверждена исследованиями, опросники соответствуют всем требованиям, предъявляемым к психометрическим стандартам [5].

Адаптированный русскоязычный вариант методики «Опыт близких отношений» содержит 36 утверждений, которые включают два измерения привязанности: Avoidance (избегание интимности) и Anxiety (боязнь отвержения). Шкалы состоят из 18 пунктов, как и в оригинальной версии. Для оценивания используется семибалльная шкала Ликерта: (1) соответствует – «совсем не похоже на меня», (7) соответствует – «очень похоже на меня». Полученные баллы суммируются, подсчитываются средние и рассчитываются стили привязанности по формулам:

надежный СП = avoidanc*3.2893296 + anxiety*5.4725318 – 11.5307833.
боязливый СП = avoidanc*7.2371075 + anxiety*8.1776446 – 32.3553266.
тревожный СП = avoidanc*3.9246754 + anxiety*9.7102446 – 28.4573220.
замкнутый СП = avoidanc*7.3654621 + anxiety*4.9392039 – 22.2281088.

Где, avoidanc – средний балл по шкале избегания, anxiety – средний балл по шкале тревоги. Максимальный балл по шкале определяет ведущий стиль привязанности у респондента.

В адаптированной версии опросника «Опыт отношений» К.Бартоломью содержится три шкалы: Secure-fearful (надежный–боязливый), высокие баллы по данной шкале свидетельствуют о надежной привязанности, низкие – о боязливой, Dismissing (замкнутый) и Preoccupied (тревожный). Для оценки используется пятибалльная шкала Ликерта – (1) соответствует ответ «совсем на меня не похоже», (5) соответствует – «очень на меня похо- же». Баллы, набранные по шкалам, суммируются. Какому стилю соответствует большее количество баллов, тот и является доминирующим.

Теоретической основой обоих опросников является теория привязанности Дж. Боулби. Привязанность формируется в отношениях между матерью и ребенком, в дальнейшем служит прототипом дальнейших отношений (привязанностей) человека.

В проведенном исследовании взаимосвязи межличностной привязанности и социальными страхами мы получили противоречие: с одной стороны, получены значимые отрицательные связи всех шкал опросника социальной тревоги и социофобии со шкалой S (RSQ) (r = – 0,45, r = – 0,42, r = – 0,50, r = – 0,26, r = – 0,44, r = – 0,42 соответственно при p < 0,05), что свидетельствует о том, что чем меньше надежный стиль привязанности, тем выше выраженность тревоги и страхов в социальных ситуациях. С другой стороны, получены положительные связи с шкалой «Надежная привязанность» опросника ECR (r = 0,50, r = 0,46, r = 0,52, r = 0,34, r = 0,40, r = 0,42 соответственно при p < 0,05), что говорит о том, что чем выше надежный тип привязанности, тем более выражены социальные страхи. При этом, по обоим опросникам отмечается отсутствие взаимосвязей всех параметров социальных страхов со шкалой D (замкнутый) опросника RSQ и со шкалой AV (избегание) опросника ECR, которые близки по содержанию в обоих опросниках.

При качественном анализе опросников мы обнаружили отличие в том, что в утверждениях ECR К. Бреннан отражаются различные аспекты отношений с партнером (значимым близким): «когда партнер...», «...с моим партнером» и т.д., методика отражает конкретные отношения (в вопросах ставится акцент на значимом близком). В методике RSQ К. Бартоломью акцент преимущественно на взаимодействии с людьми вообще: «я буду переживать, если другие люди...», «меня тревожит то, что другие люди...» и т.д. Таким образом, К. Бартоломью смещает акцент со значимой фигуры на людей вообще, трудно представить конкретного близкого, при данной формулировке утверждений. Для исключения ошибки перевода мы просмотрели две различные версии перевода и адаптации опросника К. Бартоломью [2, 5], оказалось, они выглядят эквивалентно: «Мне приятно испытывать близость и/или взаимозависимость: легко сближаться с другими людьми, чувствовать свою зависимость от них и их зависимость от меня. Я редко беспокоюсь о том, что меня могут бросить или о том, что кто–то может слишком сильно сблизиться со мной» [2]; «Мне сложно зависеть от других людей», «Меня беспокоит, что я могу остаться в одиночестве» [5]. Поэтому, мы предположили, что конструкт межличностной привязанности в опроснике К. Бартоломью отличается (не точно отражает) от теории Дж. Боулби. К. Бартоломью опирается на определение привязанности: «Генерализованный, или глобальный, тип привязанности – это стиль значимых отношений, обычно устанавливающийся у индивида, независимо от их видоспецифичности (детско-родительские, дружеские или романтические)» [1]. Однако в утверждениях нет четкой содержательной связи, объект привязанности размыт (другие люди). В беседе с респондентами большинство отвечали на вопрос, что они подразумевали, отвечая на вопросы методики RSQ, под «близкими отношениями»: «быть принятым в компанию», «трудности контакта с окружающими», «другие – это те, кто со мной общается» и т.д.

Вопросы опросника социальной тревоги социофобии О. Сагалаковой также преимущественно отражают ситуации с людьми в общем: «...находясь в кафе, в глазах окружающих...», «...при выступлении перед аудиторией» и т. д. Для исследования социальных страхов, отсутствие конкретизации на отдельном человеке, отражает понятие социофобий: страх перед человеком вообще. В большинстве случаев, когда пациент указывает на социальные страхи, он обозначает группу: аудиторию, противоположный пол и т.д. Утверждения в опросниках К. Бартоломью и О. Сагалаковой формулируются без выделения конкретного лица. Респонденты, отвечая на вопросы про незнакомое общество (в опроснике социальной тревоги), выбирают варианты ответа, которые содержат тревогу, беспокойство в ситуациях взаимодействия с людьми («Бывает ли так, что в компании Вы ведете себя нарочито свободно, стараясь скрыть свое волнение», «бывает ли, что, встречаясь с незнакомыми людьми, Вы испытываете беспокойство и волнение, т.к. не знаете, как себя вести»), что находит отражение в вопросах опросника К. Бартоломью («меня беспокоит, что меня могут бросить», «люди никогда не находятся рядом, когда в них нуждаешься» и т.д.). Это объясняет обратную связь между надежной межличностной привязанностью (опросник RSQ) и социальными страхами.

В то время как в отношениях со значимым близким, респонденты с социальными страхами, могут проявлять большее доверие, при этом одномоментно испытывая страх отвержения, боязнь близости и часто выбирая «безопасную изоляцию». В беседе респонденты подчеркивали, что, отвечая на вопросы опросника «Опыт близких отношений», под партнером понимали значимого близкого человека: жену (мужа, любимого), мать (отца), детей, родственников, друзей. Т.к. все показатели методики социальной тревоги и социофобии коррелируют со всеми шкалами опросника ECR, за исключением шкалы AV (избегание), то нет прямой зависимости конкретного стиля привязанности и социальных страхов. Исходя из этого, мы предположили, что социофобии в незначительной степени зависят от межличностной привязанности: у людей с надежной межличностной привязанностью могут быть социофобии, что требует дальнейшего исследования.

Таким образом, мы считаем, что полученное противоречие можно объяснить с помощью расхождения конструктов привязанности, представленной в данных моделях, несмотря на то, что они исходят из одной модели Дж. Боулби [1]. Методика К. Бартоломью недостаточно точно отражает межличностную привязанность, смещает акцент со значимых отношений на отношения ко всем людям, методика К. Бреннан акцентирует внимание на значимых близких отношениях.

Представители теории объектных отношений (М. Кляйн, Дж. Боулби, Балинт М., Винникотт В., Спитц Р.А.,) считают, что все разнообразие отношений во взрослом возрасте является копиями его первых навыков общения с людьми (значимыми близкими: опытом ранних детских отношений матери и ребенка). Несмотря на это, субъективное восприятие отдаленности, обобщенности людей, без выделения конкретного лица, и близости, конкретизации в отношениях, воспринимается респонтентами по-разному и может давать различные результаты. Мы предполагаем низкую конструктную валидность метода К. Бартоломью, что приводит к неточным измерениям конструкта межличностной привязанности, недостаточно полно отражающем данные теории, размытость в употребления термина привязанности [4].

Литература
1. Боулби, Дж. Привязанность / Дж. Боулби. – М.: Гардарики, 2003. – 477с.
2. Казанцева, Т.В. Социально–психологические детерминанты межличностной привязанности: дис. … канд. социол. наук / Т.В. Казанцева. – СПб, 2011. – 373 с.
3. Сагалакова, О.А. Социальные страхи и социофобии / О.А. Сагалакова, Д.В. Турцев. – Томск: Изд–во Том. ун–та, 2007. – 210 с.
4. Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В. Сидоренко. – СПб: Речь, 2000. – 350 с.
5. Федоров А.А., Латыпова Д. Адаптация методик Шкала опыта в близких отношениях (Experiences in Close Relationship, ECR) и Опросник отношений (Relationship Scales Questionnaire, RSQ) К. Бартоломью: дипломная работа специалиста психологии / А.А. Федоров, Д. Латыпова. – Новосибирск, 2007. – 72 с.
Tags: теоретическая модель, тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments