m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Книга новозеландского профессора

Книга опубликована в Принстоне http://press.princeton.edu/titles/9424.html
Обложка выглядит так:

Корбаллис.gif

Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.2. – 233 с.

Со стр. 114-120


УДК 159.955 ББК Ю925.131.17
РЕКУРСИЯ КАК МЕХАНИЗМ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В РАБОТАХ МАЙКЛА КОРБАЛЛИСА

Могучева Н.А.
E-mail: gmogucheva@yandex.ru

Уральский институт экономики, управления и права, г. Екатеринбург

Статья раскрывает научный подход к пониманию рекурсии в работах Майкла Корбаллиса. Автор определяет рекурсию как главный механизм мыслительной деятельности человека, позволяющий проектировать свои действия, исходя из анализа чувств и мыслей другого человека, что определяет его отношение к другому. Детерминанты эволюционного развития рекурсивной способности человека, наделяющие его исключительной уникальностью, как объясняет автор, кроются в социализации человека и необходимости понимать другого.
Ключевые слова: рекурсия, рекурсивная речевая функция, путешествие в ментальном пространстве, социальные детерминанты рекурсии.

«Современная наука вплотную подошла к пределу способностей человеческого мозга»
Александр Иличевский

Современное научное понимание уникальности человека – одновременно как части и целого Вселенной – носит антропологический междисциплинарный характер. Как бы удивительно это не звучало, но именно современные ученые – физиологи, информатики, палеонтологи свидетельствуют о неспособности материализма объяснить все многообразие человеческих способностей, и в первую очередь мышления.
Ученые приводят феномены, доказывающие, что именно рекурсивное мышление наделяет человека его исключительным свойством, а именно проектировать свои действия, исходя из анализа чувств и мыслей другого человека, что и определяет его конечное отношение к другому.
Рекурсия – прорыв в мыслительной деятельности человека, обеспечивший ему возможность подняться над своей природой. «Именно рекурсия делает человека человеком», постулирует в своей книге Майкл Корбаллис, почетный профессор психологии Оклендского университета (Новая Зеландия), посвятивший свои труды исследованию рекурсивного мышления и истоков его развития [3].

Автор предлагает собственное определение процессу рекурсии как – «способность воспринять потребности и нужды другого человека и вместе с тем соотносить свое поведение». Данное превосходство в способности рекурсивно мыслить определяющее особенное положение человека и выделяющее его из всего живого мира и себе подобных приматов, антрополог Дуайт Рил (Dwight W.Read) из Калифорнийского университета в Лос– Анжелесе, наряду со своими коллегами объясняет некоторыми свойствами нервной системы, и именно с характеристиками объема оперативной памяти, обеспечивающей одновременное удержание в поле мышления нескольких объектов [2, 3].

Изучение процессов рекурсивного мышления на междисциплинарном уровне – в сфере нейробиологии, нейрофизиологии, психофизики и психофизиологии, делает возможным утверждать, что рекурсия – это не столько количественное свойство, сколько качественная характеристика системной организации психической мета-материи человека.

Научный прорыв в области нейробиологии, благодаря трудам Роберта Саполски (нейроболога из Стэнфорда) по исследованиям работы нейронных сетей и физиологических процессов, протекающих в них, дают основания утверждать, что процесс рекурсии запрограммирован как сложный логический процесс, не имеющий ничего общего с хаотическим перебиранием эволюционно закрепленных паттернов активности [1].

Возникает вопрос, кто запрограммировал и запустил такую конструкцию как «человек»? В своей работе «Рекурсивное мышление» (“The Recur- sive Mind: The Origins of Human Language, Thought, and Civilization” M.Corballis, 2014) Майкл Корбаллис исследует процесс рекурсии, приводя примеры, описывающие суть данного феномена, отвечающие на главный вопрос – «Рекурсия – что это собственно такое?» [3].

Согласно историческому дискурсу исследования проблемы мышления и собственно рекурсии, автор обнаружил, что еще в 1637 году французский философ Рене Декарт сформулировал свою бессмертную мысль «я мыслю – следовательно, я существую». Постулируя данную мысль, Декарт подразумевал не собственно размышления, а размышления относительно размышления, что как раз и являлось для него доказательством того факта, что он (Декарт) существует.

Рекурсивная природа озарения Декарта, возможно лучше описывается трактовкой, предложенной Амброс Бирс в ее «Словаре Дьявола»: «Я думаю, что думаю, и поэтому я думаю, что я есть» (Ambrose Bierce, «The Devil’s Dictionary: Cogito cogito ergo cogito sum»). Декарт же сам позже расширил свою мысль: «Я сомневаюсь – следовательно – я думаю, и поэтому – я существую». Данная мысль содержит идею о том, что именно процесс критического сомнения в размышлениях субъекта, как раз и обеспечивает его существование [2, 3].

В своей книге «Рекурсивное мышление» Майкл Корбаллис выдвигает главную идею о том, что рекурсия рождается скорее в мысли, чем в языке. Вспоминая эпизоды жизни из прошлого, например, мы фактически помещаем обстоятельства прошлого в поле нашего сознание как «настоящее», или, например, во взаимодействии с другими людьми мы можем помещать в собственное поле сознания мысли других людей. Такое ментальное путешествие во времени и пространстве также объясняется механизмами рекурсии. Используя идеи ученых–исследователей Стивена Пинкера (Steven Pinker) и Рея Джэкиндофф (Ray Jackendoff), Корбаллис предложил рассматривать рекурсию как структуру и процесс одновременно [3].

Современный психолингвистик Н.Хомски (N.Chomcky), утверждает что, – «человеческая мысль – продуцируется посредством «операции слияния» («Merge operation» – математический термин). Эта операция лежит в основе построения языковой структуры человеческой коммуникации, а именно, объединение более мелких единиц в более крупные элементы наподобие языка программирования, применимой несколько раз, форми- руя смысловые конструкты, которые в свою очередь могут увеличиваться до бесконечности.

Данный механизм функционирования мозга может продуцировать цепи элементов, будь то предложений или мыслей, применяя алгоритм рекурсии, иерархически упорядочивать конструкции мыслительной деятельности, которые даже окончательно могут и не воспроизводиться. Например, целые предложения могут увязываться в смыслы, заменяемые словами, включенными в ритуализированные фразы и молитвы. Наш повседневный язык содержит некоторые клише, слоганы, которые слишком автоматизированы.

В самых последних исследованиях в области лингвистики, теория природы языка Noam Chomcky, известная как «Минималистская Программа Языка», по мнению ее автора, применима только к так называемому I- language (внутреннему языку, – internal), предшествующему называемому E-language – external (внешней языковой форме), на котором мы изъясняемся или пишем. Только лишь человеку свойственно оперировать абстрактными понятиями, не имеющими количественной и одновременно вещественной природы.

И хотя рекурсия конечна в практическом языковом поле, на самом деле, мы можем усложнять собственные мысли до необходимой глубины изъяснения, согласно идее Н. Хомски о «дискретности бесконечности» – «discrete infinity», ранее нашедшей отражение в знаменитой фразе Вильгельма Гумбольдта (Wilhelm Humboldt, 1767–1835) «the infinity use of finite means» – «бесконечное использование конечных средств» [3].

Основная суть рекурсии, состоит в точности в том, что она принципиально может быть увеличена до бесконечности, чтобы создать мысли (или предложения) той сложности, которая необходима для передачи смысла.

Как, например, в шахматах, игрок может рекурсивно думать на три или даже четыре шага вперед, просчитывая каждое свое действие и противодействие противника. Однако число возможно просчитанных им ходов ограничивается свойствами его мозговой активности, так называемой когнитивной вместимостью, то есть одномоментным удержанием в поле сознания нескольких объектов. Более глубокая рекурсивная конструкция может быть достижима посредством увеличения смысловых конструктов в результате их повторения или усложнения, а также за счет феноменальных свойств памяти. Данное рекурсивное свойство мыслительной деятельности человека находит отражение в такой характеристике как когнитивная сложность операции мыслительной активности.

Раскрывая содержательные и качественные характеристики процесса рекурсии, М. Корбаллис отвечает на вопрос: Чем рекурсия не является? («What recursion Is Not?»). Рекурсия, пишет автор, это способ создания предложений или мыслительных (речевых) структур, имеющих потенциальную возможность увеличиваться до бесконечности, как упомянуто выше, в результате их повторения или усложнения. Однако, важное обстоятельство, на которое автор обращает наше внимание, состоит в том, что простое повторение также может быть совершено до бесконечности, но в данном случае подобная мыслительная (речевая) конструкция не будет считаться истинной рекурсией. И далее автор приводит примеры таких конструкций, не имеющих критерий рекурсии.

В качестве яркого примера автор иллюстрирует начало девятой главы книги «Винни Пух и все-все-все» («Winne the Pooh», A.A.Milne), – «It rained and it rained and it rained» – «Дождь шел, шел и шел…». Анализируя речевую конструкцию, Корбаллис озвучивает идею о том, что данная фраза повествования также может длиться до бесконечности, но первая единица конструкции, то есть описанного в ней происходящего события – не стала причиной последующего, то есть они не находятся в созависимости, а скорее в дискретной последовательности, то есть одно идет вслед за другим, но не зависимо от него [3].

В любом случае, говорит автор, чисто механическое повторение – не является той отличительной особенностью рекурсивной мысли, которая выделяет нас из мира животных. Пение птиц – также может длиться и повторяться до бесконечности, однако один элемент не усложняет и качественно не меняет последующих друг за другом и составляющих данное пение элементов его повторения.

Относительно повторения интересна следующая мысль Майкла Корбаллис, раскрытая в парагарафе «Iteration» (Повторение). Автор замечает, что иногда различие между повторением и рекурсией могут действительно состоять лишь в интерпретации.

В данном параграфе М. Корбаллис упоминает новеллу Бульвера-Люттона «Пол Клиффорд» (Bulwer-Lytton’s Novel «Paul Clifford»), где
приводится эпизод, в котором повествуется о капитане и рассказанной им истории [цит. по: 3, 2]: «It was a dark and stormy night, and we said to the captain, «Tell us a story!» And this is the story the captain told: «It was a dark and stormy night, and we said to the captain, «Tell us a story!» And this is the story the captain told: «It was a dark...» Однажды в темную и беспокойную штормовую ночь мы попросили капитана: «Расскажи нам историю!». И капитан рассказал нам историю: «Была темная и беспокойная ночь со штормом, и тогда мы сказали капитану: «Расскажи нам историю!» и капитан рассказал нам историю: «Была темная…» и т.д. (перевод наш).

Слушая данную историю из уст разных пересказчиков, мы можем стать свидетелем того, что кто-то может пересказывать эту историю, никак не связывая ее элементы воедино, или забывая их, и тогда мы будем считать этот пересказ как повторение отдельных предложений. Однако история намного ценнее в смысловом значении, если она воспринимается слушателем как бесконечная [3].

Продолжая анализ содержательной и качественной характеристики процесса рекурсии, М. Корбаллис приводит несколько рабочих его определений. В понимании автора, рекурсия может быть построена в бесконечные сложные замкнутые цепи, наподобие «смысловых ловушек», в которые в реальной жизни мы, все же, не попадаем.

Исследуя идеи Пинкера и Рея Джакендофа (Pinker и Ray Jackendoff), М. Корбаллис обнаруживает предложенное ими определение, которое вполне уместно для пониманию рекурсии, а именно – «алгоритм, который определяет себя сам», или «составляющая, которая содержит составляющую подобного типа». Вторая часть данного определения, по мнению автора, очень важна особенно в лингвистическом смысле, потому, как описывает рекурсивную конструкцию, как включение «себе подобных составляющих».

Для лучшего понимания, автор приводит следующий пример: ни одна фраза не может быть построена только лишь с использованием существительных. Так, Текумси Фитч (Tecumseh Fitch) приводит пример простых слов: собака, кот, дерево, озеро – с которыми, использование обычного предлога «позади» сделает возможным создание новых смысловых конструктов, таких как собака позади дерева, кот позади озера и т.д.

В своем исследовании М. Корбаллис обнаружил, что многие из существующих лингвистических групп языков используют рекурсивные операции подобного типа, но также существуют языки, которые не используют рекурсии вовсе. Таким образом, М. Корбаллис высказывает идею о том, что рекурсия рождается скорее в мысли, чем в языке. Вслед за Пинкером и Реем Джакендофом, автор высказывает мысль о том, что «главная причина необходимости рекурсии в языке, состоит в том, чтобы выразить рекурсивные мысли. Если бы не было рекурсивности мышления, то и не было
бы необходимости в построении рекурсивных фразеологических оборотов».

Описывая эволюционные пути развития рекурсии как уникального, свойственного только человеку мыслительного механизма, М. Корбаллис формулирует мысли, несколько отличные от традиционных подходов эволюционной психологии, основные постулаты которой базировались на идее приспособления «The Adapted Mind», высказанной в 1992 году Jerome Barkow, Leda Cosmides, and John Tooby и Steven Pinker в 1997 году в своей работе «Как функционирует мозг человека» (How the Mind Works).

Однако, как утверждает Майкл Корбаллис, данный подход к пониманию работы мозга, обуславливающий жизнедеятельность человека инстинктивными влечениями и программами не достаточно состоятельный. Так как природа человеческой мысли и собственной рефлексии и рекурсии более глубока и связана с необходимостью понимания другого человека, формированием ценностного отношения к себе и своему ближнему [3].

Майкл Корбаллис в своих трудах исследует фундаментальную роль рекурсии в нашей мыслительной деятельности, и доказывает, что данная характеристика позволяет нам реагировать и действовать не только лишь по велению нашего собственного разума, но также подстраиваться к мыслям других людей. Механизм рекурсии позволяет ментально перемещаться во времени, включая осознание прошлого или будущего в настоящем, удерживать важные события и проектировать свои действия, с учетом оценки их последствий.

На наш взгляд, механизм рекурсии – это возможное объяснение способности выхода человека за пределы своего непосредственного чувственного опыта, в трансцендентное метапространство, т.е. расширение себя за пределы своей телесности. Это своего рода портал обмена энергией между человеком и ноосферой Вселенной. Рекурсия как механизм мыслительной деятельности человека, обеспечивающее его превосходство над приматами, обуславливает степень ответственности не только перед самим собой, но и перед всем миром.

Таким образом, эволюционное исследование детерминант происхождения рекурсии человеческого мышления в трудах М. Корбаллиса позволит более подробно описать онтогенетическую линию развития механизма рекурсивного мышления человека, являющегося ключом в понимании становления его как субъекта межличностного и межкультурного взаимодействия. Рекурсия как механизм мыслительной деятельности человека может стать предметом исследования внутреннего кросс-культурного контекста субъекта, что позволит провести более глубокий анализ его личной культуры. Изучение мыслительной деятельности человека в данном аспекте в свою очередь поможет в понимании формирования его смысловых конструктов, определяющих ценностно-смысловые взаимоотношения с другими людьми и окружающим миром.

Литература
1. Марков, А.В. Происхождение разума, эмоций и морали: видеолекция / А.В. Марков – http://postnauka.ru/lectures/1386.
2. Corballis, M. C. The evolution of language [text] / M.C. Corballis // The year in cognitive neuroscience 2009: Annals of the New York Academy of Sciences. 2009. – N 1156. – P. 19–43.
3. Corballis, M.C. The Recursive Mind: The Origins of Human Language, Thought, and Civilization [text] / M.C. Corballis. – Precenton: Precenton University Press, 2014 – 304 p.
Tags: теоретическая модель, тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments