m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Вопросы об отце

Начало здесь http://rabota-psy.livejournal.com/339039.html Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.1. – 380 с.

Со стр. 313-321


ВТОРОЙ БЛОК FPQ рассматривает КОНЦЕПЦИИ ВЛИЯНИЯ ОТЦА, объединив пункты опросника в две шкалы: Концепция влияния отца, Позитивные отношения моей матери со своим отцом.

Формулировки пунктов этих шкал позволяют определить, какое влияние оказывает на личность ребенка характер взаимоотношений, складывающийся между разными поколениями семьи, в частности, выявляют характер отношений матери с её отцом в далеком прошлом её детства. Две шкалы, отражающие характер отношений матери со своим отцом, состоят из отрицательных по знаку элементов: Шкала 7. Концепция влияния отца имеет небольшие весовые коэффициенты и группируются со знаком минус: «Родные мать и отец одинаково важны в жизни ребенка» –0,367; «Девочки нуждаются в отцах» –0,356; «Мальчики нуждаются в отцах» –0,140; Остальные пункты имеют минимальные весовые коэффициенты: «Отцы влияют на характер отношений своих сыновей и дочерей во взаимодействии с их друзьями», «Отцы влияют на характер ценностей и поведение своих сыновей и дочерей», «Отцы оказывают влияние на школьные успехи и   неудачи своих сыновей и дочерей», «Отцы влияют на характер отношений своих детей с противоположным полом», «Отцы влияют на характер религиозных верований или поведения своих детей».

Шкала 8. Позитивные отношения моей матери со своим отцом (в данном статистическом объединении знак минус относится к факторному весу, а не к содержанию пункта. Высокие факторные нагрузки говорят о большом вкладе этих пунктов): «Моя мать чувствовала свою близость к своему отцу» – 0,765; «Моя мать уважала своего отца» – 0,759; «Моя мать и   ее отец любили быть вместе» – 0,746; «Моя мать скучала, когда они с отцом были в разлуке» – 0,744; «Моя мать очень любила своего отца» – 0,71; «Моя мать чувствовала себя в тепле и безопасности, когда она была со своим отцом» – 0,710.

ТРЕТИЙ БЛОК ФАКТОРОВ FPQ – МЕЖПОКОЛЕННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ОТЦОМ. Программа факторного анализа определила в третий блок пункты опросника, измеряющие феномен присутствия отца, объединив их в две шкалы, Отношения отца с матерью и Поддержка матерью взаимоотношений ребенка с отцом. Значимость присутствие отца содержится с ретроспективной оценке взрослого ребенка в таких действиях

317


его матери, которые были направлены на поддержку матерью отношений ребенка с отцом и признание матерью ценности личности мужа, отца ребенка.

Шкала 2. Поддержка матери взаимоотношений ребенка с отцом (14 пунктов). В этом факторе участники опроса реагируют на следующие высказывания: «Моя мать ценила/ценит и уважала/уважает моего отца» – 0,756; «Моя мать была нежна с моим отцом» – 0,694; «Моя мать действительно понимала/понимает моего отца» – 0,678; «Моя мать очень любила/любит моего отца» – 0,663; «Моя мать уважала/уважает точку зрения и суждения моего отца» – 0,659; «Моя мать ценила/ценит то, что мой отец делал/ делает для нас» – 0,648; «Моя мать хотела, чтобы я был ближе к моему отцу» – 0,617; «Моей матери нравилось, когда мой отец и я были заняты совместными делами» – 0,603; «Мне нравилось/нравится, как моя мать отзывалась/отзывается о моем отце» – 0,600; «Моя мать любила, когда мой отец притрагивался к ней» – 0,563; «Моя мать всегда поощряла меня, когда я разговаривал с отцом» – 0,464.

Шкала 5. Отношения отца с матерью составили такие высказывания (13 пунктов) как: «Мой отец и мать хорошо понимали/понимают друг друга» – 0,762 (знак минус относится к факторному весу в статистическом анализе, а не к содержанию пункта); «Мой отец и мать эмоционально близки друг другу» – 0,715; «Я надеюсь, что моя семья будет точно такой же, как и у моих родителей» – 0,661; «Отношения моего отца и матери вызывали/вызывают у меня хорошие чувства» – 0,651; «Мой отец ценил/ценит то, что делала/делает для нас моя мать» – 0,612; «Моя мать и отец по-настоящему наслаждались/наслаждаются своим брачным союзом» – 0,630; «Мой отец и мать поддерживали и помогали друг другу» – 0,548; «Мой отец и мать были открыты и честны друг с другом» – 0,565; «Мой отец слушал/слушает мою мать» – 0,438.

В этот же блок вошли пункты из Шкалы 6. Концепция отца как Отца небесного (как Бога) негативного содержания с невысокими факторными нагрузками: «Я сомневаюсь в присутствии Небесного Отца, который создал все на этом свете»; «Я сомневаюсь в присутствие Небесного Отца, который любит меня и заботится обо мне»; «Жизнь – случайность, которая не имеет никакого целевого значения или смысла»; «Мои жизненные трудности заставляют меня рассчитывать на то, что Бог может помочь мне».

Для проверки внутренней согласованности всех пунктов шкалы рассчитывался также альфа коэффициент Кронбаха для каждой шкалы. В исследовании получены хорошие альфа коэффициенты Кронбаха, отвечающие требованиям, предъявляемых к психодиагностическим инструментам: для шкалы 1. Коэффициент Альфа 0,961564; для шкалы 2. Альфа Коэффициент 0,964373; для шкалы 3. Коэффициент Альфа 0,957331; для шкалы 4. Коэффициент Альфа 0,891601; для шкалы 5. Коэффициент Альфа 0,949478; для

318


шкалы 6. Коэффициент Альфа 0,740072; для шкалы 7. Коэффициент Альфа 0,809901; для шкалы 8. Коэффициент Альфа 0,799002; для шкалы 9. Коэф-фициент Альфа 0,948481; для шкалы 10. Коэффициент Альфа 0,948481.

На российской выборке в 228 человек получены следующие тестовые нормы для шкал опросника FPQ: для шкалы 1. Чувства к отцу М – 46,96 S.D. – 7,20; для шкалы 2. Поддержка матери взаимоотношений с отцом M– 48,39 – S.D. 8,17; для шкалы 3. Восприятие причастности (вовлеченности) отца M – 46,20 S.D. – 12,07; для шкалы 4. Физические отношения с отцом M – 33,85 S.D. – 8,24; для шкалы 5. Отношения отца и матери M – 34,44 – S.D. 7,63; для шкалы 6. Концепция отца как небесного отца (как бо-га) M – 15,48 – S.D. 4,73; для шкалы 7. Концепции влияния отца M – 32,55 S.D. 5,90; для шкалы 8. Позитивные отношения моей матери со своим отцом M – 22,95 S.D. – 7,69; для шкалы 9. Негативные отношения моей ма-тери со своим отцом M – 7,66 S.D. – 3,46; для шкалы 10. Отношения моего отца со своим отцом (с моим дедом) M – 35,38 S.D. – 6,91.

С   помощью опросника FPQ получены рефлексивные оценки значимости присутствия отца, отличающиеся в критериальных группах у лиц мужского и женского пола. Лица женского пола (в группе без учета структуры семьи), вспоминая своё детство, выше оценивают чувственные впечатления об отце, подчеркивая значимость тактильных контактов с отцом, которые представлены в женской памяти в следующих образах: «Когда я была ребёнком, то любила сидеть на коленях у своего отца» (r = 0.36 p < 0.001); девушки вспоминают также, что «Отец часто держал меня на руках, обнимал за талию, плечи и целовал» (r = 0.22 p < 0.001); Так же девушки ценят то, что «Отец менял подгузники и купал меня» (r = 0.23 p < 0.05).

Девушки видят особую значимость присутствия отца в семье для мальчиков, считая, что «Мальчики нуждаются в отцах» (r = 0.20 p < 0.05). Также девушки, в отличие от юношей, подчеркивают негативное воздействие отца в неблагополучных семьях: «Моя мать часто говорила, что она как будто не понимала своего отца» (r = 0.23 p < 0.05); «Моя мать чувствовала себя напряженной или «была начеку» когда ее отец приближался к ней» (r = 0.20 p < 0.05). Видимо мать в своем детстве не получала в достаточном количестве отцовского тепла, и её дочь, будучи уже взрослым человеком носит в своем сознании этот отрицательный опыт взаимоотношений матери со своим отцом.

Опросник FPQ показал, что у девушек, воспитывавшихся без отца, не развиты чувства к отцу. Дочери не стремятся быть похожими на своего отца, они не чувствуют свою близость к отцу, не соотносят с образом отца такие понятия как «безопасность», «тепло» и т.д. Девушки из неполных семей часто видят, что матери демонстрируют свое критичное отношение к отцу ребенка и не поддерживают детско-отцовские отношения. У девушек из таких семей не формируется концептуальная модель позитивного вклада отца в формировании личности ребенка. Девушки, воспитывавшие-

319


ся без отца считают, что отцы не оказывают большого влияния на характер отношений своих сыновей и дочерей с друзьями и сверстниками, с лицами противоположного пола. Считают, что отцы не интересуются школьными успехами своих детей, не формируют у своих детей позитивное отношение к религии и т.д. У девушек, воспитывавшихся без отца (по данным пяти-факторного теста) более развиты такие качества личности, которые проявляются в поиске новых и сильных впечатлений, в стремлении привлечь к себе внимание.

Юноши, в отличие от представительниц женского пола, чаще подчеркивают инструментальную значимость своих взаимоотношений с отцом, больше ценят время, проведенное в совместных занятиях с отцом: «Мой отец посещал спортивные мероприятия, в которых я принимал участие» (r = 0.32 P < 0.001); «Я мог/могу говорить с моим отцом на любые темы» (r = 0.29 P < 0.05). Также для юношей имеет большое значение позитивный характер отношений матери и отца: «Когда моя мать находилась рядом с отцом, она чувствовала себя в тепле и безопасности» (r = 0.21 p < 0.05); «Мои родители очень любили быть вместе» (r = 0.22 p < 0.05); «Моя мать чувствовала близость к своему отцу» (r = 0.23 p < 0.05). У юношей, в отличие от девушек, выявлена значимая корреляция гендерного фактора с показателем атрибутивного стиля со шкалой Персонализация хорошего теста ASQ Селигмана (r = 0.20 p < 0.05).

Данные FPQ показывают, что в группах юношей из полных и неполных семей имеются различия (воспитывавшиеся с отцом дают статистически более высокие оценки) по шкалам: Чувства к отцу, Поддержка матерью взаимоотношений с отцом, а также – Восприятие причастности (вовлеченности) отца и Отношения Отца и Матери.

По результатам теста УСК получено, что юноши, воспитывавшиеся без отца – более экстернальны, они склонны искать причину своих неудач в окружающем их мире, но в то же время, они больше озабочены проблемами своего здоровья, в отличие от юношей, воспитывавшихся в семье с отцом. Результаты теста Лири показывают, что у юношей, воспитывавшихся без отца, менее выражены лидерские качества, они менее ориентированы на достижение цели и менее агрессивны, а также, они отличаются меньшей уверенностью в своих силах, в сравнении с теми, кто воспитывался в семье с отцом. Неучастие отца в воспитании мальчика ведет к некоторому нивелированию мужских качеств и способствует формированию женского типа поведения.

В объединенной группе испытуемых, сформированной без учета половых различий, у лиц, воспитывавшихся в семье без отца, получены статистически более высокие показатели пятифакторного теста по шкалам Поиск новых впечатлений и Привлечение внимания, в сравнении с группой лиц, воспитывавшихся в полной семье. Опросник Шмишека также показал акцентуации характера свойственные истероидным личностям. Тест Тома-

320


са показал, что лица, воспитывавшиеся без отца склонны «приносить в жертву» собственные интересы ради других.

Данные исследования показывают, что отсутствие в семье отца оказывает негативное влияние на формирование личности ребенка независимо от его половой принадлежности. У юношей и девушек формируются некоторые сходные особенности личности, проявляющиеся в экстернальности, в повышенной эмоциональности, в потребности производить хорошее впечатление, быть в центре внимания окружающих.

В исследовании выявлена прямая зависимость длительности проживания отца в семье и сформированность у взрослого ребенка специфических гендерных и личностных качеств, например положительная корреляция с позитивным атрибутивным стилем. Дети, получавшие опыт отцовского воспитания, став взрослыми, склонны приписывать положительные качества людям, с которыми они взаимодействуют.

Адаптация опросника FPQ в условиях российской культуры подтвердила исходную теоретическую концепцию Эдит Крамп. Факторизация и стандартизация данных показала такую структуру шкал и пунктов диагностического инструмента, которая преимущественно отражает эмоциональный и когнитивный опыт взаимодействия ребенка с отцом. Обнаруженные корреляции шкал и пунктов опросника FPQ с личностными тестами говорят о его относительно хороших характеристиках, позволяющих получать информацию о присутствие отца в личности ребенка.

Литература

1.  Крам, Э. Проверка конструктной валидности и стандартизация шкал опросника Эдит Крамп FPQ «Присутствие отца» / Э. Крамп // Материалы международной научно-практической конференции. – Курган: Изд–во Курганского гос. ун–та, 2013. – С. 82–86.

2.  Хромов, А.Б. Исследование фактора присутствия отца в семье и атрибутивно-го стиля у взрослых детей методом корреляционного анализа субъективных оценок / А.Б. Хромов // Вестник Курганского университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2012. – № 4 (26). – С. 108–112.

3.  Krampe, E. M. The Father Presence Questionnaire: A New Measure of the Subjec-tive Experience of being Fathered / Krampe, Edythe M., and Rae R. Newton // Fathering. – 2006. – V. 4, N 2. – P. 159–190.
Tags: тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments