m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Измеряем удовлетворённость жизнью

Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.1. – 380 с.

Со стр. 212-221


УДК 159.923:316.6 + 159.9.072
ББК Ю93-95 + Ю933-7

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ ЖИЗНЬЮ И ТРЕХФАКТОРНАЯ СТРУКТУРА ОПРОСНИКА УДЖ

Мельникова Н.Н.
E-mail: mnn17@ya.ru

Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск

В статье описываются результаты исследования феноменологии удовлетворённости жизнью. Иллюстрируются качественные различия между состояниями удовлетворённости и неудовлетворённости. Опровергается положение о том, что удовлетворённость жизнью явля-

212



ется чисто когнитивным феноменом. Также описывается авторская методика диагностики удовлетворённости жизнью (УДЖ) и обосновывается её трёхфакторная структура.

Ключевые слова: удовлетворённость жизнью, феноменология, психологическая диагностика.

Исследования удовлетворённости жизнью известны своей массовостью и представительными выборками [2]. Самые первые исследования проводились на основе очень простого замера удовлетворённости с помощью одного вопроса, где респондентам предлагалось оценить удовлетворённость своей жизнью по семибалльной шкале (Campbell, 1976). Позже, измерение было расширено до пяти вопросов, касающихся общей оценки своей жизни (Diener et al., 1985). С тех пор появилось множество диагностических инструментов, измеряющих удовлетворённость жизнью и близкие по содержанию феномены. Например, существует расширенная шкала, учитывающая удовлетворённость в разных сферах жизни (Alfonso et al., 1996), шкалы, оценивающие уровень счастья (Fordyce, 1977, Lyubomirsky, 1999) и др. Однако, наиболее распространённым методом диагностики удовлетворённости жизнью в настоящее время остаётся вышеупомянутая шкала Динера SWLS, которая в нашей стране адаптирована и валидизирована Д.А. Леонтьевым и Е.Н. Осиным, и существует под названием ШУДЖ [4].

Данный инструмент хорошо зарекомендовал себя, как метод экспресс-диагностики. Короткая шкала, состоящая из пяти пунктов, оптимальна для массовых кросс-культурных исследований, преимущественно социологических, и удобна для сравнения многочисленных и разнообразных по составу социально-демографических групп. Но этот инструмент, предложенный когда-то Динером, недостаточен для психологических исследований. Шкала предполагает лишь очень обобщённую оценку удовлетворённости жизнью. И основная проблема, на наш взгляд, заключается даже не в малом количестве пунктов а, прежде всего, в том, что данная шкала опирается лишь на когнитивную оценку и не отражает внутреннюю картину удовлетворённости жизнью.

Так повелось, что вслед за ранними социологическими исследованиями, удовлетворённость жизнью стали относить к когнитивному, а счастье – к аффективному компоненту субъективного благополучия. Этот тезис особо никогда не подвергался ревизии… Однако, следует разводить суть самого явления и способ его измерения. В данном случае способ измерения – апелляция к чисто когнитивным механизмам. Но это никоим образом не доказывает, что удовлетворённость жизнью, как явление, – также чисто когнитивный феномен.

Удовлетворённость – это, прежде всего, состояние [3]. В жизни мы говорим: «Я чувствую удовлетворённость», «Я испытываю удовлетворение»

213



и т.д. Мы можем давать оценку выраженности этого состояния, отвечая на поставленный вопрос: «насколько мы удовлетворены». Но, на самом деле,

– это лишь обобщённый вывод, который человек делает на основе каких-то самонаблюдений. При такой форме опроса за рамками остаётся внутренняя картина состояния удовлетворённости жизнью, которая имеет достаточно сложную феноменологию [3].

Нас интересовало, что стоит за выводом человека о его удовлетворённости/неудовлетворённости: что человек чувствует, что думает, какие состояния сопровождают этот процесс. Перед нами стояла также и практическая задача: получить эту феноменологию с тем, чтобы впоследствии заложить её в пункты нового опросника УДЖ.

Для исследования феноменологии использовалось глубинное интервью. В исследовании участвовали 75 человек в возрасте от 20 до 60 лет. После вводного вопроса о том, удовлетворены ли они своей жизнью (который звучал в традиционной форме с просьбой отметить степень удовлетворённости на шкале), респондентов спрашивали, по каким признакам они определяют, удовлетворены они или не удовлетворены жизнью. Чтобы получить больше информации, респондентов просили вспомнить период своей жизни, когда они были максимально удовлетворены ею, и подробно описать свои мысли, чувства, состояния в тот период. Затем предлагалось вспомнить другой период жизни, – период неудовлетворённости, – и тоже описать свои мысли, чувства, состояния. Впоследствии полученная информация обрабатывалась с помощью контент-анализа.

Исследование феноменологии позволило сделать несколько важных и полезных выводов о природе и функциях удовлетворённости жизнью.

– Во-первых, мы получили информацию о качественных различиях состояний удовлетворённости и неудовлетворённости, что позволило продвинуться в понимании функции удовлетворённости жизнью, как регулирующей жизненную активность, и роли разных составляющих удовлетворённости жизнью.

– Во-вторых, анализ феноменологии позволил исчерпывающе ответить на вопрос: является ли удовлетворённость жизнью чисто когнитивным феноменом.

– В-третьих, мы удостоверились, что удовлетворённость жизнью имеет динамичную природу и представляет собой состояние, которое характеризует, преимущественно, текущий период жизни.

Итак, первый вывод, который был сделан, состоял в том, что удовлетворённость и неудовлетворённость не являются противоположными полюсами одной шкалы. Содержание признаков, описывающих эти состояния, отличалось не только по знаку, но имело и существенные качественные различия. Такие результаты соотносятся с известной концепцией Бредберна об относительной независимости позитивного и негативного аффекта (Bradburn, 1969). Исследование феноменологии удовлетворённо-

214


сти жизнью позволило ещё раз подтвердить это положение, и, что наиболее важно, получить сведения о том, какие именно параметры определяют качественное различие между удовлетворённостью и неудовлетворённостью. Кратко охарактеризуем ключевые переменные, показавшие достоверные различия на массивах, содержащих описания периодов удовлетворённости и неудовлетворённости жизнью, и проиллюстрируем их примерами высказываний респондентов.

Первое значимое различие заключается в том, что для состояний удовлетворённости и неудовлетворённости жизнью различается характер активности. В обыденном сознании существует представление о том, что состояние удовлетворённости пассивно (и похоже на сытое ленивое времяпрепровождение), а для того, чтобы человек к чему-то стремился, он должен быть неудовлетворённым. Оказалось, совсем наоборот: именно удовлетворённость стимулирует продуктивную активность, когда появляется много деятельной энергии, и человек готов прилагать новые усилия для того, чтобы двигаться дальше и достигать новых результатов. Такие фразы, как «прилив сил», «желание что-то делать, создавать», «хочется жить с утра, скорее заняться любимым делом» – характерны именно для состояния удовлетворённости.

Состояние неудовлетворённости тоже содержит источник активности, но это – активность иного рода. Основной мотив здесь – избегание дискомфорта, и природа активности вынужденная («возникает необходимость решения проблем», «удручающее состояние и попытка изменить ситуацию»). При этом, неудовлетворённость чревата апатией и пассивностью, отказом от деятельности («ничего не хочется», «чтобы начать заниматься делами, приходится заставлять себя»).

В отличие от этого, спокойствие, которое, отмечается при описании периодов удовлетворённости, не имеет ничего общего с пассивной позицией. Это больше состояние внутреннего равновесия, которое не противоречит деятельной активности, а наоборот, является для неё хорошей основой («состояние душевного равновесия», «свобода, чувство невесомости», «стабильность, спокойствие»).

Таким образом, был развенчан миф о пассивности удовлетворённого жизнью человека. Согласно нашим данным, именно состояние удовлетворённости связано с готовностью и желанием прилагать усилия для достижения всё большего результата. Эти выводы согласуются с концепцией К.А. Абульхановой, которая рассматривала удовлетворённость жизнью в общей системе регуляции жизненной активности человека [1]. М. Чиксентмихайи, описывая состояние «потока», также связывал его с активной деятельностью и отмечал, что достижение подобного состояния предполагает произвольные усилия [5].

Второе существенное отличие, характеризующее состояние удовлетворённости жизнью, – это включённость, погружённость в «здесь и сейчас»

215


(примеры высказываний: «просто радость от каждой минуты жизни», «удовольствие от момента», «живёшь настоящим»). Полное проживание «здесь и сейчас» даёт волнующее переживание единения с жизнью, когда человек говорит: «живёшь, а не существуешь». Состояния высокой включённости, о которых сообщали респонденты, также напоминают состояние «потока» М. Чиксентмихайи [5].

Такая погружённость в «здесь и сейчас» полностью отсутствует при описании периодов неудовлетворённости. Настоящее воспринимается, как точка дискомфорта, от которой хочется избавиться, вследствие чего возникает эффект отчуждённости от жизни («жизнь проходит мимо»). При описании периодов неудовлетворённости преобладает концентрация на негативных аспектах прошлого, будущее же связано с тревогой и беспокойством.

Третье качественное различие состояний удовлетворённости и неудовлетворённости жизнью касается мотивационно-потребностной сферы. Феноменология удовлетворённости насыщена целями и ценностями, в то время, как неудовлетворённость вращается вокруг базовых потребностей и их фрустрации.

Этот эффект далеко не нов. Похожие по смыслу результаты были когда-то получены Ф. Герцбергом при изучении удовлетворённости/неудовлетворённости трудом. Эти исследования послужили основой так называемой двухфакторной мотивационной теории, согласно которой динамика от неудовлетворённости трудом к норме детерминируется одними, а от нормы к удовлетворённости – совершенно другими факторами. Первые были названы гигиеническими, вторые – мотиваторами. Ещё ранее А. Маслоу (а затем и К. Альдерфер) проводили различие между так называемыми дефицитарными потребностями и потребностями роста. Подчёркивалось, что дефицитарные потребности удовлетворяются и теряют свою актуальность, а потребности роста ненасыщаемы: чем больше удовлетворяются, тем сильнее становятся. При этом удовлетворение дефицитарных потребностей происходит, в основном, за счёт внешних факторов, а потребностей роста – внутренних. Среди них личностно значимые цели занимают центральное место.

Иллюстрацией той же закономерности является известный факт: уровень дохода коррелирует с удовлетворённостью жизнью только в нижней части шкалы дохода (когда не удовлетворены базовые потребности) [2]. Далее, для увеличения удовлетворённости требуются качественно иные детерминанты.
Tags: тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments