m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Удовольствие, усилия, смысл, пустота

Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.1. – 380 с.

Cо стр. 175-179


УДК 159.942 + 159.947

ББК Ю925.211.6

ПЕРЕЖИВАНИЯ, СОПРОВОЖДАЮЩИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, И ИХ ДИАГНОСТИКА11

Леонтьев Д.А.
E-mail: dmleont@gmail.com

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», г. Москва

В статье представлена авторская трехмерная комбинаторная модель переживаний в деятельности и разработанная на ее основе методика ДПД. Представлены результаты ряда исследований, демонстрирующих психометрические характеристики ДПД, подтверждения ее валидности и структурного соответствия, и раскрывающие ее психодиагностические возможности.

Ключевые слова: переживания, деятельность, структура, смысл, удовольствие, усилие, пустота.

Понятие переживания в психологии является одним из наиболее многозначных и размытых, охватывая спектр от сенсорных процессов до эмоций и личности. Это понятие используется по отношению и к пассивным, и к активным процессам, и к негативным, и к позитивным, к формам инсайта и к формам внутренней работы (Ф.Е. Василюк). Оно входит в такие сложные психологические конструкты как сопереживание, Ага-переживание (М. Вертхаймер), пиковое переживание (А. Маслоу), значащие переживания (Ф.В. Бассин). Этимологически русское слово «переживание» соответствует его немецким аналогам das Erleben, das Erlebniss, также образованным от корня «жизнь», «жить», в то время как английский термин «experience» означает одновременно и переживание, и опыт, и этимологически выражает скорее идею испытания. В англоязычной традиции это понятие восходит к философским, психологическим и педагогическим взглядам Дж. Дьюи, в которых оно занимало центральное место. Тем не менее, и в англоязычной литературе это понятие вряд ли отличается большей строгостью, четкостью и однозначностью.



11 Статья подготовлена в ходе работы с использованием средств субсидии на государственную поддержку ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров, выделенной НИУ ВШЭ.



175




Одним из популярных современных подходов к переживанию, опирающимся на идеи Дж. Дьюи, но сохраняющим основные проблемы, которыми нагружено это понятие, выступает теория аутотелических переживаний (потока) М. Чиксентмихайи [1, 4]. Под аутотелической деятельностью и аутотелическими переживаниями в этом подходе понимаются самодостаточные формы активности и переживания, служащие обоснованием самим себе. Именно определенные переживания, а не цели, рассматриваются Чиксентмихайи как системообразующие элементы системы саморегуляции деятельности [3]. Как показывают многочисленные исследования в разных культурах, сами аутотелические переживания (переживания потока) феноменологически очень схожи, независимо от того, что их вызывает, а виды деятельности, в которых возможно их достижение, существенно различаются в разных культурах и у разных индивидов.

М. Чиксентмихайи определяет поток как оптимальное переживание. Вместе с тем по мере развития исследований встал вопрос о критериях оптимальности переживания потока с учетом того, что переживания потока описаны не только в творчестве, профессиональной деятельности, спорте, самосовершенствовании и подобных осмысленных занятиях, но и в криминальных и паракриминальных занятиях, таких как поджоги, мотогонки без правил и с риском для окружающих и др., особенно у подростков.

С целью уточнения критериев оптимальности переживания потока и соотнесения его с другими видами переживаний, нами была разработана и операционализирована трехмерная комбинаторная модель переживаний в деятельности. Эта модель разрабатывалась в 2006–2007 гг. в продуктивных обсуждениях с М. Чиксентмихайи и Дж. Накамурой, без участия которых она вряд ли бы возникла, и которым автор выражает огромную благодар-ность.

Мы отталкивались от понятия оптимального переживания, проблематизировав критерии такой оптимальности. Говоря об оптимальности, можно иметь в виду, по меньшей мере, одно из трех значений этого понятия.

Во-первых, оптимальность может пониматься как результативность, достижение предметного результата, который может быть использован далее самим субъектом или другими людьми. Это объективный критерий, не зависящий от тех чувств, которые вызывает деятельность у субъекта; в этом смысле оптимальным может быть и тяжелый подневольный труд.

Во-вторых, оптимальность подразумевает позитивный эмоциональный баланс, максимизацию положительных эмоций и минимизацию отрицательных. В этом смысле оптимальным будет являться все то, что человек делает с удовольствием, а неоптимальным – все, что делается через силу и вызывает смешанные или отрицательные эмоции, независимо от степени успешности или целесообразности этого.

В-третьих, оптимальность предполагает включенность в смысловые контексты своей жизни, жизни других людей и общества в целом, связь с

176




прошлым и будущим, другими словами, осмысленность. В этом смысле оптимальным будет являться действие, включенное в более широкую перспективу, а изолированное, ни с чем не связанное действие оптимальным не будет.

В   соответствие с этим мы предлагаем понимать переживание как субъективную репрезентацию соотнесения текущей деятельности с каждым из этих трех критериев и с ними всеми вместе. Переживание всегда актуально, всегда в настоящем. В соответствии с этой трехмерной моделью, в любом переживании, сопровождающем деятельность, выделяются три элементарных «кирпичика», выражающих соответствие деятельности каждому из трех описанных критериев: усилие, удовольствие и смысл. Переживание усилия говорит нам о результативности деятельности, переживание удовольствия – о ее приятности и переживание смысла – о ее включенности в более широкие контексты. Отсутствие всех трех компонентов проявляется в переживании пустоты, которую М. Чиксентмихайи описывает как психическую энтропию, ощущение пребывания объектом самопроизвольных и неконтролируемых процессов.

Наряду с выделением трех элементарных составляющих переживания в деятельности, комбинаторная модель описывает все их возможные сочетания. Сочетание удовольствия со смыслом образует комплексное переживание радости, смысла с усилием – комплексное переживание ответственности и удовольствия с усилием – комплексное переживание потока. Сочетание всех трех компонентов усилия, удовольствия и смысла образует подлинно оптимальное переживание – переживание увлеченности, описанное Дж. Накамурой и М. Чиксентмихайи в 2000-е гг. [2].

Для операционализации этой модели нами были разработаны две методики. Первая – методика компонентного анализа переживаний (КАП) является исследовательской, а не диагностической, и в большей мере качественной, основанной на реконструкции индивидуальной феноменологии переживаний. Гораздо больший диагностический потенциал содержит другая, более простая методика диагностики переживаний в деятельности (ДПД), разработанная в 2012–2013 гг.

В    данной первой публикации, посвященной этой методике, мы представляем ее общую конструкцию, подтверждение адекватности лежащей в

ее    основе трехмерной модели и ряд данных, убедительно демонстрирующих ее валидность и эвристичность в исследованиях самого разного рода. Первый цикл апробации методики был проведен в выполненных под руководством автора дипломных работах С. Досумовой и Ф. Рзаевой (факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова), а также в исследовательском проекте изучения взаимосвязи трудовых ресурсов и мотивации НИУ ВШЭ под руководством Е.Н. Осина.

Методика ДПД содержит 12 пунктов, описывающих возможные переживания, сопровождающие то или иное занятие, которое указывается в ин-

177




струкции. Целесообразно давать методику минимум дважды для разных занятий, например «выполнение повседневных профессиональных обязанностей» и «любимое занятие в свободное время». Опрашиваемым предлагается оценить по шкале от 1 до 6 типичность данного переживания для данного вида деятельности. Из 12 пунктов методики 3 относятся к усилию («Занимаясь этим, я прилагаю немало сил») 3 – к удовольствию («Я насла-ждаюсь этим занятием»), 3 – к смыслу («Я знаю, ради чего я это делаю») и 3 – к пустоте («Во время этого я не испытываю никаких чувств»).

В   первом варианте методики пунктов, относящихся к пустоте, не было.

В    исследовании на материале учебной деятельности студентов (n = 83) конфирматорный факторный анализ выделил 3 фактора, полностью соответствующие исходной гипотезе и объяснявшие более 65% дисперсии. Структурная модель обнаружила довольно хорошую согласованность

(CFI = .967, RMSEA = .067).

В     исследовании персонала крупной энергетической компании (n = 1199) использовались уже все четыре шкалы. Показатели соответствия структурной модели были на том же уровне (CFI = .970, RMSEA = .063).

В     обоих случаях смысл и удовольствие довольно сильно позитивно коррелировали между собой, а также с другими позитивно нагруженными диспозициональными переменными (позитивные эмоции, удовлетворенность жизнью, осмысленность жизни и др.) Интересно, что переживание усилия ведет себя в этих выборках по-разному; если в студенческой выборке усилие значимо негативно коррелирует с позитивными личностными переменными, а его корреляции с переживаниями смысла и удовольствия тоже негативны, но незначимы, то в выборке работающих взрослых усилие умеренно позитивно (p < 0,05) коррелирует с двумя другими видами переживаний, а также с положительными эмоциями и удовлетворенностью жизнью, а его корреляции с пустотой, а также негативными эмоциями и эмоциональным выгоранием незначимы. Эти результаты выглядят вполне осмысленно: действительно, ценность усилия осознается далеко не сразу и на рубеже взрослости оно закономерно предстает как однозначно негативное переживание в контексте возрастного гедонизма. Однако по мере дальнейшей профессионализации усилие начинает переосмысливаться как условие достижения значимых целей в отдаленной временной перспективе.

В   том же исследовании с персоналом энергокомпании были выявлены связи переживаний в деятельности с мотивационным континуумом, описанным в теории самодетерминации (внутренняя-внешняя мотивация). В частности, все три основных вида переживаний оказались значимо позитивно связаны с большинством видов мотивации, за исключением чисто внешней мотивации и амотивации; переживание пустоты обнаружило противоположную структуру связей.


178




В исследовании студентов МГУ разных специальностей (n = 74) сравнивались переживания в двух видах деятельности: учебной и досуговой. Для переживаний учебной деятельности выделилась четырехфакторная структура, хорошо соответствующая теоретической модели. Для досуговой деятельности структура оказалась трехфакторной; пункты, отражающие пустоту, вошли в фактор удовольствия с обратным знаком.

Очень интересной оказалась структура корреляций переживаний в двух видах деятельности между собой. Прежде всего, не было выявлено ни одной значимой корреляции между переживаниями, даже одинаковыми, относящимся к разным видам деятельности. Это подтверждает, что переживания в нашем понимании являются элементами именно структуры деятельности, а не структуры личности. Далее, оба вида деятельности различаются по структуре корреляций разных переживаний между собой и с личностными переменными. Для учебной деятельности корреляции разных переживаний значимо коррелируют между собой в 4 случаях из 6, что говорит о взаимосвязанности разных переживаний в учебной деятельности. Они также (за исключением усилия) значимо коррелируют с осмысленностью жизни, удовлетворенности жизнью и самоэффективностью (пустота – отрицательно). Напротив, в досуговой деятельности переживания значимо не связаны ни между собой (единственная значимая корреляция – смысл и удовольствие, p < 0,01), ни с личностными переменными.

Таким образом, из приведенных данных можно сделать выводы о том, что трехкомпонентная модель переживаний в деятельности получает хорошее эмпирическое подкрепление, а также что диагностика переживаний и других процессов в контексте деятельности представляет собой особое направление психологической диагностики, несводимое ни к диагностике индивидуальных черт, ни к диагностике состояний, ни к диагностике спо-собностей, компетенций и познавательных процессов.

Литература

1.   Чиксентмихайи, М. Поток: психология оптимального переживания / М. Чиксентмихайи. – М.: Смысл: Альпина Нон–Фикшн, 2011. – 520 c.

2.   Nakamura, J. The construction of meaning through vital engagement / J. Naka-mura, M. Csikszentmihalyi // Flourishing. Positive psychology and the life well–lived.

– Washington, DC: American Psychological Association, 2003. – P. 83-104.

3.   Csikszentmihalyi, M. Emerging goals and the self–regulation of behavior / M. Csikszentmihalyi, J. Nakamura // Advances in social cognition. Perspectives on behavioral self–regulation – 1999. – Vol. 12. – P. 107—118.

4.   Csikszentmihalyi, M. The flow experience and its significance for human psychology / M. Csikszentmihalyi // Optimal Experience: Psychological studies of flow in consciousness. – Cambridge: Cambridge University Press, 1988. – P. 15–35.
Tags: теоретическая модель, тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments