m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Опросник на психологические защиты

Цитируем по книге:

Современная психодиагностика России. Преодоление кризиса: сборник материалов III Всероссийской конференции: в 2 т. / редколлегия: Н.А. Батурин (отв. ред.) и др. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2015. Т.1. – 380 с.

Со стр. 161-165


УДК 159.947 + 159.938.3

ББК Ю926-3

ВОЗМОЖНОСТИ ДИАГНОСТИКИ ДИСПОЗИЦИЙ ЗАЩИТНОГО И СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

(ОПЫТ ПСИХОМЕТРИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ)9

Кружкова О.В., Воробьева И.В.
E-mail: galiat1@yandex.ru

Уральский государственный педагогический университет, г. Екатеринбург

В статье описываются этапы и результаты создания психодиагностической методики для выявления диспозиций защитного и совладающего поведения. Результаты проектирования ипсативного личностного опросника, оценивающего готовность к таким диспозициям защитного и совладающего поведения как блокирование информации, изменение дистанции, контроль, преобразование, позволяют заключить о достаточных характеристиках его валидности и надежности, а также соответствия его внутренней структуры выбранному теоретическому конструкту.

Ключевые слова: психодиагностическая методика, диагностика защитного и совладающего поведения, диспозиции защитного и совладающего поведения, создание личностного опросника, психометрия.

Идея о том, что отдельные стратегии, направленные на защиту и сохранение личности, могут объединяться в более крупные образования, характеризующиеся единой направленностью действий, высказывалась многими исследователями, и в отношении защитных механизмов (Р. Плутчик, Р.М. Грановская, Е.Т. Соколова), и в отношении копинг-стратегий (Р. Лазарус, Е. Фрайденберг, Т.Л. Крюкова). Тем не менее, на сегодняшний день существует существенный дефицит психодиагностических методик, позволивших бы диагностировать данные комплексные образования. Поэтому целью представленного исследования стало создание методики диагностики защитных и совладающих действий субъекта в проблемной ситуации с опорой на диспозиционную теорию [5] и серию наблюдений за поведением человека в стрессогенных условиях [4].

Проектирование личностного опросника первоначально включало отбор перечня стрессовых ситуаций, которые были бы значимы для личности и провоцировали ответную реакцию на уровне когнитивной (К), эмоциональной (Э) или поведенческой (П) модальности совладающего и защитно-

9 Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта Президента Россий-ской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых – канди-
датов наук МК-2450.2011.6

161



го поведения. Изначально предлагался перечень из 40 ситуаций, которые оценивались респондентами по степени их стрессогенности (80 человек). После проведения факторного анализа методом главных компонент с последующим варимакс-вращением ситуации были разделены на три группы в соответствии с модальностью реакции и их число сокращено до 21. В соответствии с теоретической и эмпирической моделями диспозиций защитного и совладающего поведения, для каждого пункта были сформулированы 8 вариантов вероятных ответных реакций личности на стрессовую ситуацию (БИл – блокирование информации о себе; БИс – блокирование информации о среде; Дл – изменение собственной дистанции взаимодействия со средой (избегание); Дс – удаление среды от себя (изгнание); Кл – самоконтроль; Кс – контроль за средой; Пл – преобразование себя; Пс – преобразование среды). При этом в проектировании опросника наиболее интересной представлялась форма ипсатива, относящегося к методикам вынужденного выбора [1].

После проведения пилотажного тестирования (50 респондентов) были определены первичные психметрические характеристики личностного опросника. Проверка внутренней согласованности опросника производилась методами вычисления коэффициента α-Кронбаха, коэффициента эквивалентных форм Спирмена-Брауна и критерия надежности половинного расщепления Гуттмана [2]. В соответствии с этим шкалы опросника обладают следующими показателями параметров надежности: БИл (0,946; 0,964; 0,874), БИс (0,961; 0,970; 0,893), Дл (0,891; 0,885; 0,825), Дс (0,935; 0,925; 0,874), Кл (0,925; 0,895; 0,764), Кс (0,924; 0,912; 0,818), Пл (0,950; 0,947; 0,821), Пс (0,953; 0,940; 0,845). Как видно из результатов, разработанный опросник обладает достаточно высокой надежностью измеряемых шкал. При оценке согласованности ответов по шкале, как виду реакции, и ответов, по каждой модальности данной реакции, был использован коэффициент ранговой корреляции Спирмена, показатели которого следующие:

БИл (К – 0,777; Э – 0,960; П – 0,974); БИс (К – 0,956; Э – 0,995; П – 0,994); Дл (К – 0,898; Э – 0,890; П – 0,889); Дс (К – 0,918; Э – 0,949; П – 0,959); Кл ( К – 0,921; Э – 0,937; П – 0,926); Кс (К – 0,919; Э – 0,941; П – 0,938); Пл (К– 0,945; Э – 0,982; П – 0,968); Пс (К – 0,932; Э – 0,975; П – 0,948). То есть,

уровень значимости во всех случаях p < 0,001, что свидетельствует о высокой согласованности шкал и их компонентов.

Критериальная конкурентная валидность проверялась посредством сопоставления результатов личностного опросника с данными, полученными на данной выборке с помощью методик «Индекс жизненного стиля» (ИЖС, авторы Р. Плутчик и др.) и «Опросник способов совладания» (ОСС, авторы Р. Лазарус и С. Фолкман). Корреляционный анализ позволил вы-явить следующие взаимосвязи (при р < 0,01 и р < 0,05) и тенденции к ним (при р < 0,1):


162



– БИл и самоконтроль (ОСС) (r = – 0,386, р = 0,007). Так, активное блокирование информации о себе в окружающую среду в форме замирания предполагает определенное снижение контроля за собственными реакциями. Например, личность, обладающая низким уровнем самоконтроля, может иметь тенденцию выбирать именно такую форму поведения именно при столкновении со стрессовой ситуацией;

– БИл и положительная переоценка (ОСС) (r = – 0,321, р = 0,026). То есть блокирование информации о себе в окружающую среду в форме замирания не предполагает положительно оценивание этой среды или недооценку факторов угрозы. Человек, негативно воспринимающий факторы среды имеет тенденции к сокрытию или искажению информации о себе, находясь в условиях этой среды;

– БИс и принятие ответственности (ОСС) (r = – 0,265, р = 0,069). Данная тенденция может быть интерпретирована как снижение ответственности за происходящее при интенсивном блокировании восприятия или осознания стимулов окружающей среды. Человек, не обладающий адекватной и   полной картиной окружающего мира снимает с себя ответственность за свое поведение и происходящие события;

– БИс и вытеснение (ИЖС) (r = 0,365, р = 0,013). Блокирование осознания стимулов окружающей среды происходит частично посредством вытеснения информации о них из зоны активного сознания;

– БИс и проекция (ИЖС) (r = – 0,251, р = 0,085). Склонность к психологическим переносам не предполагает устранение из зоны активного сознания негативных фактов воздействия среды на человека;

– Дл и бегство-избегание (ОСС) (r = 0,346, р = 0,016). Соответственно собственный уход от стрессогенной ситуации в условиях среды напрямую сопряжен с применением копинговой стратегии «бегство-избегание»;

– Дс и поиск социальной поддержки (ОСС) (r = 0,250, р = 0,087). Это отражает склонность к подмене одной социальной среды (с которой разрываются связи, т.е. увеличивается дистанция) на другую (с которой устанавливаются взаимосвязи, т.е. уменьшается дистанция) через реализацию аффиляционных потребностей;

– Дс и компенсация (ИЖС) (r = 0,244, р = 0,095). При компенсации собственных реальных или мнимых недостатков человек склонен к изменению социального и пространственного окружения;

– Кл и положительная переоценка (ОСС) (r = 0,352, р = 0,014). То есть контроль за собственными реакциями может происходить посредством ревизии и положительной переоценки собственных возможностей и ресурсов;

– Кл и гиперкомпенсация (ИЖС) (r = 0,251, р = 0,085). Контроль за собственными реакциями происходит в форме отказа от реализации собственных потребностей и формирования обратного начальному, но социально желательного поведения в условиях среды, требующей этого;

163



– Кл и рационализация (ИЖС) (r = 0,255, р = 0,081). Осуществление контроля за собственными реакциями в стрессогенной среде может осуществляться через нахождения объяснения собственным мыслям, чувствам и   действиям, транслируемого как себе, так и окружающим, то есть рационального понимания себя и своего места в данной ситуации;

– Пл и дистанцирование (ОСС) (r = 0,266, р = 0,067). Данная тенденция может быть объяснена наличием склонности к преобразованию себя и собственного поведения в ситуации за счет снижения субъективной значимости для личности стрессогенных воздействий;

– Пс и дистанцирование (ОСС) (r = – 0,287, р = 0,048). Преобразование среды предполагает повышение значимости ситуации для индивида и, соответственно, нахождение личностного смысла и необходимости проявления активности в данной ситуации;

– Пс и бегство-избегание (ОСС) (r = – 0,247, р = 0,091). Данная тенденция может быть интерпретирована как нехарактерность ухода от ситуации при проявлении активности по изменению ее смысла или ее содержания со стороны личности;

– Пс и регрессия (ИЖС) (r = – 0,262, р = 0,072). Данная тенденция предполагает, что при активном изменении ситуации человеку чаще всего несвойственно снимать с себя ответственность за происходящее.

Описанные взаимосвязи подтверждают достаточную критериальную конкурентную валидность, хотя и нуждаются в дальнейшем изучении для уточнения характеристик взаимосвязей и конкретизации положения тенденций на большем объеме выборки.

Представленные результаты первичной психометрической проверки разработанного личностного опросника «Диспозиции защитного и совладющего поведения» свидетельствуют о его достаточных характеристиках валидности и надежности, а также соответствия его внутренней структуры выбранному теоретическому конструкту. В дальнейшем планируется расчет дискриминативности шкал, проверка критериальной прогностической валидности, разработка тестовых норм для некоторых категорий респондентов. Также, базовая версия опросника открывает возможность для разработки его модификаций для различных средовых условий [3].

Литература

1.   Аксенова, Е.П. Ипсативный подход к оценке личности: возможности и ограничения / Е.П. Аксенова // Психологические исследования. – 2012. – Т. 5,
№  24. – С. 10. – http://psystudy.ru/index.php/num/2012v5n24/702-aksyonova24.html.

2.   Батурин, Н.А. Технологии конструирования тестов: часть I / Н.А. Батурин, Н.Н. Мельникова // Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». – 2009. – Вып. 6. –
№30 (163). – С. 4–14.

3.   Бойко, А.Д. Возможности диагностики диспозиций защитного и совлада-ющего поведения в образовательной среде / А.Д. Бойко // Образование и наука. – 2015. – № 7 – (в печати).

164



4. Кружкова, О.В. Возможности обсервационного изучения факторов защитного и совладающего поведения в городской среде / О.В. Кружкова,Д.М. Никифорова // European Social Science Journal. – 2013. – № 7 (35). – С. 351–361. 5. Кружкова, О.В. Диспозиции защитного и совладающего поведения лично-сти: теоретический конструкт и эмпирическая модель / О.В. Кружкова // Ярославский педагогический вестник. – 2012. – Т. 2, № 3. – С. 222–227.
Tags: тест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments