m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Психологи в непаханом правовом поле

Психологи в непаханом правовом поле
Предисловие к переводу

Бермант-Полякова О.В., кандидат психол. наук, психотерапевт, супервизор
Модиин, Израиль

Psychologists on Untilled Legal Field
Foreword to selective translated articles

Bermant-Polyakova O.V., PhD
Modiin, Israel

В Израиле десятилетиями применяют внедряемые в настоящее время в РФ формы социальной практики. Предисловие обрисовывает контекст, в котором развивается современная израильская и американская судебная психология. Предлагаем читателю богатый фактический материал и возможность самому сделать выводы.

Ключевые слова: социальный патронат, медиация, судебная психология



Israel for decades has used a forms of social practice are being implemented in modern Russian Federation. Foreword describes the current context of Israeli and American psychology development. We offer to reader a plentiful factual material and an opportunity to make conclusions by himself.

Key words: social patronage, mediation, forensic psychology

Поколение 2000-х успешно решило задачу компьютеризации всей страны и перехода к рыночным экономическим формам и западным образовательным стандартам. Поколение 2010-х освоилось в интернете и электронном документообороте и опробует новые формы социального взаимодействия: социальный патронат и внесудебное урегулирование споров (медиацию). В Израиле десятилетиями применяют внедряемые в настоящее время в РФ формы социальной практики. Настоящее предисловие обрисовывает контекст, в котором развивается современная израильская судебная психология, и информирует читателя о современной российской ситуации.

Социальный работник с широкими полномочиями

В Российской Федерации принят и действует Федеральный Закон от 17 июля 1999 года № 178 "О государственной социальной помощи" (с изменениями от 07. 05.2013 № 104-ФЗ, от 02.07.2013 № 185-ФЗ), на основании которого органы социальной защиты вправе разрабатывать программу социальной адаптации совместно с гражданином, включать в неё мероприятия, направленные на преодоление трудной жизненной ситуации. В настоящее время на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации находится законопроект "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации", который расширяет функции социальных работников следующим образом:
Статья 22. Содействие в предоставлении медицинской, педагогической, психологической, социальной юридической помощи, не относящейся к социальным услугам (социальное сопровождение).

Безусловно, радует упоминание в законопроекте федерального уровня психологической помощи как отдельной сферы. Как указывал автор в докладе о законопроекте "Об охране психологического здоровья граждан в Российской Федерации" [1] на Международной научно-практической конференции в г. Санкт-Петербурге 16 апреля 2013 года, психологические услуги учитываются либо как "социальные услуги", либо как "медицинские услуги", работу психолога современная статистика РФ "не видит".

Вместе с тем, ни в одной статье обсуждаемого Государственной Думой законопроекта "Об основах социальной помощи" не упомянуто, что социальное сопровождение устанавливается с согласия гражданина или его представителя либо по решению суда. Оно осуществляется "по необходимости", однако неизвестно, кто конкретно определяет наступление необходимости, где и как можно обжаловать его действия и какие его действия признаются неосторожной виной должностного лица и являются уголовно наказуемой халатностью. Регламентированные статьёй 22 мероприятия в понятиях законопроекта не имеют отношения к социальным услугам, в силу чего на них не распространяется принцип добровольности социальных услуг; суть "содействия в предоставлении" не расшифровывается как конкретные действия.

Социальный работник с судебными полномочиями

В Израиле действуют социальные работники с судебными полномочиями (пкидот саад), которые по обращениям граждан или постановлению суда концентрируют информацию из самоотчётов подопечных, данных полиции, учебных, лечебных учреждений, в том числе психиатрических, и представляют её суду в виде систематизированного отчёта. Они также надзирают за выполнением реабилитационных программ, утверждённых судом, привлекая к их реализации психологов, социальных работников, прошедших подготовку по психотерапии, ведущих психологических тренингов. Социальные работники с судебными полномочиями помогают разным категориям граждан. В настоящее время действуют следующие специализации деятельности: в интересах несовершеннолетних правонарушителей (на основании закона о защите несовершеннолетних от 1960 года); в интересах детей, изымаемых из родительских семей в интернаты; в интересах несовершеннолетних, чьи родители ведут бракоразводный процесс, приёмных семей, усыновителей; в интересах граждан, признанных судом умственно отсталыми; в интересах престарелых граждан и в интересах беспомощных лиц.
Отсутствие надзорного органа, официально контролирующего действия социальных работников; невозможность получить копию документации из социальных служб для ознакомления; невозможность получить второе мнение специалиста во время разбирательства в социальных службах; низкое качество реабилитационных программ, утверждаемых судом полностью и автоматически безотносительно к их шаблонности и несоответствию интересам лица, признанного нуждающимся, вызывают в израильском обществе справедливую общественную критику [2]. Социальные работники не имеют профессиональных медицинских и психологических знаний, а судебная практика разбирательств исков по семейным спорам и несовершеннолетним только в закрытом судебном заседании делает произвол социальных работников с судебными полномочиями абсолютным.

В 2008 году судьёй Хилей Гeрстель в деле ת''א 3129-09-07 было принято прецедентное решение, лишившее должностных лиц социального ведомства судебной неприкосновенности, и с тех пор граждане получают компенсации, если в суде доказано причинение им вреда вследствие халатного исполнения социальным работником с судебными полномочиями своих обязанностей. Парламентское разбирательство злоупотреблений, в том числе необоснованного изъятия детей из родительских семей и передача их в государственные интернаты, было инициировано в конце 2010-х годов депутатом Кнессета Мариной Солодкиной [3].

Работников больше, чем работы

Медиация в её современном понимании начала развиваться во второй половине двадцатого века, прежде всего в странах англо-саксонского права – США, Великобритании, Австралии, Израиле. Затем она стала распространяться и в Европе. В настоящее время медиаторы содействуют разрешению споров самого широкого круга: между соседями по зданию или по улице, между гражданином и городским муниципалитетом, в сфере потребления – между клиентом и поставщиком услуги, в деловой сфере – между партнёрами по бизнесу или конкурентами, в семейной сфере – между супругами на этапе до и после развода, включая конфликт между родителями по устройству жизни детей после расставания супругов, конфликт между наследниками, конфликты между работодателем и работником, между школой, родителями и учеником.

Практика медиации в Израиле насчитывает два десятилетия. В 1992 году была принята поправка к параграфу 79 гимель Закона о судопроизводстве 1984 года, которая создала возможность разрешения споров во внесудебном порядке и определила полномочия медиатора. В 1993 году был принят Устав медиатора, определивший порядки работы и этический кодекс медиаторов, в 1995 году параграф 26 алеф Закона о семейном судопроизводстве доверил разрешение семейных споров медиаторам. В 1998 году была создана Коллегия медиаторов, которая подготовила за пятнадцать лет более тысячи специалистов.

В 2006 году в Министерстве юстиции была создана комиссия, которая проанализировала практику применения медиации. Отмечается, что процент согласных обратиться к медиатору составляет 80-90%. Согласно официальным данным, в мировом суде в 2004 году были рассмотрены 2,719 дел при суде и 1,012 дел в частном порядке, в 2005 году 3,234 дела при суде и 1,268 дел в частном порядке. В суде по трудовым спорам в 2003-2004 годах были рассмотрены более 4,000 дел при суде и 600 в частном порядке. Медиация при суде не стоит сторонам денег, медиация на частном рынке предполагает почасовую оплату, которая в десятки раз ниже, чем расходы на пошлины в суде и гонорары адвокатам [4].
Вместе с тем комиссия отметила, что сфера медиации не получила ожидаемого развития. Анализ психологических причин такого положения дел приводится на стр. 22 отчёта: (1) ожидания, что конкретное дело в суде станет прецедентным и судебный процесс получит резонанс среди общественности, (2) в общественном сознании доверия судебной системе больше, чем медиаторам, (3) нежелание встречаться лицом к лицу за столом переговоров с истцом или ответчиком, перекладывание судебной тяжбы целиком и полностью на адвоката, (4) предпочитают судебный процесс, в котором однозначно будет восстановлена справедливость, поиску компромисса или выгоды, (5) порой не заинтересованы в улаживании спора, поскольку начали судебный процесс с целью доставить неприятности другой стороне. В качестве меры по расширению применения медиации в разрешении споров комиссия предложила ввести в законодательство "обязательную медиацию" [4], однако законопроект не был принят.

Барин не рассудит и судья тоже

В Российской Федерации медиация споров стала возможной с момента принятия 27 июля 2010 году Федерального Закона №193 "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 14 февраля 2011 года №187 "Об утверждении программы подготовки медиаторов" и Приказом Минэкономразвития РФ от 14 октября 2011 года № 567 "Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии государственной услуги по предоставлению сведений из государственного реестра саморегулируемых организаций медиаторов" определены порядок обучения и лицензирования посредников.
Медиация выявляет спорные вопросы и направлена на выработку вариантов решений, взаимоприемлемых для участников конфликта. Она ищет согласие сторон, тогда как традиционный судебный процесс обычно принимает сторону участника с более весомым правовым аргументом. Программа подготовки медиаторов является образовательной программой дополнительной профессиональной подготовки. Назначение медиатора производится по взаимному соглашению сторон, а услуги по проведению процедуры медиации могут оказываться как на платной, так и на бесплатной основе. В законе прописаны также процедуры медиации — внесудебная, досудебная и судебная, предусматривающая проведение процедуры медиации на любой стадии судебного разбирательства. Медиатор и стороны должны принимать все возможные меры к тому, чтобы указанная процедура была завершена в срок не более 60 дней.

В 2008 году был инициирован пилотный проект по развитию медиации на базе Уральского федерального округа. Были обучены 77 человек, которые разрешили 27 конфликтов, добиться существенного снижения нагрузки на судей не удалось. В Санкт-Петербурге в экспериментальном порядке были обучены 34 человека, которые за время работы проекта вели 173 дела, из них 83 дела было закрыто по примирению сторон или мировому соглашению. В шести регионах России, по данным некоммерческого партнёрства "Лига медиаторов", были проведены 224 медиации, из которых 127 закончились мировыми соглашениями [5].

В 2012-2013 годах на заседании Международного Санкт-Петербургского юридического форума обсуждались темы "Медиация – выход из спора без суда: от малых исков до экологических катастроф", "Медиация в трансграничных спорах", "Медиация и инновационные подходы к разрешению трансграничных споров в условиях глобализации" [6]. В программу форума на 2014 год включены темы 4.4. "Валидация судебно-экспертных методик: международные подходы к оценке судебных экспертиз" и 4.5. "Медиация: современные подходы к урегулированию споров и выработке решений в условиях глобализации" [7].

Валидация судебно-экспертных методик

В отличие от помощи медиатора в прояснении интересов в конфликте и в компромиссном урегулировании спора, помощь психолога в качестве эксперта является устоявшейся традицией. Предметом исследования СПЭ являются психические процессы, состояния, свойства психически здоровых лиц, участвующих в уголовном и гражданском процессах, особенности их психической деятельности, временные (неболезненные) изменения сознания под влиянием различных факторов, экспертная оценка которых имеет значение для установления объективной истины по делу.

Основная задача судебно-психологической экспертизы (СПЭ) сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком изучении специальных вопросов психологического содержания, входящих в предмет доказывания по уголовным делам или являющихся составными элементами гражданско-правовых споров. Общие основания для назначения любой экспертизы, в том числе СПЭ, содержатся в ст. 195 УПК РФ. Наряду с общими основаниями, говоря об обязательных случаях проведения экспертизы (п. 4 ст. 196 УПК РФ), законодатель указывает, что экспертизу следует проводить «для определения психического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания». Таким образом, здесь подразумевается широкий круг психических явлений, которые являются предметом изучения не только в психиатрии, но и в психологии. В своём заключении эксперты-психологи должны не только указать, какие исследования они провели и какие результаты получили, но и научно обосновать свои выводы.

В новом уголовном законодательстве Российской Федерации социально-психологическим качествам личности субъектов различных преступлений уделено большее внимание, на основании этого можно вести речь о психологизации отдельных норм уголовного права. Например, законодателем введены в уголовно-правовую материю психические расстройства, не исключающие вменяемости (ст. 22 УК РФ); неспособность несовершеннолетнего правонарушителя в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие отставания в психическом развитии (ст. 20 УК РФ); легкомыслие (ст. 26 УК РФ); психофизиологические качества личности субъекта, совершившего опасное деяние, которые не соответствовали требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ст. 28 УК РФ); понятие психического принуждения, препятствующего процессам волеизъявления потерпевшего (ч. 2 ст. 40, п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ); понятие риска (ст. 41, п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ); особая жестокость, жестокое обращение как способы совершения целого ряда преступлений; аффект как одно из экстремальных состояний психики, длительная психотравмирующая ситуация и т. д.[8]

Психологи 2010-х годов обнаруживают себя в непаханом правовом поле, где ещё не обозначили свою полосу ни медиация, ни ювенальная юстиция. Как показывает израильский опыт, с усложнением форм социально-правового взаимодействия экспертной психологической работы в судебной системе становится больше. Вместе с тем, вопрос валидности применяемых психологами методик для ответов на вопросы суда, является в настоящее время остро дискуссионным.

Цикл переводных статей профессора психологии Моше Заки даёт возможность узнать о состоянии дел в отрасли судебной психологии в Израиле; о современных моделях, применяемых в американской и израильской судебной психологии для валидизации психологических обследований; а также познакомиться с зарубежным опытом сотрудничества психолога с социальными работниками и юристами на конкретных примерах из уголовной и гражданской практики.

Об авторе статей

Моше Заки родился в Египте в 1944-м году, получил степень PhD по психологии в Лионском университете (Франция) в 1977 году. Он написал свой пост-докторскую работу в Хайфском университете (Израиль) в 1980 году, и стал профессором психологии Луизианского университета Айовы (США) в 1996 году. Женат, имеет взрослых сына и дочь.
В 1970-1995 годах служил в Армии Обороны Израиля в качестве профессионала душевного здоровья, в 1978 - 2012 годах возглавлял психологическую службу города Тират-Кармель в Израиле. С 1980 года работает судебным консультантом и экспертом, с 2004 года возглавляет отделение психологии, закона и этики на юридическом факультете Хайфского университета. Его работы по психологии насчитывают 5 монографий и 75 статей. Вклад профессора Заки в развитие гуманности отмечен многочисленными международными наградами в 1999-2012 годах, в числе которых почётная награда ЮНЕСКО за выдающиеся достижения в 2002. Профессор свободно общается на английском, французском, иврите и арабском языках, его контактные данные

Prof. Moshe Zaki
International Center for Health, Law and Ethics, Faculty of Law, Haifa University, Israel
pr.m.zaki@gmail.com

С письменного согласия профессора Моше Заки в переводе на русский язык в печатном и электронном виде появятся 13 избранных работ:

Судебная психология в Израиле: направления развития
Психодиагностика и суд: профессиональные и этические проблемы
Подходы и методы психодиагностики способности подписывать договор, составлять завещание и давать показания в судебном заседании
Психотерапия, суд и этика: принудительное лечение
Психодиагностика способности быть родителем в делах по определению места проживания ребёнка и в делах по усыновлению: сходство и различия
Размышления о совместной опеке: борьба родителей из-за места проживания ребёнка
Модель реабилитации способности быть родителем в делах по определению места жительства ребёнка и в делах по усыновлению
Профессиональные и этические проблемы извлечения ребёнка из родительской семьи и помещения его в учреждение интернатного типа
Лояльность психолога, проводящего обследование, заказчику работы как причина искажённого психодиагностического отчёта
Социальная динамика как причина искажений в ходе судебного процесса
Применение прецедента Egshell Skull Rule в исках о возмещении вреда здоровью: психологические аспекты
Модель психологической оценки способности нести уголовную ответственность у лиц с умственной отсталостью
Эмиграция как стрессор: самоубийства в среде выходцев из СССР и из Эфиопии (в соавторстве с д-ром Ларисой Дружининой)

Литература:

1. Доклад о законопроекте "Об охране психологического здоровья граждан РФ", прочитанный на Пятых чтениях памяти А.Ф. Лазурского в г. Санкт-Петербурге в 2013 году http://www.youtube.com/watch?v=jVaebMwewts
2. Отчёт внутриведомственной проверки в мае 2009 года о нарушениях в работе социальных работников с судебными полномочиями (иврит) http://pkidat-saad.blogspot.co.il/2008/12/blog-post_06.html
3. Отчёт о заседании парламентской комиссии под председательством депутата Кнессета Марины Солодкиной, расследовавшей нарушения в работе социальных работников с судебными полномочиями (иврит) http://www.youtube.com/watch?v=37ioeHfCJ5Q
4. Отчёт комиссии при Министерстве юстиции в июле 2006 года о состоянии дел в сфере медиации (иврит) http://www.justice.gov.il/NR/rdonlyres/A51934AE-C5C0-4D3E-A677-DEF7BB57C865/5624/dinveheshbon.pdf
5. Практика применения медиации в РФ http://mediaciarb.ru/index.php/o-mediatsii/praktika
6. Видеоматериалы Международного Санкт-Петербургского юридического форума http://media.spblegalforum.ru/search/search?keyword=%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F&frmimg=%D0%9F%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BA
7. Программа Международного Санкт-Петербургского юридического форума на 2014 год http://spblegalforum.com/spilf2014/Satellite?c=Article&cid=1350477014595&mid=1350477015249&mmid=1350477015233&pagename=LF%2FArticle%2FAjArticleTplContentPage
8. Косолапова Н.В., Иванова А.И. Юридическая психология. Конспект лекций. М: Юрайт-Издат, 2010. – 143 с.

Tags: судебная психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments