m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Categories:

Судебно-психологическая экспертиза: становление

Судебно-психологическая экспертиза

В 1764 году вышла небольшая брошюра итальянского юриста Чезаре Беккариа (1738-1794) "О преступлениях и наказаниях" (которая затем выдержала свыше 60 изданий на многих языках мира, в том числе и на русском). Идеи Беккариа произвели переворот в практике уголовной юстиции. Он подверг убедительной критике запутанные и чрезмерно сложные уголовные законы, тайное уголовное судопроизводство и неоправданную жестокость наказаний. Беккариа впервые провозгласил важнейшие принципы: эффективность наказания зависит не от его жестокости, а от неотвратимости и быстроты исполнения, человек признаётся невиновным до тех пор, пока суд не вынесет ему обвинительный приговор.


Новые правовые воззрения формировались на основе просветительской, гуманистической философии. Принятый в 1791 году Учредительным собранием Франции Уголовный кодекс провозгласил основные принципы современного уголовно-правового мировоззрения: преступны лишь предусмотренные законом деяния, наказание должно быть неотвратимым и соразмерным преступлению. Обвинительная форма судопроизводства была заменена состязательной формой, провозглашалась презумпция невиновности, утверждалось юридическое равенство участников правоотношения, вводился суд присяжных, отменялась теория формальных доказательств, присяжные и судьи получили право принимать решения на основе внутреннего убеждения. Обвиняемый получил право на защиту, бремя доказывания возлагалось на обвинителя. Оправдательный приговор стал обязательным при недоказанной виновности.
В начале XIX века широко внедряется в практику учение о физиогномике К. Лаватера, - попытка определить психическое состояние и психологический тип человека по особенностям строения его лица. В то же время австрийский врач и анатом Ф. Галль разрабатывает основы френологии и пытается доказать, что развитие отдельных участков коры головного мозга человека влияет на его форму черепа и что изучение строения черепа человека позволяет диагностировать способности его личности. Теория Галля широко использовалась на практике. Родоначальник биологического направления в криминологии итальянский психиатр Ч. Ломброзо (1835-1909) создал теорию типа прирождённого преступника, которая в настоящее время считается лженаучной. Однако именно Ломброзо впервые поставил вопрос о необходимости исследования личности преступника.
В 1874 году в Казани публикуется первая монография по судебной психологии – "Очерки судебной психологии". Её автор, психиатр А.А. Фрезе – считал, что предмет судебной психологии – "применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни". В 1877 году юрист Л.Е. Владимиров выступил со статьёй "Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям", в которой отмечал, что социальные причины преступности находят почву в индивидуальных характерах, изучение которых обязательно для юристов. "Чужая душа не всегда потёмки. Научная психология даёт свет… Людьми всегда судится целый человек, а не трактуется отдельное, вырванное из его жизни деяние", - писал Л.Е. Владимиров, имевший большой опыт работы в суде присяжных. Он подчёркивал, что целям уголовного правосудия удовлетворяет лишь медико-психологическое исследование, проводить которое должен специалист, подготовленный по медицине и психологии. Владимиров подчёркивал, что медико-психологическое исследование должно включать в себя изучение содержания психологической жизни – сферы чувств, умственной жизни, мотивов, внушаемости личности.
В конце XIX в. в связи с развитием экспериментальной психологии судебная психология в России постепенно оформляется в самостоятельную науку. Виднейший её представитель Д.А. Дриль, анализируя общие механизмы преступного поведения, приходит к выводу, что один из этих механизмов – ослабление у преступников способности "властно руководствоваться предвидением будущего". В 80-х годах XIX в. начинается деятельность выдающегося русского юриста А.Ф. Кони, который уделял большое внимание связи уголовного права с психологией и написал ряд содержательных работ по судебной психологии.
Российские исследователи проявляли активный интерес к зарубежному опыту проведения судебно-психологических экспертиз. Уже в 1907 году в Казани выходит книга А.Н. Елистратова и А.В. Завадского "К вопросу о достоверности свидетельских показаний (опыты А. Бине и В. Штерна)", в которой анализируются экспертизы одного из родоначальников теории внедрения психологических экспертиз в судебно-следственную практику – психолога В. Штерна. Штерн провёл множество судебно-психологических экспертиз свидетельских показаний не только взрослых подэкспертных, но также малолетних и несовершеннолетних.
В конце XIX – начале ХХ века психология обособляется в самостоятельную отрасль научного знания. Этому способствовало активное внедрение экспериментальных исследований в психологию. В 1907 году по инициативе В.М. Бехтерева и Д.А. Дриля был создан Психоневрологический институт, в программу которого входила и разработка курса "Судебная психология". А в 1909 году в рамках Психоневрологического института был создан Криминологический институт. Итоги его работы были обобщены в труде В. М. Бехтерева "Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности" (1912), где рассматриваются проблемы психологической диагностики обвиняемых и свидетелей.
В 1923 году на первом Всероссийском съезде по психоневрологии работала секция судебной психологии (под руководством криминалиста С.В. Познышева). В 1925 году в Москве был создан Государственный институт по изучению преступности и преступника, котороый был реорганизован в 1929 году. В 1930 году состоялся Первый съезд по изучению поведения человека, на котором работала секция судебной психологии, где были заслушаны доклады по разным направлениям судебной психологии.
Первым значительным отечественным исследованием в области судебно-психологической экспертизы была монография А.Е. Брусиловского "Судебно-психологическая экспертиза. Её предмет, методика и пределы", вышедшая в свет в 1929 году в Харькове. В ней автор скрупулезно анализирует судебно-психологические экспертизы проф. Штерна и психолога Варендонка, подчёркивая значение свободного рассказа малолетнего свидетеля в отличие от формального допроса, а также обращает внимание на важную значимость психологического анализа истории показаний (динамики показаний) при экспертизе свидетелей, особенно малолетних и несовершеннолетних. Брусиловский указывает на обязательное участие родителей и других близких ребёнку-свидетелю людей в психологической экспертизе.
В 1930-х годах многочисленные лаборатории и бюро судебно-психологических экспертиз прекратили своё существование, и многие видные юристы того времени объявляли судебную психологию лженаукой и подчёркивали недопустимость использования судебно-психологической экспертизы в следствии и судопроизводстве.
До середины 1960-х годов судебно-психологическая экспертиза была предана забвению, однако многие судебно-психологические вопросы решались в рамках судебно-психиатрической экспертизы, которая активно развивалась в 1940-е годы. Преподавание общей и судебной психологии было введено в юридических вузах СССР в 1966 году. В эти же годы судебно-психологическая экспертиза переживает своё второе рождение. Одним из первых среди тех юристов, кто признал необходимость использования судебно-психологической экспертизы в судебно-следственной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних, был Г.М. Миньковский. Активное использование психологических знаний в судебно-следственной практике началось после постановления пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 года "О судебной практике по делам несовершеннолетних", где указывалось на целесообразность проведения судебно-психологической экспертизы при выяснении способности несовершеннолетних полностью осознавать значение своих действий и определении, в какой мере они могли руководить ими.
В 1977 году Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности издаёт первое методическое пособие по судебно-психологической экспертизе для служебного пользования. Автором пособия был М.М. Коченов. Впоследствии им было написано учебное пособие по судебно-психологической экспертизе для студентов-психологов и экспертов, где чётко излагаются задачи и направления экспертных исследований, рассматриваются методологические аспекты (Коченов, 1980). В 1980 году в Прокуратуре СССР разрабатывается и принимается методическое письмо под названием "Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы". Проблемам судебно-психологической экспертизы по уголовным и гражданским делам посвящены многочисленные статьи и монографии как психологов, так и юристов (Мельник, Цицирев, Яковлев, 1987, Лысков, Курбатова, 1986, Кудрявцев, 1988, Мельник, Яровенко, 1991, Васильев, Мамайчук, 1991, Сахнова, 1997 и др.)
В зарубежной практике судебно-психологическая экспертиза широко применяется не только в уголовных, но и в гражданских процессах.

Цитата взята из книги И.И. Мамайчук "Экспертиза личности в судебно-следственной практике". – СПб, Речь, 2002. – 255 с.
Tags: судебная психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments