m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Юридическая психология: сто пятьдесят лет

Введение

Юридическая психология – наука о функционировании психики человека, вовлеченного в правовые отношения. Юридическая психология возникла как ответ на запросы юристов-практиков, по сути, это прикладная наука, призванная помогать юристу искать ответы на интересующие его вопросы, её принципы и методы являются общепсихологическими. Юридическая психология носит междисциплинарный характер, она развивается на стыке психологических и правовых знаний.
Официальной датой рождения науки психологии традиционно считают 1879 г. – год основания первой лаборатории экспериментальной психологии в немецком городе Лейпциге. Сделал это Вильгельм Вундт. На этапе донаучного знания источником сведений о психических процессах и состояниях, индивидуально-типологических особенностях людей, их мотивах и ценностных установках, закономерностях в поведении индивидов и малых групп была художественная литература. Психологизм классической русской литературы подготовил появление книги Б.Л. Спасовича «Уголовное право» (1863), насыщенной психологическими данными, А.А. Фреза «Очерки судебной психологии» (1874), Л.Е. Владимирова «Психические особенности преступников по новейшим исследованиям» (1877). Таким образом, русская юридическая (раньше говорили судебная) психология имеет полуторавековую историю.


Судебная реформа 1864 г. ввела принцип состязательности судебного процесса и равенства сторон обвинения и защиты, независимости судей и подчинения их только закону, независимой от государства свободной адвокатуры и суда присяжных. Русский юрист, общественный деятель и выдающийся судебный оратор А.Ф. Кони внес значительный вклад в развитие юридической психологии. Его труды «Свидетели на суде» (1909), «Память и внимание» (1922), а также курс лекций «О преступных типах» затрагивали проблемы взаимодействия участников следственного и судебного процессов, поведения свидетелей в зале суда, влияния речи судьи на суде на ход судебного разбирательства, феномен «общественного пристрастия» суда присяжных.
В 1912 г. в Германии проходит юридический конгресс, на котором юридическая психология получила официальный статус учебной дисциплины для правоведов. ВМосковском университете уже в 1906–1912 гг. читался курс «Уголовная психология».
В 1925 г. в Москве был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника. Он стал первым в мире специализированным криминологическим институтом. Отдельные кабинеты и лаборатории по изучению преступности открывались в "узловых" городах: Ленинграде, Саратове, Казани, Харькове, Баку. Бурное развитие психоанализа и психометрии шло в ногу с новейшими европейскими психологическими веяниями. Психосоциальный подход от констатирующих задач закономерно обратился к формирующим задачам, - так криминология и психология оказались в школе. Социальная практика 1920-х – 1930-х годов получила название педологии, стало организационной структурой и было разгромлено в 1936 году. Вот текст приговора, оглашённый с партийной трибуны:

Постановление ЦК ВКП(б) от 04.07.1936
О педологических извращениях в системе Наркомпросов
ЦК ВКП(б) устанавливает, что Наркомпрос РСФСР и Наркомпросы других союзных республик допустили извращения в руководстве школой, выразившиеся в массовом насаждении в школах так называемых "педологов" и передоверии им важнейших функций по руководству школой и воспитанию учащихся. Распоряжениями Наркомпросов на педологов были возложены обязанности комплектования классов, организации школьного режима, направление всего учебного процесса "с точки зрения педологизации школы и педагога", определение причин неуспеваемости школьников, контроль за политическими воззрениями, определение профессии оканчивающих школы, удаление из школ неуспевающих и т.д.
Создание в школе, наряду с педагогическим составом, организации педологов, независимой от педагогов, имеющей свои руководящие центры в виде различных педологических кабинетов, областных лабораторий и научно-исследовательских институтов, раздробление учебной и воспитательной работы между педагогами и педологами при условии, что над педагогами был учинен контроль со стороны звена педологов, - все это не могло не снижать на деле роль и ответственность педагога за постановку учебной и воспитательной работы, не могло не создавать фактическую бесконтрольность в руководстве школой, не могло не нанести вреда всему делу советской школы.
Этот вред был усугублен характером и методологией педологической работы в школе. Практика педологов, протекавшая в полном отрыве от педагога и школьных занятий, свелась в основном к ложно-научным экспериментам и проведению среди школьников и их родителей бесчисленного количества обследований в виде бессмысленных и вредных анкет, тестов и т.п., давно осужденных партией. Эти, якобы, научные "обследования", проводимые среди большого количества учащихся и их родителей, направлялись, по преимуществу, против неуспевающих или неукладывающихся в рамки школьного режима школьников и имели своей целью доказать, якобы, с "научной" "биосоциальной" точки зрения современной педологии наследственную и социальную обусловленность неуспеваемости ученика или отдельных дефектов его поведения, найти максимум отрицательных влияний и патологических извращений самого школьника, его семьи, родных, предков, общественной среды и тем самым найти повод для удаления школьников из нормального школьного коллектива.
В этих же целях действовала обширная система обследований умственного развития и одаренности школьников, некритически перенесенная на советскую почву из буржуазной классовой педологии и представляющая из себя форменное издевательство над учащимися, противоречащая задачам советской школы и здравому смыслу. Ребенку 6 - 7 лет задавались стандартные казуистические вопросы, после чего определялся его так называемый "педологический" возраст и степень его умственной одаренности.
Все это вело к тому, что все большее и большее количество детей зачислялось в категории умственно отсталых, дефективных и "трудных".
На основании отнесения подвергшихся педологическому "изучению" школьников к одной из указанных категорий педологи определяли подлежащих удалению из нормальной школы детей в "специальные" школы и классы для детей "трудных", умственно отсталых, психо-невротиков и т.д.
ЦК ВКП(б) устанавливает, что в результате вредной деятельности педологов комплектование "специальных" школ производилось в широком и все увеличивающемся масштабе. Вопреки прямому указанию ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР о создании двух-трех школ для дефективных и дезорганизующих учебу школьников Наркомпросом РСФСР было создано большое количество "специальных" школ различных наименований, где громадное большинство учащихся представляет вполне нормальных детей, подлежащих обратному переводу в нормальные школы. В этих школах, наряду с дефективными детьми, обучаются талантливые и одаренные дети, огульно отнесенные педологами на основании ложно-научных теорий к категории "трудных". Что же касается постановки дела в этих "специальных" школах, то ЦК ВКП(б) признает положение с учебной и воспитательной работой в них совершенно нетерпимым, граничащим с преступной безответственностью. "Специальные" школы являются по существу безнадзорными, постановка учебной работы, учебного режима и воспитания в этих школах отданы в руки наименее квалифицированных воспитателей и педагогов. Никакой серьезной исправительной работы в этих школах не организовано. В результате большое количество ребят, которые в условиях нормальной школы легко поддаются исправлению и становятся активными, добросовестными и дисциплинированными школьниками, - в условиях "специальной" школы приобретают дурные навыки и наклонности и становятся все более трудно исправимыми.
ЦК ВКП(б) считает, что такие извращения воспитательной политики партии в практике органов Наркомпросов могли сложиться в результате того, что Наркомпросы до сих пор находятся в стороне от коренных и жизненных задач руководства школой и развития советской педагогической науки.
Только пренебрежением Наркомпросов к руководству педагогической наукой и практикой можно объяснить тот факт, что антинаучная и невежественная теория отмирания школы, осужденная партией, продолжала до последнего времени пользоваться признанием в Наркомпросах, и ее адепты в виде недоучившихся педологов насаждались во все более и более широких масштабах.
Только вопиющим невниманием Наркомпросов к задачам правильной постановки дела воспитания подрастающего поколения и невежеством ряда их руководителей можно объяснить тот факт, что в системе Наркомпросов педагогика была пренебрежительно объявлена "эмпирикой" и "наукообразной дисциплиной", а несложившаяся еще, вихляющая, неопределившая своего предмета и метода и полная вредных антимарксистских тенденций так называемая педология была объявлена универсальной наукой, призванной направлять все стороны учебно-воспитательной работы, в том числе педагогику и педагогов.
Только головотяпским пренебрежением к делу развития советской педагогической науки можно объяснить тот факт, что широкий, разносторонний опыт многочисленной армии школьных работников не разрабатывается и не обобщается и советская педагогика находится на задворках у Наркомпросов, в то время как представителям нынешней так называемой педологии предоставляется широкая возможность проповеди вредных лженаучных взглядов и производство массовых, более чем сомнительных, экспериментов над детьми.
ЦК ВКП(б) осуждает теорию и практику современной так называемой педологии. ЦК ВКП(б) считает, что и теория и практика так называемой педологии базируется на ложно-научных, антимарксистских положениях. К таким положениям относится, прежде всего, главный "закон" современной педологии - "закон" фаталистической обусловленности судьбы детей биологическими и социальными факторами, влиянием наследственности и какой-то неизменной среды. Этот глубоко реакционный "закон" находится в вопиющем противоречии с марксизмом и со всей практикой социалистического строительства, успешно перевоспитывающего людей в духе социализма и ликвидирующего пережитки капитализма в экономике и сознании людей.
ЦК ВКП(б) устанавливает, что такая теория могла появиться лишь в результате некритического перенесения в советскую педагогику взглядов и принципов антинаучной буржуазной педологии, ставящей своей задачей в целях сохранения господства эксплоататорских классов доказать особую одаренность и особые права на существование эксплоататорских классов и "высших рас" и, с другой стороны, - физическую и духовную обреченность трудящихся классов и "низших рас". Такое перенесение в советскую науку антинаучных принципов буржуазной педологии тем более вредно, что оно прикрывается "марксистской" фразеологией.
ЦК ВКП(б) считает, что создание марксистской науки о детях возможно лишь на почве преодоления указанных выше антинаучных принципов современной так называемой педологии и суровой критики ее идеологов и практиков на основе полного восстановления педагогики как науки и педагогов как ее носителей и проводников.
ЦК ВКП(б) постановляет:
1. Восстановить полностью в правах педагогику и педагогов.
2. Ликвидировать звено педологов в школах и изъять педологические учебники.
3. Предложить Наркомпросу РСФСР и Наркомпросам других союзных республик пересмотреть школы для трудновоспитуемых детей, переведя основную массу детей в нормальные школы.
4. Признать неправильными постановления Наркомпроса РСФСР об организации педологической работы и Постановление СНК РСФСР от 7 марта 1931 года "Об организации педологической работы в республике".
5. Упразднить преподавание педологии как особой науки в педагогических институтах и техникумах.
6. Раскритиковать в печати все вышедшие до сих пор теоретические книги теперешних педологов.
7. Желающих педологов-практиков перевести в педагоги.
8. Обязать наркома просвещения РСФСР через месяц представить в ЦК ВКП(б) отчет о ходе выполнения настоящего Постановления.

ЦК ВКП(б)
Цитата взята с сайта http://www.bestpravo.ru/sssr/gn-dokumenty/g4o.htm

Через сто лет интерес к судебной психологии возник снова. В 1964 г. Постановлением ЦК КПСС «О дальнейшем развитии юридической науки и улучшении юридического образования в стране» был создан Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Прокуратуры Союза ССР, в составе которого был открыт отдел психологии, а уже в 1965 г. в программу подготовки юристов в высших учебных заведениях был введен курс «Психология (общая и судебная)».
В 1987 году был преобразован во Всесоюзный научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка Прокуратуры Союза ССР, в 1993 году — в Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. С 2007 года Научно-исследовательский институт является структурным подразделением Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Основным направлением его научной деятельности является проведение фундаментальных и прикладных научных исследований, в том числе поискового характера, по проблемам: законности, правопорядка, защиты прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства; криминологического прогнозирования; организации управления в органах прокуратуры; обеспечения прокурорского надзора; уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии; уголовного, гражданского и арбитражного процесса и участия прокурора в судопроизводстве; организации и надзора за законностью предварительного расследования; административного права и процесса и юридической психологии, информационно-аналитического обеспечения органов прокуратуры.
Цитата взята с сайта http://www.agprf.org/nii/nii-2.html

В настоящее время юридическая психология является прикладной многоотраслевой дисциплиной. Можно выделить следующие ее подотрасли (разделы):
судебная психология – раздел, изучающий психологические аспекты судебного разбирательства (психологическое воздействие речи прокурора, судьи, адвоката, поведение и показания свидетелей на суде, проблемы судебно-психологической экспертизы);
криминальная психология – раздел, изучающий психологические особенности личности преступника, типовые психологические портреты преступников, мотивацию преступного поведения как в целом, так и отдельных его видов (насильственную преступность, корыстную преступность, преступность несовершеннолетних, групповую), динамику развития отношений в преступных группах, проблемы лидерства и психологического принуждения;
следственно-оперативная психология – раздел, изучающий психологические аспекты расследования и раскрытия преступлений: тактику осмотра места происшествия, допроса, следственного эксперимента и дачи показаний на месте происшествия и опознания, а также формирования и тренинга оперативно-следственных групп;
пенитенциарная (исправительная) психология – раздел, занимающийся проблемами психологической эффективности различных видов уголовного наказания, психологией осужденных и отбывающих наказание, а также разработкой психологических основ перевоспитания, ресоциализации и реадаптации лиц, преступивших закон;
правовая психология – раздел, исследующий проблемы правовой и противоправной социализации личности, условия воспитания и модели социальной адаптации законопослушных граждан и граждан, преступивших закон, психологические основы правотворчества и правореализации;
психология профессиональной деятельности юриста – раздел, занимающийся проблемами построения психологических профессиограмм юридических специальностей (психологических требований к претендентам на занимаемую должность), вопросами профориентации, профотбора, формирования коллектива, профилактики профессиональной деформации личности и рекреации;
психологическая виктимология – раздел, посвященный особенностям личности и поведения жертвы преступления, признакам «распознания» жертвы преступником, взаимодействию потерпевших и правонарушителей в момент совершения преступления, психологической помощи жертвам преступлений.

Таким образом, юридическая психология – наука о функционировании психики человека, вовлеченного в сферу правовых отношений. Ее объект – психика человека, предмет – различные явления психики, индивидуально-психологические особенности личности участников правоотношений. Общепсихологическая методология использует исследовательские методы психологии: наблюдение, пробы и измерения, биографический метод и метод анализа продуктов деятельности, тесты.

Цитата взята из курса лекций А.И. Ивановой и Н.В. Косолаповой "Юридическая психология".
Tags: судебная психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments