alexey5351 (alexey5351) wrote in rabota_psy,
alexey5351
alexey5351
rabota_psy

Categories:

Про догорание

В тексте про закаленных и выносливых
http://rabota-psy.livejournal.com/262088.html
больше всего реакций возникло на следующую фразу: «человек включается с полуоборота там, где нет реальной внешней опасности, и не может потом успокоиться на протяжении длительного времени.» Я решил написать об этом чуть более подробно.

По этому поводу д-р Warrier рассказал историю из своих дней в NIH (National Institute of Health.) Он и его коллеги проводили исследование пациентов с использованием fMRI, лет примерно десять назад. Контрольная группа, основная группа, рандомизация по возрасту, полу, и цвету ботинок прочим переменным. Лежит себе пациент в fMRI и видит одну за другой идиллические картинки – рассвет над морем, осенний лес, ромашки на лугу. Пациент кайфует, fMRI скучает. Вдруг, среди ясного неба, пациент видит фотографию акулы с открытой пастью - крупным планом. У всех поголовно на fMRI “загорается” амигдала. Чувствовать себя едой вообще трудно, а тут еще и неизбежностью веет из открытой пасти акулы. Поэтому запускается рефлекс сражайся-беги по всем правилам мудрой человеческой природы. В этом состоянии активной амигдалы когнитивные способности снижаются очень резко; в крови кортизол в больших количествах, тотальная мобилизация ресурсов - PFC практически перестает работать. Это у всех. Но вот что интересно. У части пациентов этот эффект проходит относительно быстро и они возвращаются в исходное нейтральное состояние – опасность миновала и они способны думать рационально и воспринимать окружающий мир адекватно. Другая часть пациентов не могут вернуться из возбужденного состояния достаточно долго, они “не остывают” какое-то время. Как следствие, их когнитивные результаты и способность к восприятию окружающего мира ограничены в этот период времени.

Чем отличалась вторая группа от первой?


Наличием травмы в истории. Этот результат не был гипотезой и темой исследования, но стал неожиданным побочным результатом. Увеличенное время «догорания» – один из внешних, поведенческих симптомов пост-травмы.

В тексте по ссылке выше есть возможное нейрологическое объяснение происходящего - ведь если HPA-axis разбалансирована, то она не умеет быстро успокаиваться – тормоза (гиппокамп, итд) работают не очень, а педаль газа гиперактивна.
В сочетании с повышенной в пост-травме бдительностью этот эффект приводит к повышенному расходу энергии, подобно тому, как двигатель автомобиля работает часто на холостых оборотах.

Ledoux выдвинул в свое время двойственную теорию страха. В сильно упрощенном виде она состоит в том, что в мозгу человека есть две цепи обработки внешнего стимула – быстрая и долгая. В быстрой цепи грубый набросок внешнего стимула обрабатывается по короткому кругу лимбической системы – например стимул сравнивается со смертельно опасными объектами, память о которых кодирована прямо в амигдале, например такими как образ паука или змеи (условно). Если происходит совпадение внешнего стимула и опасного образа в амигдале, то амигдала включается и запускает рефлекс сражайся-беги. Параллельно с этой быстрой и грубой оценкой более подробная информация о внешнем стимуле отправляется в PFC (в то место, которым мы думаем логически и рационально.) PFC – это подробная и более сложная обработка, она занимает больше времени. Далее, результат обработки PFC сравнивается с быстрой оценкой лимбической системы и в случае совпадения все прекрасно и легко. В случае несовпадения может возникнуть диссонанс, который так или иначе потом разрешается.

Одна из идей о травматичной памяти события в том, что это разновидность implicit памяти – то есть оторванной от контекста памяти вне времени и пространства, эмоционально окрашенном обрывке события, который не описан словами, а скорее бессловесными образами-объектами. Соответственно, вызывается травматичная память не размышлениями и осознанным усилием вспомнить что произошло, а на автомате, при встрече с внешними триггерами, которые ассоциативно с ней связаны - такими как запахи, звуки, визуальные образы. Этим в частности объясняется явление flashback. По сути травматичная память близка к памяти о “фобических” объектах в амигдале, то есть объектах связанных со смертельной опасностью – змеях, пауках итд.

Другой из поведенческих симптомов травмы – увеличенный startle reflex. Startle – это о том, что если человека внезапно и громко окликнуть или тронуть за плечо, а он вскакивает или вскрикивает. У травмированных людей startle рефлекс увеличен по сравнению со среднестатистическим.

Одна из теорий травмы состоит в том, что в пост-травматическом расстройстве довольно часто обработка происходит по короткому кругу Ledoux - кругу лимбической системы, а длинный круг (PFC) просто не включается. Отчасти потому, что амигдала затопляет мозг кортизолом, догорание происходит долго и все это время PFC молчит.

Например, в случае ветерана войны, который вернулся домой с ПТСР, он может резко и на полном автомате схватиться за нож, если жена случайно уронила сковородку на пол. Потом он долгое время может не приходить в спокойное состояние. В то время как человек, не испытавший травму, может вздрогнуть, и потом достаточно быстро расслабиться – когда PFC скажет ему что это всего лишь сковородка. К сожалению, случаи причинения вреда близким достаточно распространены у людей, страдающих острым PTSD.

Хорошая новость состоит в том, что методология лечения PTSD в военных и ветеранских госпиталях шагнула далеко вперед – то есть когда состояние диагностировано, то весьма эффективное лечение возможно, хотя пока и без гарантии успешного результата для всех.


Истичники

The Neuroscience of Clinical Psychiatry: The Pathophysiology of Behavior and Mental Illness by Edmund S. Higgins and Mark S George

Psychodynamic Psychiatry in Clinical Practice. Glen O. Gabbard.

Dr. Rajeev Warrier, personal communication

Tags: травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments