alexey5351 (alexey5351) wrote in rabota_psy,
alexey5351
alexey5351
rabota_psy

Category:

Как бабочка к огню

В Роршах диагностике есть параметр Afr – соотношение аффекта. У Afr есть среднестатистическая середина, которая обычно не привлекает внимания и две крайние стадии. Одна из крайних стадий - низкий Afr – это избегание аффекта. Как правило, человек с низким Afr не может или не умеет адаптивно обращаться с аффектом, не может модулировать его, успокаиваться самостоятельно, направлять его в действие. В итоге аффективные ситуации становятся большим стрессом и человек их избегает. Аффект наиболее часто проявляется при общении с другими людьми, поэтому довольно часто люди с низким Afr избегают общения. Кроме того, низкий Afr встречается у людей, страдающих от депрессии или тревожных расстройств – аффект в этом случае избегается, потому что он болезненный, позитивных эмоций мало.

Вторая крайность, высокий Afr – это стремление к аффективно заряженной ситуации.



Человека с высоким Afr тянет драма, высокий накал эмоций, конфликт или опасности. Человек чувствует недостаток стимуляции в обычных ситуациях, более-менее нейтральных. Ему хочется африканских страстей. В итоге человек может попадать в опасные ситуации и обжигаться. Людям с высоким Afr свойственно испытывать импульсивность, низкую терпимость к фрустрации. Они часто стремятся к скорейшему удовлетворению потребностей (хочу прямо сейчас), им трудно откладывать удовольствие. В адаптивном варианте высокий Afr может сублимироваться в работу или творчество, чаще всего театр. Кроме того встречаются алкогольные и наркотические зависимости, стремление к экстремальному спорту, жесткой порнографии, агрессивным триллерам.

Одна из особенностей высокого Afr – острое желание чувствовать себя живым (возможно, потому что в обычной рутине пропадает это ощущение.) Когда в крови много адреналина, жизнь ощущается остро. Кроме того, жизнь ощущается привычно – люди привыкли к высокому уровню накала эмоций и более спокойные ситуации парадоксальным образом воспринимаются ими, как непривычные – а значит потенциально опасные. То есть для человека с высоким Afr нейтральная ситуация рождает тревогу. В отличие от более пассивного, тревожного состояния, острые эмоции организуют – при злости снижается оценка окружающей опасности и тянет действовать, при страхе – бежать. В обычной жизни люди с высоким Afr страдают от неопределенности.

Еще одна особенность высокого Afr в том, что люди защищены в среднем меньше (особенно если высокий Afr сочетается с низкой L в Роршахе). Если у человека достаточно эмоциональных и когнитивных ресурсов, то определенная открытость – это хорошо, способствует качеству общения. В то же время, у людей со сниженной ресурсностью комбинация малой защищенности и стремления к аффекту может приводить к болезненным, кризисным ситуациям, включая ре-травматизацию. Таким образом, у людей с высоким Afr может образоваться цикл. Аффект тянет, его хочется больше и прямо сейчас. Этот драйв тянет человека во все более экстремальные или конфликтные ситуации. Если вокруг спокойно, то конфликт находится или создается. В ситуации максимального накала становится больно и человек обжигается. При этом, сильный аффект - это тот способ, которым человек привык справляться с дискомфортом нейтральности и это тот способ, который в прошлом приносил удовлетворение. Это привычная среда, как вода для рыбы. Поэтому, пэттерн укрепляется и становится устойчивым.

В плане склада характера принято считать, что высокий Afr – свойство histrionic character style. Это люди, в общении с которыми чувствуется драма в самых обыденных ситуациях; их тянет на драму, они ее активно ищут и создают вокруг себя. Одна из основных защит histrionic - сексуализация. Чуть более точно, у histrionic человека Afr c большой вероятностью повышен, но высокий Afr не означает histrionic, есть другие варианты.

При травматизации Afr может сместиться в ту или иную крайность – как в сторону избегания и изоляции, так и в сторону стремления к аффекту. В случаях ПТСР, а особенно ПТСР с параллельной депрессией, избегающее поведение присутствует как один из основных симптомов. В терапии Afr может двигаться ближе к середине – это более устойчивое, безопасное и ресурсное состояние. Сам по себе высокий или низкий Afr не означает патологии. Вообще, всего одна переменная Роршаха крайне редко говорит что-нибудь определенное, важны сочетания внутри Роршаха и сочетания Роршаха с другими тестами. При этом Afr – один из самых устойчивых параметров в Роршахе, в том смысле, что при повторении тестов через три года коэффициент стабильности Afr был 0.9 (Weiner).

Узнавание себя в том, что написано выше не означает что Afr именно такой, как кажется – Afr определяется тестом, а не словами. Роршах в этом смысле существенно отличается от гороскопов. Кроме того, если человек по тексту выше узнает в себе черты и высокого и низкого Afr одновременно – то это скорее говорит о гибкости и остуствия жесткого “застревания.”

Если чуть отойти от клинической сухости, то люди с высоким Afr нужны в обществе. Мир был бы скучным без них. Cреди людей с высоким Afr много поэтов, художников и артистов. Высоцкий очень точно писал об этом – “поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души.” (Еще он написал о цифре 37, когда поэту маячит рутина, и тогда --
“лучше уж от водки умереть, чем от скуки.” Но это уже другая тема.)

В любом случае, поэты обладают талантом и умением говорить красиво и без лишних слов. Например вот так:



Источник –
Principles of Rorschach Interpretation.
Irving B. Weiner

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments