m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Нелюбовь (с)

Меир Шалев. Впервые в Библии. М.: Текст, 2010. 413 с.
Со стр. 135-141
«Авраам встал рано утром, и взял хлеба и мех воды, и дал Агари, положив ей на плеча, и отрока, и отпустил её. Она пошла, и заблудилась в пустыне Вирсавии. И не стало воды в мехе, и она оставила отрока под одним кустом. И пошла, села вдали, в расстоянии на один выстрел из лука. Ибо она сказала: не хочу видеть смерти отрокаю И она села против, и подняла вопль, и плакала» (Быт. 21, 14-16)
Ужасный, отчаянный вопль Агари – первый плач в Библии.

Первая скатившаяся в библейских рассказах слеза – её слеза. Фраза, открывающая эту историю: «Авраам встал рано утром», - тоже выполняет здесь важную роль, ибо она дословно повторяется потом в следующей главе, где речь идёт о другом, ещё более ужасном деянии, которое потребуется от Авраама, - о принесении в жертву Исаака. Там тоже «Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дрова для всесожжения, и встав пошёл на место, о котором сказал ему Бог».
В обоих случаях просыпается один и тот же отец, и в обоих случаях он просыпается, чтобы совершить чудовищный поступок по отношению к своему сыну, причём оба раза не по своей инициативе и вопреки своему желанию. И оба раза в дело вмешивается Божий ангел и в последнее мгновенье спасает каждого из сыновей. В случае Изамаила за мгновенье до его смерти появится вода, а в случае Исаака за мгновенье до его всесожжения появится заплутавший в кустах агнец, который и будет принесён в жертву. Однако самое важное в обоих случаях – конечно, поведение Авраама, который каждый раз подчиняется жестокому приказу, не пытаясь ни спорить, ни возражать. Не удивлюсь, если именно его покорное согласие изгнать Измаила побудило Бога потребовать в следующий раз принести в жертву Исаака. Словно бы Бог и Сам дивился – где же предел послушанию этого отца и что ещё он готов сделать? Послушание Авраама вызывает недоумение и любопытство. Принято объяснять это глубокой верой и восхвалять Авраама за неё, но похоже, что послушание это проистекает также из особенностей характера. Авраам стремится любой ценой избежать конфликта.
Я уже упоминал ту скупость и краткость описания, которые автор использовал в рассказе о жертвоприношении Исаака. Несколькими словами он сумел намекнуть на бурю, бушующую в душе Авраама, не описывая её. И такая же душевная буря ощущается в рассказе об изгнании Изамила. И здесь из считанных слов возникает и вырисовывается целая картина. Вот Авраам берёт сумку с хлебом и мех с водой: «И дал Агари, положив ей на плеча». Так и видишь, как Авраам протягивает Агари эти припасы, но глаза его тем временем смотрят куда угодно, только не ей в глаза, а она, застыв от ужаса, уже понимая, что её ждёт, не берёт то, что он ей протягивает, ибо возьми она из его руки, это означало бы согласие с той жестокой и злобной несправедливостью, на которую её обрекли.
Но Агарь не согласна участвовать в этой несправедливости, она не берёт протянутые ей припасы, и потому Авраам вынужден положить сумку и мех с водой ей на плечи – как вешают на вешалку или кладут в седельную корзину. И «отрока» - его зовут Измаил, если кто забыл, - он тоже передаёт ей в руки, потому что Агарь не берёт его, и кто знает, быть может, Измаил всё это время прижимался к нему, к своему отцу, к Аврааму.
К большому сожалению, тот, кому предназначено было стать «отцом множества народов», не сумел быть отцом двух своих сыновей.


Tags: легкомысленно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment