m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

Холостой и бездетный (с)

Меир Шалев. Впервые в Библии. М.: Текст, 2010. 413 с.
Со стр. 396
Десять заповедей по сей день считаются вершиной, основной сутью иудаизма. Но их чтение вызывает ряд недоумённых вопросов. Почему там сказано, например: «Не кради» - и не сказано: «Не насилуй»? Почему «Почитай отца твоего и мать твою», а не «Возлюби ближнего своего, как самого себя?» Почему «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего», - а не «Оказывай уважение старому»? И почему вообще заповедей десять, а не три, восемь, двадцать шесть или дюжина? Неужно десятичная система помогает восприятию закона?

Читатель может ощутить также лёгкое разочарование. Несмотря на столь длительное ожидание первых еврейских законов, он не видит ничего нового в законе, который предписывает создать религиозный истеблишмент, обладающий исключительными правами на все отправления культа, и ничего оригинального втаких заповедях, как «не убивай» и «не прелюбодействуй», - аналогичные предписания и запреты содаржатся в законодательствах всех других народов, кто бы они ни были. Точно так же запреты на воровство и на лжесвидетельство являются общими для всех народов, а почитание отца и матери входит в систему ценностей во многих других культурах.
Со стр. 397-400
Мы ожидали большего, может сказать читатель, мы ожидали чего-нибудь единственного в своём роде. Что ж, в Десяти заповедях есть и три великих новшества: монотеизм, суббота и «не желай».
Почему-то монотеизм повсеместно считается возвышенным и прогрессивным новшеством, а политеизм, или многобожие, - мировоззрением приземлённым и примитивным. Я понимаю, что вера в абстрактного Бога предпочтительней, чем вера, наделяющая статусом божества конкретные предметы – солнце, луну, планеты, животных, не говоря уже о всякого рода идолах, вроде камней, деревьев, статуэток из дерева и камня и тому подобного. Но я не понимаю, чем один Бог предпочтительней нескольких.
Иногда я даже развлекаю себя мыслью, что, быть может, наш учитель Моисей придумал и заповедал евреям монотеизм по весьма простой, почти технической причине: куда легче нести по пустыне один ковчег Завета, чем в страшную жару тащить на себе несколько разных ковчегов и вдобавок заботиться о шатрах, о холодной воде и о жертвах для каждого из них.
Но правда проще. Библия вовсе и не предлагает последовательный и всеобъемлющий монотеизм. В рассказе об Аврааме и его встречах с Богом единственность Господа вообще не упоминается. Точно так же Исаака и Иакова тоже не занимала идея монотеизма. Им достаточно было, что Господь – это Бог, покровительствующий им самим и тому народу, который им предстоит породить. И вообще – на первых порах Библия содержит множество намёков и доказательств существования других богов. Уже при первом явлении Бога Моисею, в горящем кусте («неопалимой купине»), Он говорит не о Своей единственности, а лишь о том, что Он – Бог Авраама, Исаака и Иакова. И когда Моисей предстал перед фараоном и обратился к нему от имени Господа, он назвал Его «Бог Израиля», как бы оставляя место также для иных богов. И даже в «Песне Моисея» после перехода через Красное море появляется совершенно немонотеистический стих: «Кто, как Ты, Господи, между богами?» (Исх. 15,11) Иными словами, есть и другие боги, но ни один из них не идёт ни в какое сравнение с Богом Израиля.
И так не только в Пятикнижии. Когда пророк Илия состязался с пророками Ваала в вызывании дождя, он предложил им: «И призовите вы имя бога вашего, а я призову имя Господа, Бога моего» (3 Цар. 18,24). А пророк Михей сказал: «Ибо все народы ходят, каждый – во имя своего бога; а мы будем ходить во имя Господа Бога нашего во веки веков» (Мих. 4,5). Эта фраза также указывает на существование других богов, наряду с «нашим Богом».
Даже десять заповедей не лишены этой религиозно-лингвистической проблематичности. И здесь появляются «боги» во множественном числе. Действительно, уже в первой заповеди написано: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим (Исх. 20, 2-3). Слова эти можно понимать в том смысле, что «другие боги», быть может, тоже существуют, но это не боги евреев. Не они вывели евреев «из земли Египетской, из дома рабства», а потому им нельзя поклоняться. Иными словами, тут утверждается не только единственность еврейского Бога в мире, сколько его единственность в качестве еврейского Бога, тот факт, что Он является единственным и эксклюзивным Богом народа Израиля.
Со стр. 402-405
Как мы говорили, люди склонны видеть в монотеизме возвышенную духовную идею, но интересно взглянуть на него также с точки зрения Бога. Представляется, что для Него этот монотеизм – настоящая беда. Боги древних Греции, Рима, Египта и Вавилона жили богатой и насыщенной коллективной жизнью – рожали детей, ссорились, мстили, влюблялись и изменяли, воевали и развлекались, - а наш Господь Бог живёт в полном одиночестве. И выходит, за нашими с Ним взаимными жалобами, что не раз напоминают споры супругов, слишком долго живущих вместе, скрывается древняя и глубокая распря: Бог изгнал нас из рая и приговорил к жизни, полной труда и боли, а мы изобрели монотеизм и приговорили Его к жизни одинокой и бездетной.
В книге Бытия есть намёк на то, что в жизни нашего Бога бывали и лучшие времена. Как я уже говорил выше, Его собственные первые слова о себе произнесены во множественном числе: «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт 1, 26) и, возможно, что Он произносит это, обращаясь к целой компании богов. Действительно, в начале шестой главы той же книги рассказывается об интересных и таинственных личностях, которые именуются там «сынами Божиими». Если у Бога были сыновья, то была ли у него также жена? А может быть, две? Шестнадцать? Семьдесят? А эти сыны Божии – они тоже были богами? Библия не даёт ответа на эти вопросы, но продолжение рассказа свидетельствует об особых и добрых отношениях между сынами Божьими и человеческим родом: «Сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жёны, какую кто избрал» (Быт. 6,2). Дочери человеческие даже родили сыновьям Божиим детей, которые были «сильные, издревле славные люди» (Быт. 6,4).
Этот рассказ, смутное воспоминание о древнем мифологическом пласте еврейской религии, свидетельетсвует о весёлых политеистических временах нашей истории, особенно весёлых с точки зрения Бога, - и это не единственный такой рассказ. В книге Иова мы читаем: «И был день. Когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришёл и сатана» (Иов. 1,6). И здесь тоже описывается тёплая семейная компания, и Бог здесь принимает гостей, заулючает пари с одним из них, с сатаной, слушает и рассказывает истории, а возможно, даже подаёт угощение. Нет сомнения, что Он получает удовольствие от такого времяпровождения.
Но в большей части Библии Бог существует и действует один, и это приводит к безусловно печальным результатам. Поскольку чудеса и знамения начинают приедаться даже Ему, а занятия погодой не отнимают у Него много времени, и землетрясения повторяются, а управление эволюцией живых существ и экологией различных биотопов принципиально не меняется уже миллионы лет, и нет других богов и богинь, чтобы развлечься с ними беседой или трапезой, любовью или ссорой, - наш Бог занимается исключительно своими верующими и врезультате посвящает им слишком много времени и внимания.
Действительно, читая Библию нашего одинокого Бога, мы порой ощущаем смущение и неловкость, когда сталкиваемся с тем, как Он описан в некоторых местах. Создатель неба и земли, Господь воинств, разделивший Красное море, зачастую представлен разными авторами Библии как Бог докучливый и мелочный. Он жалуется, ревнует и обижается. Он угрожает, Он обещает. Он сожалеет о содеянном. Он ищет похвал и гонится за почётом. Он бросает обвинения, Он следит, Он ловит на горячем, Он преечисляет подарки, которые нам дал, и угрожает вернуть дары, которые получил от нас. Чуть не со слезами вспоминает те медовые месяцы счастливой любви, когда мы ходили за Ним в пустыне, где до нас не ступала нога человека.
Другие боги, вроде Ваала или Зевса, не предъявляли своим верующим таких претензий. Их биографы позаботились окружить их астартами и герами, сонмом нимф и наложниц, а также законными и незаконными детьми, друзьями, родственниками, соперниками, соседями и коллегами. Но наш Господь Бог – Бог един, нет у нас других, кроме него, и нет у Него других, кроме нас. Иногда кажется, что в этом и кроется подлинная причина изобретения монотеизма. Мы создали себе одинокого единого Бога, чтобы Он занимался нами и только нами.

Tags: легкомысленно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments