alexey5351 (alexey5351) wrote in rabota_psy,
alexey5351
alexey5351
rabota_psy

Categories:

Что на уме то и на языке

Одна из черт поведения, которая мне особенно интересна – это способность сдерживать импульсы, например импульс что-то сказать собеседнику. Особенность эта многогранная и сложная; на эту тему немало написано. Когда черта “несдержанности” ярко выражена и проявляется в разных жизненных ситуациях, американцы называют ее словом “disinhibited”. Противоположное слово, о человеке с высокой способностью сдерживаться – “contained”. Часть способности сдерживаться имеет отношение к социально-культурным факторам. В России, на мой взгляд, люди чуть более прямолинейны. В штатах люди в среднем более сдержаны, чем в России, а в Великобритании еще более сдержаны. Помимо культурно-социальной составляющей есть еще психодинамические факторы, гены, устойчивые черты характера, нейробиология, уровень стресса, возраст, итд. Особый интерес эта тема вызывает применительно к психотерапии, как профессии. Импульсивность психолога может влиять на исход терапии самым непосредственным образом.



В литературе способность сдерживать импульсы (impulse control) часто cвязывают с терпимостью к фрустрации (frustration tolerance), ведь неудовлетворенный импульс – это дискомфорт. Наоборот, импульсивность можно потенциально рассматривать, как состояние с низкой терпимостью к фрустрации. С этой точки зрения повышение уровня терпимости к фрустрации может потенциально снизить импульсивность. Так это или нет, вопрос неоднозначный, но по крайней мере на уровне корреляции можно сказать, что люди с высокой терпимостью к фрустрации менее импульсивны.

В то же время у импульсивности есть генетическая составляющая, то есть существуют люди с большей или меньшей предрасположенностью к импульсивности. Импульсивность – один из серьезных факторов риска суицида. Если у человека устойчивая импульсивность сочетается с перфекционизмом, то статистически повышается вероятность обсессивых расстройств (OCD, OC PD) и ED – анорексии, булемии. Кроме того, есть взаимная связь импульсивности и алкогольной/наркотической зависимости. С одной стороны, импульсивность – фактор риска появления алкогольной или наркотической зависимости. Позыв выпить или уколоться – это импульс. С другой стороны, алкоголь сам по себе ослабляет способность сдерживать импульсы. Таким образом может образоваться цикл, то есть обе черты (предрасположенности) усиливают друг друга; при наличии обеих черт терапия более сложная. Наркотики и алкоголь часто работают как Кохутовский self-object, то есть используются как средство совладания с негативным аффектом или стрессом. Когда терпимость к фрустрации низкая, человек включает привычный способ успокоения быстрее и чаще.

В классической Эго-психологии импульс – это из области Ид. Противостоит Ид, как правило, Супер-Эго, хотя речь в этом противостоянии идет не о сдерживании, а о запрете. Сдерживанием занимается Эго, поэтому человек с сильным Эго более способен сдерживать импульсы.

Нейробиологически сдерживание импульса происходит в PFC (prefrontal cortex). Это одна из причин, почему детям и подросткам естественным образом сложнее сдерживать импульсы, чем взрослым. PFC у детей еще не развит полностью, он заканчивает формироваться в возрасте около 20 лет.

Все это замечательно, но есть ли какие-то особенности импульс контроля, с которыми можно работать в терапии? Сложный вопрос и мне было бы очень интересно услышать ваши мнения по этому поводу.

Одно из наблюдений на эту тему изложено в замечательной книге Mikulincer & Shaver (ссылка ниже). Исследования, на которые ссылаются авторы, показывают, что когнитивная активизация ментального образа усиливает внимание к стимулам, связанным c этим образом. Более того, усиленное внимание к этим стимулам снижает возможность подавлять мысли об образе. Конкретно эти результаты используются в тесте Stroop, когда человека просят назвать цвет слова и измеряют скорость реакции на это задание. Известно, что для определения цвета, которым написано слово человеку необходимо подавлять собственно чтение слова. В словах, на которые человек эмоционально включается, скорость реакции замедляется – человеку труднее подавлять то, на что он/она активно обращает внимание.

Какое отношение все это может иметь к терапии? Работа с аффектом и эмоциональным включением человека – важная часть психодинамической терапии. Как минимум, когда пациент получает возможность замечать моменты своего эмоционального включения, а не просто отрабатывать их на автомате – это огромный прогресс. На основании вышеизложенного, если получается добиться в терапии меньшей степени эмоционального включения человека в тех ситуациях, которые того явно не стоят, то как следствие, человек получает возможность улучшить свою способность сдерживать импульсы в этих ситуациях. Например, сдерживать импульс выпить или вступить в драку. В длительной терапии пациент узнает типичные ситуации, в которых он или она сильно эмоционально включается и как минимум может задать себе вопрос – почему так происходит или что стоит за этим? А для меня что здесь так важно? Как случилось, что я сильно завелся и так много энергии трачу на это? Динамические ответы на эти вопросы могут быть самые разные.

В каких-то ситуациях снизить уровень эмоционального включения человека очень сложно или не возможно вообще. Но главное, я думаю, не это. Главное – это эмоциональные и интеллектуальные инсайты самого пациента, его или ее способность наблюдать за собой в этих ситуациях, думать и чувствовать произошедшее. Часто, это не единичные случаи узнавания, а кропотливая проработка одной и той же темы. В успешной терапии возможно появление большей свободы принятия решения и выбора реакции, что отличается от сильного и автоматического эмоционального включения, которое снижает возможность сдерживать импульсы.


Источники:

Mario Mikulincer & Phillip R. Shaver “Attachment in Adulthood”

Mathews & MacLeod, 1985 “Selective Processing of threat cues in anxiety states”. Behaviour Research and Therapy.

H. Bloch, M., & Pittenger, C. (2010). The genetics of obsessive-compulsive disorder Current Psychiatry Reviews, 6(2), 91 103. doi:10.2174/157340010791196439

Abe, N. (2009). The neurobiology of deception: Evidence from neuroimaging and loss-of-function studies Current Opinion in Neurology, 22(6), 594-600. doi:10.1097/WCO.0b013e328332c3cf

Altman, S. & Shankman A. (2009) What is the association between obsessive–compulsive disorder and eating disorders?

Tags: мнение коллеги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments