alexey5351 (alexey5351) wrote in rabota_psy,
alexey5351
alexey5351
rabota_psy

Categories:

Регресс и фиксация

Оба понятия широко используются в психоаналитической литературе. Фрейд иллюстрировал эти явления метафорой осады крепости. Фиксация – это когда большое количество войск осаждают крепость и не могут двинуться дальше. Оставшиеся части армии при этом могут уйти вперед. В момент кризиса, когда резервы армии исчерпаны, армия вынуждена отступить к тому месту, где оставлено значительное количество войск. Подобное возвращение - это регресс. Кроме того, психоаналитики часто используют понятия фиксации или регресса в сочетании с психо-сексуальными фазами развития, например оральная фиксация. В классическом психоанализе говорят о фиксации в пре-эдиповой или в эдиповой стадии развития; принято считать, что фиксация в более ранней фазе приводит к более высокому уровню патологии. Не смотря на то, что понятия фиксации и регресса достаточно абстрактны и спекулятивны, они используются широко и в разных школах терапии могут называться разными терминами. Например, фиксацией можно назвать хронически незакрытый гештальт. В нейрологии известны примеры регресса, например, повреждения мозга у взрослого человека могут привести к возвращению рефлекса, наблюдаемого только в младенчестве (рефлекс Бабинского).

Возвращаясь к психоанализу, можно заметить, что регресс – это необязательно плохо. Как правило, аналитики считают, что увеличение частоты сессий в неделю и кушетка способствуют регрессу, то есть анализ сам по себе приводит к регрессу пациента, но это “регресс на службе у Эго” – терапевтичное состояние, в котором происходит работа. Более того, cпособность к подобному регрессу и способность возвращаться в обычное состояние – свойства более здоровой личности (подобно способности играть или способности к свободным ассоциациям). Наоборот, классические аналитики считают, что психоанализ противопоказан людям с "пограничной" или "психотичной" ориентацией по той причине, что им сложно возвращаться из состояния регресса.

В современной психоаналитической литературе понятия регресса и фиксации подвергаются критике и модификациям. Одним из примеров подобных публикаций можно назвать статью - Inderbitzin & Levy “Regression and psychoanalytic technique: The concretization of a concept.” Авторы используют метафору желудя и дерева. Взрослое дерево не может “вернуться” и стать желудем, хотя может помнить (генетически) о желуде и даже может производить новые желуди. Inderbitzin пишет о том, что Фред упоминал понятия фиксации и регресса символично, в то время как многие его последователи понимают их очень буквально. Inderbitzin говорит о том, что нейронное и ментальное движение “назад” не возможно; возможна только адаптация к среде в настоящем. Таким образом, те явления, которые принято называть регрессом, можно считать формой адаптации к среде. Inderbitzin приводит убедительные клинические примеры того, что психотичный эпизод не имеет ровным счетом ничего общего с движением назад, то есть с регрессом.

С этой точки зрения иерархия душевных болезней на мой взгляд несколько искажает реальность. Шизофрения – это не регресс и не ранняя фиксация, это просто другое состояние мозга и сознания, в котором есть свое собственное развитие и адаптация. Cейчас не принято ставить диагноз депрессия человеку с шизофренией, вместо этого в DSM ввели малопонятную бирку – schizoaffective disorder. При этом, нет никаких причин, почему у человека с диагнозом шизофрения не может быть депрессии. Шизофрения и депрессия - принципиально разные состояния, а не пример линейного развития патологии от невроза к пограничному состоянию и потом к психозу. Аналогично, иерархия психологических защит – от “базовых” или “примитивных” к “зрелым” – на мой взгляд не более, чем абстрактное теоретическое построение – исследования наглядно показывают, что у психически здоровых людей есть защиты, которые принято относить к примитивным, такие как проекция или splitting (ссылки на исследования есть в Габбарде). Защиты - разные; они могут искажать реальность в большей или меньшей степени, что не идентично идее иерархии защит.

На мой взгляд, у взрослого человека не существует нейронной сети, которая была у ребенка в 5 лет, или у подростка в 13; эти сети эволюционировали и развилась в принципиально новую конструкцию – нейронную сеть взрослого, которая уникальна для каждого человека и развивается под влиянием среды и генетических факторов. Не смотря на то, что львиная доля нейронов взрослого человека образовались очень рано (в пренатальный период развития), связи между этими нейронами изменились в значительной степени во время взросления. Часть нейронов умерли и появилось немного новых нейронов в результате нейрогенеза. Но суть далеко не в подсчете нейронов. Суть, на мой взгляд, в состоянии нейронной сети и сопутствующем ей состоянии сознания. Конкретно, prefrontal cortex взрослого человека очень существенно отличается от PFC ребенка. Дерево не может стать желудем – нейронная сеть взрослого человека не может двигаться назад.

Фрейд писал свою теорию, когда популярной наукой была термодинамика. Соответственно, у Фрейда много энергетических понятий. Сейчас влияние компьютерной науки на психологию значительно. В результате этого нового влияния достаточно прозрачно видно, что многие построение классического психоанализа линейны. Развитие человека во многих психоаналитических моделях подобно линии и строго следует от одной фазы к другой. Развитие может застрять на каком то этапе, может регрессировать или прогрессировать – то есть двигаться назад или вперед - по линии. В компьютерной науке широко известно понятие параллельной обработки (parallel processing). Мозг одновременно развивается во многих направлениях - одной единственной линии развития просто не существует. Эрик Эриксон пытался построить модель развития с использованием параллельных направлений, но и его модель далека от уровня сложности и многовариантности реального развития нейронной сети.

Резюмируя, можно сказать, что понятия регресс и фиксация возможны и даже полезны, если употреблять их символично, как метафоры, и если диагностическая формулировка с использованием этих понятий может помочь реальному пациенту. При этом, важно не застревать в буквальном понимании постулатов сформулированных сто лет назад, когда о строении мозга было известно значительно меньше, чем сейчас.

Источники

Inderbitzin & Levy “Regression and psychoanalytic technique: The concretization of a concept.”
Glen O. Gabbard. "Psychodynamic psychiatry in clinical practice"
Loring Ingraham, personal communication

Tags: теоретическая модель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments