alexandranikol (alexandranikol) wrote in rabota_psy,
alexandranikol
alexandranikol
rabota_psy

Характеры в литературе, Михаил Зощенко

НЕСЧАСТЕН – И НЕ ЗНАЮ ПОЧЕМУ
3/4

«...С трепетом я перелистал свои воспоминания. С трепетом вспомнил мою юношескую жизнь. Мои первые шаги. Мои первые любовные встречи. Да, нет сомнения — я избегал женщины.

Я вспомнил один удивительный случай. Даже теперь, пятнадцать лет спустя, краска заливает мое лицо.  Я шел под руку с одной женщиной. В Петергофе. Мы вышли к морю. Неожиданно я почувствовал себя плохо. Казалось, сердце останавливается. Я стал задыхаться. Моя спутница была напугана силой моего припадка. Она хотела мне помочь. Но я просил ее уйти, оставить меня одного, говоря, что мне обычно легче, когда я остаюсь один. Не без обиды она ушла и спустя два дня с необычайной жестокостью сказала мне, что я нарочно разыграл сердечный припадок, чтоб расстаться с ней, чтоб бросить ее. Я был возмущен, поражен ее низостью. Я поссорился с ней. И вот только теперь я понял, что она была права. Нет сомнения, я «разыграл» этот припадок, притворился больным. Но я понятия не имел, что это так.

Я вспоминаю Надю В., о которой так много писал в своих воспоминаниях. Значит, я бежал и от нее? Этого не может быть. Я ее любил. Это вздор. Нет, это не было вздором. Я действительно бежал от нее...

...Я отсылаю читателя к моим скудным воспоминаниям. К моим маленьким рассказам о моей жизни. Теперь эти рассказы освещены иным светом. Теперь в них можно увидеть почти все. В них можно увидеть мой неосознанный страх. Можно увидеть защиту, притворство, бегство. И ту горечь, которой была помрачена моя жизнь. И то отношение к женщинам, которое было ими не заслужено. Какую горькую и печальную жизнь я испытал... Условные неявные связи соединяли женщину с множеством бед. Не эдипов комплекс, а нечто более простое и примитивное присутствует в наших бессознательных решениях... Я не считаю юзможным перечислять здесь все, с чем я столкнулся... Моему знакомому физиологу я обещал не делать в своей работе никаких обобщений...

**
В начале моей книги я дважды упоминал имя Эдгара По, имя замечательного писателя, влияние которого было огромным на судьбу всей мировой литературы. Личная же его судьба была безрадостна, беспросветна, ужасна. Эдгар По писал: «У меня такая угнетенность духа, которая погубит меня, если будет продолжаться...», «Ничто не может мне доставить радости или хотя бы малейшего удовольствия... Чувства мои в данную минуту поистине в жалостном состоянии...», «Убедите меня, что мне надо жить...» Он писал эти слова, когда ему было меньше тридцати лет. В сорок лет он умер. Вся сознательная его жизнь была заполнена бедой, удивительной тоской, причины которой были ему непонятны.

Я не берусь восстанавливать общую картину психоневроза Э. По. Но я могу отметить, что объекты устрашения и условные связи, ведущие к ним, весьма явственны. Можно подозревать, что отношение к женщинам было весьма неблагополучным. Эдгар По пишет женщине, которую он любит (Ел. Уитман): «Я избегал вашего присутствия и даже города, в котором вы жили...»

**
О болезни Гоголя я сделаю более обстоятельное исследование. Впрочем, психика Гоголя, с чертами огромных противоречий, чрезвычайно сложна. И, видимо, добиться исчерпывающего анализа не представляется возможным без некоторых документов, каких мы не нашли в записях современников Гоголя. Я отмечу только лишь то, что мне кажется бесспорным. Мне кажется, что это возможно сделать по тем особенностям и «странностям», какие характерны для поведения Гоголя в его личной жизни. Какие же «особенности» мы наблюдаем в поведении Гоголя? Этих странностей немало. Однако основной «странностью» можно считать отношение Гоголя к женщине.

Известно, что Гоголь не был женат. И не стремился к этому. Более того, мы не знаем ни одного сколько-нибудь значительного увлечения Гоголя. Страх, ужас, муки, смерть — вот что идет рука об руку с женщиной! Вот что сопровождает любовь. И только бегство может сохранить жизнь. И вот это бегство мы видим на протяжении всей жизни Гоголя. Он избегал женщин. И, вероятно, не знал их. Врач, лечивший Гоголя, А. Тарасенков, оставил следующую запись о Гоголе: «...болезней в нем не было заметно; сношений с женщинами он давно не имел и сам признавался, что не чувствовал в том потребности и никогда не ощущал от этого особого удовольствия...»

Передо мной на письменном столе лежат еще несколько исследований. И выводы в одинаковой мере сходятся. Я не стану затруднять читателя подробностями этих исследований. Мне кажется, что и два приведенных примера достаточно убеждают.   

Однако я приведу еще несколько коротких примеров из этой области. Свое мрачное состояние Некрасов приписывал расстроенному здоровью, главным образом болезни печени. Некрасов пишет: «Доктор Циммерман объявил, что у меня расстроена печень. Итак, я дурю от расстройства печенки!..» Долгие годы Некрасова лечили от этой болезни. Однако после смерти тело было вскрыто, и внутренние органы, включая печень, найдены были в хорошем состоянии. Доктор Белоголовый, присутствовавший при вскрытии, пишет: «Для 52 лет он сохранялся изрядно. Никаких болезней, кроме конституционального специфического расстройства, не было». Меланхолия же сопровождала Некрасова всю жизнь. Даже семнадцатилетним юношей, едва вступив в жизнь, Некрасов писал:
    
“И в новый путь с хандрой, болезненно развитой,
Пошел без цели я тогда...”
    
Эта «болезненно развитая хандра» происходила не от болезней тела. Причины ее лежали в ином. Даже при поверхностном анализе можно было убедиться в наличии бессознательных представлений, подчас одерживающих верх...»
Tags: задумчиво
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments