July 10th, 2019

Оля
  • m_d_n

Шизотипическое расстройство личности, здравствуйте

Шизотипическое расстройство личности, здравствуйте. Много лет жил в непрекращающемся кошмаре, до тех пор, пока пять лет назад мне не попалась в жизни чудесная девушка, которая наконец поняла и донесла до меня, что со мной что-то серьезно не так. Пошел на терапию с ее подачи, но во время эмоционального шторма в ходе терапии просрал и полимеры и ее. По мере понимания содеянного снова начинает крыть, прием к врачу через пять дней, уже забыл, когда в последний раз спал.
27 лет, три высших, два гражданства, пять языков, инженер автоматизации.
Добро пожаловать в клуб. Надеюсь, это будет последний эпизод в вашей жизни.

yourBunnyWroteMe
Пощады не будет

Не будет. А вот устойчивая ремиссия возможна, хотя и маловероятна.

msk96
три высших, два гражданства, пять языков - это как-то могло повлиять? Если не секрет, какая мотивация была столько учиться?
Collapse )
Оля
  • m_d_n

hy+ e-

Мария Сибилла родилась 2 апреля 1647. Она была дочерью известного швейцарского гравера, Маттеуса Мериана, но ее отец умер совсем рано, хоть и успев прославиться и оставить после себя гору крутых гравюр, по большей части - с картами городов. А вот на то что Мария Сибилла определенно талантлива и до какой-то невероятной степени внимательна, настырна и усидчива, обратил внимание ее отчим, художник Якоб Марелл, и стал давать ей уроки рисования.

И вот что у нее стало получаться:


У матери Марии была небольшая шелковая фабрика, там она и начала свои исследования - изучала жизненный цикл и метаморфозы шелкопрядов, собирала всех возможных гусениц в окрестностях, делала записи и рисунки. Она начала работать над своей первой книгой о гусеницах и параллельно еще изобрела несмываемые краски и этими красками расписывала скатерти и салфетки. Рисунки на столовых наборах привели в восторг жительниц Нюрнберга и они обратились к Марии с просьбой выпустить альбом с картинками для вышивания.

Вот титульная страница той самой книги:


Потом Мария Сибилла довольно удачно вышла замуж и родила двух дочерей. Муж ее тоже был художником. До сорока лет она занималась скатертями, фабрикой матери, воспитанием детей, но ее жажда знаний и любовь к гусеницам никуда не делись. А это, надо сказать, было проблемой - муж не разделял ее гусеничных восторгов и заниматься наукой женщине в 17 веке было не принято. Тем более замужней. Поэтому картинки для салфеток так долго были ее потолком.

Поэтому в 1685 году она придумывает выход. Collapse )