April 4th, 2019

Юность

Весеннее обострение или универсальный пластырь на душевные раны.

Как-то у меня так в жизни получалось, что я всех обижала, всех своих близких, начиная с матери. Я очень расстраивалась, я не хотела никого обижать, но получалось так, что обижала. Вот мне года 4, и дома я после очередного санатория аж 2 недели. Но мать извернулась и достала мне новую путёвку в другой санаторий. А санаторные смены для детей инвалидов тогда были по три месяца. Я реву, я хочу быть дома. А мать: «Своей истерикой ты меня обижаешь. Ты понимаешь, что бабушка старенькая, ей тяжело за тобой смотреть, а я должна работать. Я столько сил потратила, выбивая эту путёвку. Зачем ты меня обижаешь? Прекрати реветь.»
Наверно, это как-то вошло в мою кровь, и над моей головой появился нимб: «Всем, кому хочется обижаться, вот то, что вам нужно!» Какое-то время, несмотря на провокационный нимб, мне везло. Не находилось никого, кто бы попытался злоупотреблять моим даром божьим. Collapse )

История из книги "Сто историй про одну девочку" Натальи Ульяновой.

ИСТОРИЯ ЧЕТВЁРТАЯ

Одна девочка очень хотела давать советы, а их никто у нее не просил. Тогда она выучилась на психолога, но оказалось, что хорошие психологи никому ничего не советуют. Теперь у нее все спрашивают советов, а она их никому не даёт.