?

Log in

No account? Create an account

Рады знакомству!
май 2011
m_d_n пишет в rabota_psy

Приветствую участников и подписчиков сообщества rabota_psy!

Каждый день нас читают 400 человек, подсказывает статистика ЖЖ.

Расскажите о себе, кто вы и чем вам нравится "Работа психолога" — это просто, достаточно принять участие в нашем опросе.

Призы2.jpg

Июль 2017 года

Опрос #2070658 Читатели сообщества Работа психолога в июле 2017 года

Мне нравится в сообществе:

читать новое, не вступая в беседы
20(37.7%)
читать новое и обсуждать посты
22(41.5%)
главным образом общаться, беседовать
8(15.1%)
читать архивы соо
3(5.7%)

Психология для меня

интерес, увлечение
35(68.6%)
будущая профессия
3(5.9%)
профессия
13(25.5%)

Мой личный опыт обращения к психологу

никогда не обращался
6(11.5%)
обращался за бесплатной помощью
4(7.7%)
был на консультации у психолога
11(21.2%)
был на терапии
15(28.8%)
был на нескольких разных терапиях
16(30.8%)

Мой пол

женский
46(86.8%)
мужской
7(13.2%)

Мой возраст

Младше 16
0(0.0%)
От 16 до 20
0(0.0%)
От 21 до 30
6(11.8%)
От 31 до 40
20(39.2%)
Старше 40
25(49.0%)

Хотели бы вы за активное участие в сообществе получать призы (книги, метафорические карты)?

да, хочу призы
19(40.4%)
нет, не надо никаких призов
28(59.6%)

Мои любимые тэги в сообществе (можно дать несколько ответов)

кейсы и истории из практики
42(20.7%)
хочу спросить? и личные трудности
24(11.8%)
автор и мнение коллеги
16(7.9%)
психологическая помощь и консультации онлайн
35(17.2%)
интервизия и разбор полётов
32(15.8%)
семейное чтение и родителям
10(4.9%)
статьи и видео
18(8.9%)
беседы в работа-пси
26(12.8%)

Порекомендуете ли вы сообщество "Работа психолога" своим друзьям?

Пока не знаю
15(28.8%)
Нет
2(3.8%)
ДА!
35(67.3%)


Искренне ваша,
Ольга Викторовна

Другая сторона спортивной победы 8.
555b пишет в rabota_psy
Загайнов Р.М. Ради чего? Записки спортивного психолога. — М.: Совершенно секретно, 2005. — 256 с.

8 февраля — день открытия и нашего прибытия

Мы ступили на трап, и первое, что сделал Лёша, вынул из кармана куртки заранее положенные туда темные очки и надел их. Была задержка, и мы продолжали стоять на трапе.

Самолеты приземлялись один за другим, и огромный аэропорт был буквально нашпигован людьми.

— Главное, — Лёша обратился ко мне, — забыть, что это Олимпиада.
— А я не вижу, — отвечаю ему, — разницы между финалом Гран-при и Олимпиадой. Соперники те же.
— Десять финалов Гран-при не стоят одной Олимпиады, — говорит он.

Спортсмен выбрал этот путь — быть оставшееся до старта время в образе абсолютной закрытости и недоступности. Я не против и даже приветствую это решение своего спортсмена — боец и должен быть таким в дни главного испытания в своей жизни. Лишь бы только он выдержал этот собственный имидж, выдержал одиночество!

[Нажмите, чтобы прочитать]10 февраля

Снова он зашёл ко мне таким же, в темных очках, и спросил жестким тоном:
— Вы готовы?

Мы едем на жеребьевку. Располагаемся в микроавтобусе: Татьяна Анатольевна всегда рядом с водителем, мы с Лешей в первом ряду, а сзади нас Галина Яковлевна Змиевская со своими ита-льянскими учениками.

Потом Татьяна Анатольевна скажет: «Не надо было нам брать Змиевскую. Она, к сожалению, любит поговорить».

А случилось следующее. Галина Яковлевна заговорила сразу. Жаловалась на одну из своих учениц, у которой умерла бабушка, и она уехала на ее похороны.
— Вы представляете, — с искренним возмущением произнесла она, — бабушка и Олимпийские игры!

Все молчали.
Змиевская продолжала:
— Вот такая она в жизни — всех любит. Нет у нее вот этого. — Лицо Галины Яковлевны исказила злая гримаса, и она произнесла-прорычала: - Эх!

Дальше молчать я не имел права и сказал:
— Галина Яковлевна, Вы отдаете отчет в своих словах? — Но она с полной уверенностью в своей правоте ответила:
— Рудольф Максимович, Вы же знаете, что я права!

Но не успел я собраться с нужными мыслями, как в наш диалог вмешался Алексей Ягудин.
— А я, — чеканя каждое слово, произнес он, — согласен с Галиной Яковлевной! Я, например,
всех ненавижу, и я счастлив, что это есть во мне. Поэтому я побеждаю!

Снова наступила тишина. Блеск победы сверкал в глазах тренера, педагога (!) Галины Яков-левны Змиевской! Ответ мой был таким:
— Лёша, я понял, что работал я с тобой плохо, сосредоточился только на спортивном аспекте работы. Поверь мне и запомни навсегда: любить надо всех, а силы для борьбы искать и находить в собственном вдохновении!

Все молчали. И казалось мне, что точка не поставлена и тот, кто сейчас ответит мне, тот и обеспечит победу той или иной точке зрения в этой столь важной идеологической дискуссии.
И этим человеком была Татьяна Анатольевна Тарасова. Повернуться к нам лицом ей было трудно, и она, чуть повысив голос, и все хорошо ее слышали, произнесла:
— Рудольф Максимович! Я с Вами согласна!
Все молчали, молчали до конца пути. Тепло ее протянутой руки я ощущал весь день.

Всю тренировку он был мрачен и не сказал нам ни единого слова. Но работал прекрасно. А Плющенко выглядел неуверенным — и в катании, и в прыжках.
— Будем обсуждать что-нибудь? — спросила Татьяна Анатольевна.
— Это будет ошибкой, — ответил я, — мы после этого разговора в автобусе не должны первыми идти на сближение. Пусть у него будет чувство вины. Идемте лучше в бар, попьем что-нибудь, а он пусть подойдет после душа.

Мы заняли столик, но через минуту Татьяна Анатольевна сказала:
— Все-таки надо что-то ему сказать, — и встала.
— Я скажу сам, — прервал я ее.

Шёл к раздевалке и думал — скажу два слова: «Мы в баре». А Татьяна Анатольевна сказала бы что-нибудь лишнее, типа: «Лёшенька...»

Я открыл дверь, и он сразу поднял голову, и в глазах его не было ничего, похожего на ненависть! И я сказал:

— Лёшенька, мы в баре.

А дискуссия с Галиной Яковлевной Змиевской продолжилась уже на следующий день. Мы с Лешей вернулись в Деревню, и навстречу нам шли Галина Яковлевна и та ее ученица, которая пока не научилась ненавидеть. Секунду я любовался ее добрым лицом и счел себя обязанным сказать эти слова. Галина Яковлевна остановилась, выслушала меня и затем продолжила свой путь, не произнеся в ответ ни слова.
А Лёша, когда я поравнялся с ним, спросил:
— Что Вы ей сказали?
— Я сказал: никакая Олимпиада не сравнится с любимой бабушкой! — В ответ он тоже не произнес ни одного слова.

Мы вытащили четырнадцатый номер. Номер хороший, далеко не первый. Но Плющенко — семнадцатый.
— Ну что же, — разговариваю я сам с собой, — придется откататься на максимуме, откататься так, чтобы наш главный соперник дрогнул. Другого не дано.

Лёше говорить этого не надо. Он это понимает лучше всех.
— Сеанс сделаем завтра, перед короткой программой, — говорит он свои последние слова этого дня.
— Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.

То, что случилось утром в автобусе — не моя вина, а своим несогласием с его «концепцией ненависти» я его не обидел, не задел самолюбия. Все остальное время общение было легким, и ни одной серьезной темой я его не нагрузил.
«Хотя — стоп! — сказал я себе. — Одна тема была, и была она сверхсерьезной, но предложил её сам спортсмен».

Мы шли по Солт-Лейк-Сити, и Лёша заговорил первым:
— Все-таки плохо, что я одинок.
— Почему? — спросил я.
— Некому посвятить свою победу, некому сделать подарок.
— А знаешь, что спартанцы перед боем убивали своих женщин?
— Не может быть! Что за глупость?
— А ты подумай.
— А что тут думать? Дикость какая-то! Получается, что их никто не ждал после боя?
— Вот! Умница, Лёша, ты попал в самую точку! Именно с этой целью и убивали — чтобы
никто не ждал их после боя, и было бы легче расстаться с жизнью.
Он молчал, о чём-то сосредоточенно думал.

Но на этом разговор на эту тему закончен не был. 16 февраля, когда он пришёл прощаться, и мы обнялись в последний раз, и отошли подальше от всех, Лёша сказал:
— А спартанцы были правы. Четырнадцатого числа я был готов умереть ради победы. А если
бы меня ждал любимый сын...

https://www.youtube.com/watch?v=BKgQYHoVGxU&index=9&list=PLP...


И вспомнил я ещё двух людей, которых опекал. Лена Водорезова, настрадавшаяся в спорте как никто другой, перед отъездом на Олимпийские игры на мой вопрос: «Ты готова умереть ради победы?» — ответила, не раздумывая ни секунды: «Готова!»
А Марина Серова, у которой во всех сферах ее жизни была полная гармония, на этот же вопрос ответила:
— Не совсем. — И с виноватой улыбкой посмотрела на меня.

Я действительно был огорчён тогда, а было это двадцать пять лет назад. Сейчас такие вопросы я спортсмену не задаю. Но и сегодня мне бы хотелось услышать от моего спортсмена тот ответ Леночки Водорезовой: «Готова!» Умирать, конечно, не надо (не дай Бог!), но ради победы надо быть готовым на многое, а может быть, и на все!

А Марина Серова так ничего и не сделала в спорте, не реализовала свой талант. Когда наступало время ответственных турниров, она не выдерживала их напряжения, сгорала в предстартовых ситуациях, не было у неё сил победить себя, умирать в спорте она не хотела.

Понимаю, что об этом феномене под названием «любовь» применительно к спорту надо писать отдельную книгу. Здесь же, на этих страницах скажу об одном — об опасности этой «болезни», способной стать сильнейшей контрдоминантой самому важному делу в жизни человека и способной это дело благополучно загубить.

Любимая бабушка в миллион раз дороже Олимпийских игр, но любовь пусть подождёт до окончания Олимпиады. И будет она в этом случае наградой спортсмену за все его старания и жертвы. На такие слова дают мне право собственные наблюдения, результатами которых я Делюсь в беседах со своими спортсменами и в лекциях — с тренерами и психологами. Сколько раз так называемая любовь появлялась на горизонте в самое неподходящее время — накануне Олимпийских игр. И всегда я пользовался одним и тем же проверенным приемом: просил «жениха» и «невесту» подождать с оформлением отношений до окончания Игр. И почти в ста процентах случаев этот испытательный срок выдержан не был. Болезнь проходила, и мой спортсмен или спортсменка облегчённо вздыхали и вновь с полной отдачей занимались делом. И всегда благодарили меня за своевременную помощь.

Только не подумайте, что к одиночеству я отношусь несерьёзно. Это соперник, которого я больше чем уважаю. Хорошо знаю: одиночество — оно и друг, и враг. Не обойтись без него, когда необходимо сконцентрироваться перед любым важным делом, да и просто надо порой отдохнуть от людей, снять напряжение. И также оно может быть самым страшным из всех испытаний, когда даже ближайшие друзья человека — его воображение и воля — бессильны ему помочь. И ждёт человек любви — своего спасителя!

Однажды я застал моего фигуриста одного в раздевалке. Он не видел меня и, перед тем как убрать коньки в чемодан, поцеловал их и что-то шептал в эти секунды. Шептал и смотрел на коньки, обращался к конькам; повторяю — в раздевалке больше никого не было, а меня он не заметил.
Так я и не узнал, что фигурист говорил своим конькам, о чём просил их, в чём наставлял или, быть может, просил прощения. Возможно даже, предполагаю я, клялся, что эта Олимпиада — последнее его соревнование в жизни и скоро они — коньки наконец отдохнут от этих сумасшедших нагрузок и от сумасшедшего мира спорта.

А Максим Опалев сам и сразу во всем признался. Заметив, что я слежу за ним (в это время он вытирал сухой тряпкой мокрую после тренировки лодку), он сказал:
— Рудольф Максимович, а я иногда разговариваю с ней. Говорю: «Девочка ты моя
сладенькая!»
Он продолжал нежно вытирать её днище и, как бы в оправдание себе, объяснил:
— Ну а как же! Я же на ней езжу!

А объяснил феномен данного явления, и сделал это одной фразой, выдающийся альпинист Алексей Болотов:
— Когда готовишься к горе, с ней надо сродниться.

И Алексей Ягудин никогда не отдавал, даже на минуту, свой металлический чемоданчик, где хранились в свободное от тренировок время его коньки.
— Этот чемодан ношу только я. Не знаю, как объяснить, но это только «моё»! — такую версию предложил мне однажды Лёша, когда я не понял его отказ оставить чемоданчик с коньками у меня во время его посещения туалета в аэропорту.

И никогда Максим Опалев не сдаёт в багаж свои вёсла.
— Они должны быть всегда со мной, — объяснил он мне.

И целует лётчик свой самолёт перед полётом так же нежно, как Максим обращается к своей лодке, по одной и той же причине: он не хочет оставаться со своим соперником — одиночеством — один на один. И, одушевив своего неодушевлённого партнёра, человек, пусть на уровне иллюзии, уже не совсем одинок и даже становится, вернее — чувствует себя пусть немного, но увереннее и сильнее!
Воображение — вот потенциальный друг и помощник человека! Оно всегда в нас, при нас и готово прийти нам на помощь в любую минуту!

«Воображение важнее знания, ибо знание ограничено», — говорил Альберт Эйнштейн. И надо уметь, особенно — психологу, черпать из этого бездонного источника, помогающие опекаемому человеку идеи, образы, отдельные слова и словосочетания.

(продолжение в следующем посте)

https://pikabu.ru/story/drugaya_storona_sportivnoy_pobedyi_8_4871981

Другая сторона спортивной победы 9.
555b пишет в rabota_psy
Загайнов Р.М. Ради чего? Записки спортивного психолога. — М.: Совершенно секретно, 2005. — 256 с.

— Ты — величайший спортсмен в истории лёгкой атлетики! Ты почему забыл об этом? — кричал я Серёже Бубке по телефону эти слова, когда он позвонил мне со своего шестого чемпионата мира, за день до финала, последнего в его фантастической биографии пятикратного чемпиона мира и тридцатипятикратного рекордсмена.

И в ответ на его признание в своей неспособности на этот раз мобилизоваться (боли в ноге не смолкали ни днём, ни ночью), я впервые за шестнадцать лет нашей профессиональной дружбы перешёл на крик и повторял:
— Держи в голове только одно — свой лучший, эталонный по технике прыжок!
Держи в голове только это!

И после победы Серёжа позвонил и сказал:
— Спасибо, Вы меня успокоили.
[Нажмите, чтобы прочитать]

11 февраля
Сон кончился, — снова сказал я себе в четыре часа утра. Лежал и вспоминал вчерашнюю жеребьёвку. Лёша был неспокоен, и я понимал его.

На последнем турнире, в чемпионате Европы ему Достался первый номер, номер, который не любит никто. Мы сидели как всегда рядом, и Лёша шепнул мне: «Вот увидите — оставят мне первый номер».
— Не может быть, — ответил я ему.

И выходили один за другим шестнадцать человек и вытаскивали номера со второго по семнадцатый. Лёша должен был (по алфавиту) выйти последним, но идти было не обязательно: в сумке, которую держал на сцене судья, оставался один первый номер.

И вот эта картина! Лёша встает и медленно (!) направляется к сцене. Он идет сквозь строй своих соперников и, в его лице такая печаль, что улыбки с их лиц мгновенно исчезали. И началась... овация. Сначала тихо, а затем громче и громче. И когда Лёша подходил к судье, на его покрасневшем лице появилась улыбка, как благодарность соперникам за поддержку, и зал счастливо засмеялся...

Никогда не забуду.

Продолжаю размышлять об этой «особой» категории спортсменов-чемпионов и признаюсь: не всё сказано о них. У великих качеств, которые и выделяют их из общего числа высококлассных спортсменов, есть так называемые «продолжения достоинств». Например, жёсткость по отношению к сопернику могла легко перейти в жестокость и даже в её крайнюю степень — в садизм, в том же боксе, когда проигрывающий соперник «добивался», хотя необходимости в этом не было.

В то же время в тренировке, в процессе преодоления сверхнагрузок спортсмен становился мазохистом. Он терпел эти адские нагрузки и, преодолевая их, переживал удовлетворение и даже радость.

Садомазохизм — так, наверное, можно определить это личностное качество чемпионов. Ранее я даже не предполагал, что эти два совершенно различных по своей сути качества могут уживаться в одном человеке.

Итак, остался один день. Сегодня одна тренировка и всё. А значит, много пустого времени и возможны проблемы. Но пока об этом думать рано. Качество сегодняшней тренировки — вот что необходимо обеспечить в первую очередь. И лично у меня наиважнейшее дело — не только идеально провести сеанс, но и по нашей традиции вручить ему после сеанса лозунг — самый точный и самый нужный.

(разбивает монотонность тренировочной жизни d- новизной придуманных для конкретного человека в конкретной ситуации лозунгов, d+ за новизну, p+ за изобретательность)

Найти те слова, которые проникнут не только в его сознание, но и в его душу, слова, которые соединятся с его словами и чувствами и в своём единстве сработают так, что завтра в день старта спортсмен выйдет на поле битвы в самом боевом состоянии!

Причём большому спортсмену в отличие от молодого не надо детально объяснять суть мобилизационного процесса, не надо говорить лишних слов о том, что мотивационная сфера должна обязательно быть задействована и мотив должен быть сформулирован. Нельзя выходить на помост с пустой душой! Всегда человек должен осознавать — ради чего он сегодня должен всё отдать для победы!

Суть помощи большому спортсмену прекрасно сформулировал тренер команды Армении по
классической борьбе. Было это на Спартакиаде народов СССР, где за Армению в легчайшем весе выступал хороший мастер Пашеян (имя, прошу прощения, забыл). Он готовился к решающей схватке и страшно «горел», с трудом переживал последние предстартовые минуты. И в это время ко мне подошёл тренер и попросил помочь.
— Как я помогу, я же с ним даже не знаком, — ответил я.

И в этот момент тренер сказал те на вес золота слова — они записаны навсегда в моих психологических дневниках:
— Ему не надо много говорить. Вы ему «дайте», а он сам «построит».

И решение пришло мгновенно. Я подошёл к борцу, обнял его и тихо сказал:
— У тебя сегодня всё будет хорошо. Давай посвятим схватку твоей маме.

Мне сразу пришлось отойти к борцам Грузии, которых я опекал, и его схватку я не видел. И борца не видел тоже — спешил на самолёт. Успел только узнать, что в этой схватке он превзошёл себя и стал чемпионом.

Мы встретились через год, на очередном чемпионате страны. Я подошёл и спросил: «Ты по-мнишь?..» Он вскочил, обнял меня. Повторял: «Это правда были Вы? А я Вас искал тогда, хотел поблагодарить. И всем рассказывал...»

Потом я узнал, что мама воспитывала его одна, работая на трёх работах. То есть я попал в точку. Сегодня, пережив вместе со спортсменами сотни, а может быть, тысячи предстартовых состояний, я знаю, что в моих личных победах сам я на девяносто процентов ни при чём. Это Бог захотел через меня помочь этому человеку, и только поэтому я угадал с мотивом. А спортсмен заслужил эту помощь и получил её.

Абсолютно прав известный экстрасенс, когда говорит: «Я концентрируюсь, накладываю руки на больное место. Остальное решает Бог!»

(этическая установка по Парацельсу, которую мы недавно в Лиге вспоминали)

Настоящему бойцу надо своевременно «дать», а он включит в работу свой практический интеллект и «построит» то, что нужно. Мне это было доказано ещё более двадцати лет назад, когда я работал с Леной Водорезовой и её товарищами по команде ЦСКА. На мои занятия с ними стала проникать пятнадцатилетняя ленинградка Таня Андреева, которая готовилась в это время к чемпионату мира среди юниоров.

С юными спортсменами я выбирал формулировки попроще и, когда объяснял им, например, все то, что касается формирования оптимального предстартового состояния, то не применял строго научные термины, например, такие, как «оптимальный уровень эмоционального возбуждения», а использовал обычный человеческий язык. Говорил примерно так:

— Танечка, предстартовые состояния бывают разные. Запиши:
«спокойная уверенность»,
«холодная голова и горячее сердце» (кстати, так Виктор Санеев определял своё наилучшее состояние в соревновательный день),
«безразличная собранность» (автор — конькобежка Людмила Никлонская — имела в виду: «безразлично какой ветер, кто когда стартует, я знаю, что я готова!»);
«не терпится начинать» —так называл своё наилучшее предстартовое состояние Валерий Борзов;
«багровая ярость» (эти два слова я взял у Джека Лондона; мне показалось, что не найти ничего лучшего, характеризующего предельный эмоциональный и волевой настрой человека).

И твоя задача с утра в день старта выбрать ту формулировку, на которую будешь ориентироваться при формировании своего предстартового состояния. Например, перед «школой» настрой «багровая ярость», конечно, не нужен.

И вот я читаю дневник Тани Андреевой, который она по моему совету вела в дни чемпионата мира, который неожиданно для всех выиграла:

— Перед школой я выбрала меру настроя «спокойная уверенность». А перед произвольной программой я решила начать ее в состоянии «спокойная уверенность», переходящая на последней минуте в «багровую ярость».

Я был восхищён данным примером интеллектуальной работы спортсмена. Я, например, не догадался предложить подобную идею такого синтеза, основанного, бесспорно, на способности спортсмена контролировать себя в процессе работы и столь же абсолютно управлять собой в стрессовой ситуации.

Кстати, предложенный пятнадцатилетней Таней термин «мера настроя» я применяю в своих теориях.

(это про внутриличностный интеллект, на самом деле, отрывок. Как он у людей работает, на примере Тани)

Ещё в Калгари я вручил Лёше памятку следующего содержания:
Где бы ты ни был, помни — тебя везде изучают! Поэтому ты серьезен, но не озабочен, сосредоточен, но в то же время готов к улыбке. Всегда готов к встрече с любым из конкурентов!

В раздевалку входим уверенно и с улыбкой. Во время переодевания ведёшь себя раскованно. Можно с кем-нибудь вступить в диалог (лучше — с Элдриджем), разговаривать весело и даже шумно.

Если на тебя направлен взгляд, смело встречаешь этот взгляд и ни в коем случае (!) не отводишь глаза первым.

Я всегда буду рядом!

Твой психолог.

Эту памятку я каждый день видел в Лёшином чемодане, рядом с коньками.

Снова Лёша блестяще прыгает и вновь неуверенно выглядит Плющенко. И мысль в голове одна: скорей бы наступало, наконец, двенадцатое февраля! Ну сколько же можно ждать?
И вот этот удар. Лёша идет со льда ко мне, видит мою улыбку и сразу говорит:

— Всё плохо.
Помню, я даже остановился, оцепенел.
— Как плохо? Ты же прекрасно прыгал!
— Нет. И знаете, в чем дело? Делал не как вчера. На автопилоте. Не включая сознание. Завтра так не пройдёт.

Я буквально уничтожен этим сообщением. Всегда доверяю ощущениям спортсмена. Никто лучше спортсмена не знает всех составляющих его состояния, и ни один самый лучший прибор не определит, что происходит с человеком в такой момент.

Слава Шабунин — наш лучший бегун на средние дистанции на вопрос: «Какое у вас хобби?» — ответил: «Сон без сновидений».
Слава, ты сказал правду. Ты очень много сказал. Сон спортсмена — колоссальная проблема, особенно в ночь накануне решающего боя.

Известно, что дети пугаются своих снов, поэтому просыпаются и плачут посреди ночи. Взрослый спортсмен не плачет по ночам, но кричит и стонет почти всегда.

Уже давно в моём номере, на пустующей второй кровати проводит свою последнюю ночь перед боем спортсмен, которого я опекаю. И не было за все мои тридцать пять лет ни одного случая, чтобы он не заснул. И главное, в этом я убеждён сейчас, не в тех практических приёмах, которые я применяю, а в том, что человек засыпает — вернее, пытается заснуть — не один, не в одиночестве.

Я сижу рядом, шёпотом произношу нужные слова, глажу его плечи, согреваю его глаза и пальцы рук и ног. Но главное, повторяю, в том, что я — рядом! Защищаю, оберегаю его сон, как это делают любящие родители со своими маленькими детьми. И сейчас для спортсмена это не что иное, как возвращение в детство, когда он не был оставлен один в тёмной комнате плачущим от одиночества и страха.

И вот он заснул, но это не окончание моей работы. Я так и сказал ему перед сном: если проснёшься посреди ночи, буди меня, и я усыплю тебя снова. Но ни разу никто меня не будил за все эти годы. Вероятно, по той причине, что я всегда начеку и слышу го, что обычно является предвестником пробуждения — те самые стоны или крики.

Сразу (дорога каждая секунда) вскакиваю, склоняюсь над ним, ласково глажу лицо, снова тёплыми ладонями грею глаза и шепчу все те слова, которые шепчут любящие родители своим любимым детям. И всегда этого было достаточно.

В Афинах я подошёл к Вячеславу Екимову и сказал:
— Гарантирую сегодня качественный сон, но спать будете у меня.
Он внимательно посмотрел мне в глаза и ответил:
— Согласен. — И добавил: — В девять я Вас найду.
— Не надо меня искать, я Вас встречу.
В двадцать минут десятого он уже спал.
В восемь утра я провёл рукой по его лицу и тихо сказал:
— Славочка, пора вставать.

...Следующую ночь провёл в этой фартовой (так её потом назвали спортсмены) кровати Миша Игнатьев, ставший олимпийским чемпионом. И до последнего дня Олимпиады постель ни разу не пустовала.

...Я всегда говорю в своих лекциях: работа практического психолога простая, но са-мое сложное — сделать её простой.

Обычно, когда спортсмен засыпает в сеансе, я не ухожу из комнаты. Во-первых, охраняю сон. Человек может застонать во сне, и тогда надо просто погладить его по лицу, погладить ласково. И помогут слова, произнесенные ласковым тоном: «Поспи ещё, Лёшенька, все будет хорошо, я — здесь». И чаще всего лишний час сна обеспечен.

Руки психолога. Кто ещё, кроме психолога, может погладить человека по лицу и сопроводить это действо такими, например, словами: «Все будет хорошо!»? Никто! Потому что не будет понят.
А психолога поймут правильно. Если, разумеется, всей своей предыдущей работой с этим человеком он завоевал право на произнесение этих самых обычных, но имеющих для бойца в ситуации перед решающим боем глубокий смысл слов. А также получил право прикоснуться к его лицу руками.

Разумеется, произносятся эти слова тихо, и не должно в эти секунды быть поблизости других людей. Свидетели данному действу не нужны, оно имеет личный, интимный характер.

А в отдельных случаях, например, в минуты ожидания вызова спортсмена на лёд или ринг, слова необязательны вовсе, и более того, могут оказаться лишними, способными отвлечь спортсмена и помешать процессу концентрации его психики к бою. А руки в этот момент могут работать. И должны работать!

Обнять (на секунду) спортсмена, погладить его плечи, ласково провести ладонью по лицу — все это дает человеку именно то, в чем нуждается он в такие минуты: человеческую поддержку, заботу, ласку. И в ответ в глазах человека я всегда находил тепло благодарности.

Лучшее лекарство — руки матери, — положение, известное тысячи лет. Эти руки лечат, потому что они любят!

Работая в Майами с американцами-теннисистами, я убедился, что в отличие от наших ребят они менее склонны к доверительным беседам, отвечая на мои заботливые вопросы о жизненном настроении, о личной жизни и прочем дежурными «файн» или «ол раит». Помню, я даже был растерян после первого опроса. Но за ночь придумал следующее. Я решил «препарировать» прошедший день, включив в число слагаемых опроса все составляющие жизни спортсмена, начиная с качества сна и заканчивая оценкой настроения перед сном.

И когда их лидер получил этот опросник для проставления оценок и увидел целых двадцать слагаемых, то восторженно воскликнул: «Класс!» и не менее пятнадцати минут, не спеша (ему это было крайне интересно!) он проставлял красным цветом «десятки» (американцы предпочитают десятибалльную систему — в отличие от российских спортсменов), а чёрным цветом «восьмерки» и «девятки». А потом вместе мы высчитывали средний балл прошедшего дня, а это и была оценка «качества жизни», к чему американцы в силу их менталитета относятся как к главной ценности.

И когда у одного из них средний балл оказался равным «девяти», он спросил меня:
— А как следует назвать недостающие десять процентов?
Я ответил:
— Обычно я называю это «резервом», но это можно считать «браком», ведь ты же виноват,
что проиграл сегодняшний спарринг, плохо подавал, раньше времени устал и прочее.

И вспомнил вот ещё о чем. Не первый раз я слышу, на этот раз — от Алексея Ягудина: мол, чего там рассуждать, разминаться... Надо пойти и сделать!

То же самое я слышал часто, и говорили такие слова представители тех видов спорта, где спортсмен обязан безошибочно выполнять сложные технические элементы.

А первым мне сказал эти слова великий гимнаст Борис Шахлин в далёком 1964 году, кстати, в день отъезда в Токио на Олимпийские игры.
— Мешают человеку сомнения, страх и неверие в себя, — говорил многократный
олимпийский чемпион и чемпион мира. Ещё он говорил как о невозможном, о недостижимом — об абсолютной уверенности человека в себе. И закончил свой монолог словами: «Проблема в одном — как избавиться от сомнений? Любой, самый сложный элемент натренирован так, что я могу ни о чем не думать, а просто пойти и сделать! Но на практике это невозможно, мешают человеку чувства, воображение, память, всё то, что рождает сомнения в себе».

(продолжение в следующем посте)
https://pikabu.ru/story/drugaya_storona_sportivnoy_pobedyi_9_4872002

Bookmate
май 2011
m_d_n пишет в rabota_psy
Bookmate (Букмейт) — компания, развивающая одноименный мобильный сервис для чтения книг по подписке.

Основана она в 2010 году. Штаб-квартира компании находится в Москве, а для локализации продукта, маркетинговых кампаний и взаимодействия с партнерами и сообществами читателей в регионах работают офисы в Лондоне, Стокгольме и Сингапуре.

В 2017 Букмейт официально представлен в 18 странах, включая страны СНГ, Латинской Америки, Северной Европы и Юго-Восточной Азии. В электронной библиотеке 850 000 книг на 12 языках, доступных читателям за 9,99 $ в месяц. 50 000 книг находятся в библиотеке БЕСПЛАТНО. В библиотеке есть АУДИОКНИГИ.
https://ru.bookmate.com/
Онлайн-сервис для чтения электронных книг с компьютера или мобильных устройств. Приложение даёт возможность загружать собственные книги. Месяц они дают БЕСПЛАТНО.

Информация для издателей и авторов тут https://publisher.bookmate.com/

У меня на Букмейте есть две книжки:

"ДУБРАВА" https://ru.bookmate.com/books/FscP16z3 и

"АРБАЙТЕН, ОЛЬГА ВИКТОРОВНА!" https://ru.bookmate.com/books/NvxRoJuq

Мануал "Как пережить свою трагедию" опубликован в "Арбайтен", я перепечатаю его здесь в серии постов, а под замком дам кейсы (из открытых источников с Пикабу) и их разбор.
Метки:

Что такое F43
май 2011
m_d_n пишет в rabota_psy
F43 это код психиатрического диагноза, вернее, группы диагнозов с названием "реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации".

Эта группа расстройств отличается от других групп тем, что в нее включены расстройства, идентифицируемые не только на основе симптоматики и характера течения, но также на основе очевидности влияния одной или даже обеих причин:
- исключительно неблагоприятного события в жизни, вызвавшего острую стрессовую реакцию,
- или значительной перемены в жизни, ведущей к продолжительным неприятным обстоятельствам и обусловившей нарушения адаптации.



Хотя менее тяжелый психосоциальный стресс (жизненные обстоятельства) может ускорить начало или способствовать проявлению широкого спектра расстройств, представленных в этом классе заболеваний, его этиологическая значимость не всегда ясна, и в каждом случае будет признаваться зависимость от индивида, часто от его сверхчувствительности и уязвимости (т.е. жизненные события не являются обязательными или достаточными, чтобы объяснить возникновение и форму расстройства).

Читать дальше...Свернуть )

Как пережить свою трагедию
Оля
m_d_n пишет в rabota_psy
О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях

Почему я против слова "травматик"


Сленговое словечко "травматик" в отношении людей, переживших ненадлежащее обращение, мне категорически не нравится. О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях нужно говорить без кличек.



В монографии "Посттравма: диагностика и терапия" практика психотерапии, что и как надо делать, обозначена узловыми моментами. Для подробного описания потребовалась бы ещё одна, четвёртая часть книги. В 2006 году я не стала её записывать. В 2011 рассказала об этом в Живом Журнале, в диалоге с человеком, пережившим хроническую межличностную травматизацию, - свою трагедию. Сами "травматики" не афишируют ни свой опыт умирания от душевной боли, ни своё отношение к мирозданию, сделавшего их действующими лицами в трагических обстоятельствах.

Отчасти – потому что чувствуют свою инаковость, отличие от детей, не попавших в детстве между жерновов добра и зла. Отчасти потому, что вопрос "Почему это случилось именно со мной?"

[Нажмите, чтобы прочитать]
ноет, как старая рана в непогоду. К тупой боли человек притерпелся, с необходимостью перемогаться от обострений в непогоду сжился, а на психотерапевтов, кто осилит выслушать про травматические переживания, а кому лучше не рассказывать, у него есть чутьё.

Одно из новейших исследований с помощью Роршах-теста, а по роду экспертной работы я слежу за научной периодикой в психодиагностике, исследовало экстрасенсов. Выяснилось, что у ясновидящих есть детский травматический опыт. Вот эта работа:

Extrasensory Perception Experiences and Childhood Trauma: A Rorschach Investigation.
Scimeca G1, Bruno A, Pandolfo G, La Ciura G, Zoccali RA, Muscatello MR.
Department of Neurosciences, University of Messina, Italy.

Итальянские учёные опубликовали в ноябрьском номере журнала The Journal of nervous and mental disease за 2015 год рассказ о том, как тестировали экстрасенсов. Исследование искало ответ на вопрос, есть ли в группе людей, которые сообщали о повторяющихся эпизодах экстрасенсорного восприятия (телепатия, ясновидение и предсказание будущего) больше травматических переживаний и наплывов травматических воспоминаний.

Выборку составляли 31 участник без каких либо психиатрических диагнозов, но с заявлениями о том, что обладают экстрасенсорными возможностями. Их сравнивали с выборкой из 31 человека, кто не имел ни психиатрических диагнозов, ни экстрасенсорных способностей. Травматический опыт в прошлом изучали на основании самоотчётов (опросник детской травмы); наплывы травматических воспоминаний изучали с помощью Роршах-теста (Индекс травматического контента). Участники заполняли также опросник по аномальным переживаниям, MMPI-2, шкалу на диссоциативные переживания и пересмотренную версию Шкалы веры в паранормальное.

В группе экстрасенсов уровень эмоционального ненадлежащего обращения, сексуального абъюза, эмоционального небрежения, физического небрежения и наплывов травматических воспоминаний был выше. Связь экстрасенсорного опыта и травмы частично была опосредована эффектами диссоциации и эмоционального дистресса. Авторы статьи обсуждают применение результатов в работе профессионалов душевного здоровья. Результаты показали также надёжность сдвоенного метода оценки травмы.

Опубликовано в J Nerv Ment Dis. 2015 Nov; 203(11): 856-63.
doi: 10.1097/NMD.0000000000000381.

Детская травма забирает наивность, но даёт что-то другое взамен. Преданные людьми, дети начинают жить звериной интуицией. Отсюда особая зоркость. Она правда в них есть.

Называть переживших свою трагедию "травматиками" может только безглазый психотерапевт. Это люди, которые сверх-чувствительны, с изумительным интуитивным чутьём и зоркостью сердца. Иногда они решают с вами заговорить.

(продолжение в следующем посте)
Процитированы страницы 117-119 по изданию:
Бермант-Полякова О.В. Арбайтен, Ольга Викторовна! Издательские решения, 2016. 394 с.

Как пережить свою трагедию
Оля
m_d_n пишет в rabota_psy
О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях

Несовпаденье

Лечением посттравматических расстройств я занимаюсь непрерывно последние пятнадцать лет.

Клиническая практика заставила меня размышлять на самые разные темы, в том числе пересмотреть идею одной-единственной привязанности в пользу идеи о репертуаре привязанностей и опубликовать текст "К вопросу о концептуальной валидности типов привязанности" (2013), а также предложить концепцию внутреннего конфликта привязанностей, конфликта привязанности и лояльности, конфликта лояльностей и опубликовать текст "Проблема выбора в конфликте лояльностей" (2015). Целью этой методологической работы было квалифицировать, что есть стресс, что фрустрация, что травматическое переживание, и уйти от огульного зачисления любого несовпадения характеров и ожиданий друг от друга в "эмоциональную травму", "травму развода" или "травму поколений".



Что и с чем не совпадает? Излюбленный способ жить свою жизнь у двух разных людей.

[Нажмите, чтобы прочитать]

Старший член семьи, в характере которого ведущий радикал характера эпилептоидный, мыслит обычно иерархически. Любимая фраза таких мам, пап, бабушек и дедушек "Что положено Юпитеру, не положено быку". Эмоциональные переживания не являются для них мерилом того, что важно в жизни. Их система отсчёта зиждется на материальных обретениях, достатке и престиже. Они искренне полагают, что ребёнок, который копейки в дом ещё не принёс, не представляет ценности, и прямо указывают ему "твоего в этом доме ничего нет".

Эпилептоидный родитель легко сквернословит и говорит гадости тем, кто слабее или беднее его, а значит, - и своим родным детям. Воспитывает он описанием кар и несчастных случаев, которые последуют за непослушанием, - запугиванием. Хочу дам блага, хочу заберу, - наказывает от не отвержением, "я с тобой больше не дружу", а тем, что "снимает с довольствия": не покупает мороженое, запрещает пользоваться неделю планшетом или компьютером.

Дети эмоционально тупых родителей уже в подростковом возрасте понимают, что их родитель по психотипу дрессировщик или тюремщик. Дети-эпилептоиды легко встраиваются в эту иерархическую систему, потому что по своей натуре не настолько тонки, чтобы дрессировкой оскорбляться. Другие по натуре дети убегают от таких родителей – или физически, или как "уход в хобби или работу", спасают себя. И те, и другие из-за воспитания в среде эмоционально тупых людей затрудняются свой детский опыт отрефлексировать. Дети, не совпадающие характером с эпилептоидными родителями, ищут и находят тепло в отношениях, привязываются или к учительнице в школе, или к тренеру в спортивной секции, или к другу, - человеку, который может дать опыт уважительных к человеческому достоинству, равных отношений, и с кем можно говорить о том, что тебя расстраивает и почему.

Не совпадать характером можно с любым родителем. Правда в том, что к родителям с любым характерологическим радикалом выросшие дети предъявляют претензии.

Циклоидные родители, для кого эмоциональное сочувствие или удовольствие от новых впечатлений служат мерилом важного в жизни, - тоже не совпадают со своими детьми, так бывает.

Эмотивная, чуткая, сострадающая мать – к ней предъявляют счёт за то, что "всегда жалела и меня, и того, кто меня обидел, а я так хотела, чтобы она заступилась за меня, чтобы я был ей дороже всех".

Циклоидная мама не может не гармонизировать окружающий её мир. Она хочет, чтобы "всем" было хорошо, уравновесить недостатки достоинствами, критику – похвалой, невнимание – избытком внимания.У неё доминанта не на иерархии, а на " чувстве мы". Поэтому иногда, когда ребёнок поднывает, ей хочется заткнуть ребёнка, чтобы не выбивался из общего "мы", - эмпатический провал в отношениях, который больно ранит ребёнка и помнится десятилетиями.

На эмотивную маму обычно жалуются так. Пришли к ней гости. Они с детьми. Дети играли и родного ребёнка (ушибли, порвали платье и прочее). Приходят двое ревущих детей к маме-хозяйке дома. Мама спрашивает НЕ своего ребёнка, не испугался ли он, убеждает, что ничего страшного, в общем, утешает его первого, ВНИМАНИЕ, потому что она сочувствует ему, ведь он в гостях, а не на своей территории, и ему вдвойне труднее, чем родному, который у себя дома. Железная логика эмотивного поведения.

Более того, если она первого будет утешать родного ребёнка, то гостю будет горько, что на его печали вообще никто внимания не обратил, и это его глубоко ранит, поэтому ему надо подать утешение и сочувствие первому. Обычно все дети завидуют тому, у кого мама эмотив, и хотят себе такую, и только ребёнок мамы-эмотива ненавидит свою родную маму в минуты, когда она утешает его обидчиков, и полученное во вторую очередь от неё утешение уже "не то", как бы отравлено тем, что "так нечестно", ведь "ты моя мама, а не его". Если у эмотивной мамы ребёнок-эмотив, то он даже не жалуется на свои горести родной маме-эмотиву, чтобы её не расстраивать! И потом всю самостоятельную жизнь учится в первую очередь прислушиваться к своим желаниям и чувствам, пытается взращивать здоровый эгоизм, а по зову сердца всё равно в любой момент готов пожертвовать своими интересами ради мира в доме и удовольствия всех.

Гипертимная мать – к ней предъявляют претензии "она всегда любила гостей и компании, и мной занималась постольку-поскольку. С начальной школы все свои проблемы я решал сам, потому что она даже если обещала придти помочь, всегда отвлекалась на что-то другое, и было бесполезно ждать".

Гипертимная мама действует по схеме "переключить" детей на что-то другое. Про неё обычно рассказывают так. Пришли к ней гости. Они с детьми. Дети играли и родного ребёнка (ушибли, порвали платье и прочее). Вылавливают двое ревущих детей гипертимную маму-хозяйку дома. Мама импровизирует (гипертимы в этом сильны) про зайчика, которого надо сейчас же всем идти искать, затевает игру (два эмпатических провала одновременно у двух ревущих детей). Другие дети в восторге подхватывают игру (на двух ревущих внимания никто не обращает вообще). Никто не плачет, значит, все довольны - железная логика гипертимного поведения.

И, если родной ребёнок в тихой ярости от того, что гипертимное веселье, фонтан шуток, прибауток и импровизированных игр в очередной раз отрицает его депрессию и печальные чувства, то ребёнок-гость возвращается домой в сильнейшем недоумении, как так вообще можно, и потом сторонится гипертимной тёти, не зная, что она выкинет вместо того, чтобы подать утешение, как другие знакомые ему взрослые.

Эпилептоидная мать – претензии к ней описаны выше.

Истероидная мать - "хотела хвастаться своими успехами, везде таскала меня, чтобы потом показывать, ей было всё равно, что важно для меня на самом деле и что у меня в душе".

Тревожная мать - "не давала мне шагу ступить, говорила что и как мне делать, по сто раз переспрашивала, сделал ли я".

Шизоидная мать - "всегда чувствовал себя не таким, как все. Всем как-то интуитивно было понятно, что надо делать, а я не знал, как надо, а как не надо. Маму никогда не интересовало то, что делают "все"".

Паранояльная мать - "у неё для меня было распланировано будущее. Сначала я заканчиваю хорошую школу, потом хороший университет, потом в моей жизни будет то-то. Она всё знала лучше меня и не жалела сил, чтобы реализовать план. Конечно, я благодарен ей, что она сделала из меня человека, но мысль о свободном времени и о том, что общение с друзьями просто так это тоже хорошо, пришла мне в голову только после тридцати лет, когда я жил уже отдельно от неё".

Распланируют будущее, включая выгодную женитьбу, покорение карьерных вершин и отличные заработки, двойственные эпилептоидно-паранояльные натуры. Эмотивно-паранояльные родители растят детей по-другому. Они настоящие идеалисты, мечтатели. Представление об окружающем мире как о заботливом и эмпатичном к человеку, подстраивающемся под него - это идеалистическое представление. Истовая вера в "естественное родительство" и в то, что от принятия ребёнка в его жизни успех придёт сам собой, - это родительский идеализм эмотивно-паранояльных двойственных натур.

Дети, которые росли с эпилептоидными родителями, становятся жертвами родительского материализма, дети, которые росли с эмотивно-паранояльными – жертвами родительского идеализма. Есть ещё жертвы родительского эгоизма, - дети, которые выросли с истероидными на всю голову родителями, и жертвы родительского пофигизма, - дети, которые выросли с безбрежно гипертимными.

Правда о несовпадении, повторю, состоит в том, что как претензии предъявляют к любым родителям, с любым характерологическим радикалом. Во все времена и во всех цивилизациях.

Официальной статистики о распределении характеров в обществе, сколько каких людей в нём есть, в открытых источниках не существует. Я опираюсь на мысль о том, что среди здоровых людей эпилептоидных натур в обществе около 60%, циклоидных около 30%, паранояльных около 5%, а шизоидных и истероидных в ярком проявлении по 2%. Эпилептоидные натуры представлены кроткими людьми и бунтарями, а циклоидные эмотивами, гармонизирующими и эстетизирующими действительность, и гипертимами, собирающими людей вокруг себя и жаждущими новизны, непоседами и путешественниками. Все вместе здоровые составляют 90% социума, остальные десять процентов приходится на психопатологию (врождённую или старческую умственную отсталость, эндогенные психиатрические заболевания, которые сопровождаются оскудением личности, гериатрические заболевания, которые сопровождаются утратой памяти и психопатов, лишённых совести).

Несовпадение с родителями, когда натура ребёнка требует того, чего не может дать другой по натуре родитель, сглаживается в большой семье. Найти родную душу в тёплой, поддерживающей отношения трёхпоколенной семье проще, чем в триаде мапа-папа-я. Так бывает, что с тётей больше взаимопонимания, чем с родной мамой. Или со старшим братом легче найти общий язык, чем с отцом.

Если семья живёт обособленно, ребёнок выбирает из того, что есть. Часто его жизнь превращается в один сплошной эмпатический провал: на движения его души нет ответного отклика. О детстве такой девочки написаны книги "Динка" и "Динка прощается с детством" Валентины Осеевой.

В отличие от взрослого, ребёнок, который не чувствует себя понятым в своих внутренних порывах, не знает даже слов, какими описать свою него, не научен рефлексировать и определять, что именно ему досадило, насколько сильно он раздосадован и как именно происходящее надсаживает ему сердце. Досада в академической психологии называется фрустрацией. В западной литературе по психотерапии жизнь с родителями, бесконечно фрустрирующими своего ребёнка, называют иногда "травмой развития" или "арестом развития", приравнивая тем самым несовпадение к травматическому переживанию (и выхолащивая тем самым специфику травматического опыта).

Работа над собой, самообучение и самообразование, доступны любому человеку и возможны не только в академической сфере, но и во внутриличностном и межличностном интеллекте. Свобода воли, данная человеку, даёт возможность найти тех, с кем ты совпадаешь. Круг верных друзей юности и счастливая своя семья помогают восполнить дефициты первого десятилетия жизни в родительской семье. Хорошая психотерапия может дать то, что недодали родители в детстве или друзья и любимые в юности, - если человек хочет изменить самого себя, он может это сделать.

Психотерапия как практика, распространившаяся в двадцатом веке, завоевала европейскую цивилизацию во второй половине двадцатого века на фоне процессов урбанизации. Две трети населения России стали жить в городах, а не в деревне, в 1960-х годах, сейчас уровень урбанизации в РФ составляет среднеевропейские 75%. Большой семьёй, где несовпадения могут сглаживаться, живут всё меньше людей. Справедливости ради отметим, что в Китае этот показатель ниже, половина населения, в Европе и США три четверти и выше, а в Великобритании и Австралии девять десятых населения, в среднем на планете уровень урбанизации 40%.

Случается, что у пары рождается ребёнок, не похожий ни на кого из родителей по характеру. Он раздражает невозможностью развеселить его и настроить на другой лад, с ним не знают, как поладить. Одни родители прячут голову в песок и бегут от мыслей о том, что не справляются с воспитанием, другие глубоко разочарованы в себе, потому что думали, что смогут полюбить любого ребёнка, если он – свой, а ребёнок в семье как инопланетянин, которого любить трудно. Эту нелюбовь с годами всё труднее скрывать, потому что заботиться о нелюбимом ребёнке можно только через силу, и плохо получается. Психотерапия нужна для того, чтобы изменить это.

Для нюансов несовпадений и нелюбви я пользуюсь обобщающей категорией "Неслучившееся". Неслучившееся в жизни взаимопонимание, доверие друг к другу, любовь может оказывать влияние на жизнь человека и когда прошли два раза по детству после детства, и в тридцать, и в сорок лет. Эмоциональный отклик возможен не только на случившиеся события. Загрустить можно из-за реального события, из-за воспоминаний о реальном событии, из-за мыслей о неслучившемся событии. И прощать тоже можно и случившееся, и неслучившееся. И мстят люди как за случившееся, так и за неслучившееся в их отношениях (классический пример, он на ней не женился, она испортила ему жизнь, чтобы отомстить и успокоиться). Родители могут мстить детям за неслучившееся – рождение наследника не того пола или намечтанная внешность ребёнка в жизни родителя не-случилась, и этот факт определяет его отношение к ребёнку. В русской классической литературе это истории про несчастливую судьбу, несчастливое детство и несчастливое материнство или отцовство.

Хроническая межличностная травматизация – песня из другой оперы. Здесь к возможному несовпадению характеров, явлению обыденному в социальной жизни, добавляется безнравственность родителя, его аморальность (с медицинской точки зрения, это родитель – психопат. В сегодняшней психиатрии это называется "асоциальное расстройство личности"). Судьба ребёнка здесь трагическая, детство – трагедия, потому что те, кто должен тебя защищать по зову сердца и по зову долга, упиваются властью над трепещущим от страха и боли дитём.

"Как пережить свою трагедию" это рассказ о хронической межличностной травматизации. В нём подробно рассматривается комбинация эпилептоидной психопатии родителя, безопасной привязанности ребёнка и эпилептоидной натуры ребёнка, унаследованной им от родителей.

Я прошу читателей держать в уме, что существуют и паранояльные психопаты-родители, и истероидные психопаты-родители, и ананкастные психопаты-родители, и возбудимые психопаты-родители, и шизоидные психопаты-родители. Общее у психопатов то, что все они аморальны и корёжат детство своих детей.

Тип привязанности ребёнка кроме безопасного может быть избегающим, амбивалентно-сопротивляющимся, дезорганизованным (диффузным), во всех этих случаях воздействие родителя на ребёнка будет иным, не тотально всепроникающим.

Натура ребёнка не обязательно будет такой же, как у родителя, она может быть другой, в этом случае разотождествиться с родителем ребёнку проще. Эпилептоидным детям трудно разотождествиться с эпилептоидным родителем, который унижал их, потому что приходится идти против иерархического мировоззрения, - своей сути. Другим по натуре (циклоидным, истероидным, шизоидным, паранояльным) детям сделать это проще: есть внутренняя правда, что "я не такой", от неё ребёнку легче оттолкнуться, восстанавливая себя.

Уровень социальной адаптации у переживших свою трагедию в детстве может быть любым. Во время работы в государственной медицине (1999-2005) я видела больше низкофункциональных (живущих на пособие Нацстраха или Министерства обороны, не имеющих собственного жилья, востребованной профессии и карьерных достижений, своей семьи) пациентов. В частной практике (2003-настоящее время) вижу в основном высокофункциональных (имеющих доход выше среднего, недвижимость в собственности, хорошо оплачиваемую работу и карьеру, свою семью) клиентов. Вывод из моего опыта я сделала такой. В жизни, как в игре: выигрывают не карты при раздаче, а лучший игрок.

Описанный далее вариант переживания ребёнком трагедии хронической межличностной травматизации не единственно возможный. Он, в силу неравномерного распределения натур в социуме, более распространённый, искорёжил детство многих мальчиков и девочек, и именно поэтому я решила уделить ему больше внимания.

Процитированы страницы 119-128 по изданию:
Бермант-Полякова О.В. Арбайтен, Ольга Викторовна! Издательские решения, 2016. 394 с.

Книга доступна в электронной библиотеке Букмейт
https://ru.bookmate.com/books/NvxRoJuq

(продолжение в следующем посте)

Как пережить свою трагедию
Оля
m_d_n пишет в rabota_psy
О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях

Мануал для терапевта


Суть травматического переживания - неспособность человека усвоить случившееся событие. Это происходит потому, что процессы мышления блокирует невыносимая душевная боль. Разрешить себе осмыслять, осмыслить и переосмыслить травматическое переживание можно с помощью психотерапевта.

Остановившееся время трагедии заставляет переживать события, случившиеся там и тогда, как происходящие здесь и сейчас. В медицине это душевное состояние называется хроническим ПТСР, если была ситуация угрозы жизни или физическому благополучию, и никак не называется, если прямой угрозы жизни не было. В психологии и то, и другое называется травматическим опытом.



Когда человек пережил свою трагедию, он возвращает себе способность быть в своём времени, перестаёт быть замершим в прошлом. Пережить свою трагедию можно самостоятельно, с помощью нарративных практик психотерапии, можно с помощью психотерапевта, работающего в русле телесной психотерапии, арт-терапии, символдрамы, психодрамы, когнитивно-поведенческой терапии, "терапии раскрытием" по Эдне Фоа, психодинамической терапии, поддерживающей терапии. Главное, чтобы у терапевта была сила духа работать с травматическими переживаниями.

Люди разные, и ценностные основы их жизни тоже разные. Более того, у каждого интеллектуально сохранного человека есть способность планирования и соподчинения целей, которая опирается на выстроенную систему приоритетов. Системы приоритетов терапевта и клиента могут не совпадать. Задача терапевта не навязать клиенту свою систему ценностей, а помочь ему переосмыслить свой опыт. Передовые люди 1860-х годов звали всех и каждого к светлому будущему, психотерапевт – это другая работа, навязывать эпилептоидному клиенту идеалы гуманистической психологи Карла Роджерса не надо.

[Нажмите, чтобы прочитать]
Эпилептоидам по натуре жизненно важно принадлежать к своему клану, и в отношениях супругов, даже если имеет место наихудшее из зол, хроническая межличностная травматизация, мучительной будет борьба мотивов - прекратить боль и сохранить участие в клане (богатых, престижных, гламурных, власть имущих, бизнесовых, успешных, путешествующих, выступающих на правительственной сцене etc), притом победит клановость, потому что человек не сможет жить изгоем, так устроен изнутри. Она не уйдёт от абъюзера и не разведётся с ним, если сама эпилептоидная по натуре, сколько бы феминистской литературы мы ей с собой не пригрузили.

Эмотивам (циклоидная натура) важно не обидеть никого, там эмпатия движет отношениями и сострадание является ценностью. И в отношениях супругов, даже если имеет место абъюз, будет борьба мотивов - прекратить свою боль и не обидеть ненароком, не сделать больно партнёру своим отвержением. Не сможет жить с виной, что сам отверг, так устроен изнутри. Эмотив, даже если вы сто раз повторили ему, что в первую очередь нужно заботиться о себе и самому удовлетворять свои потребности, не в восторге от этой идеи. Он верит, что люди счастливы, если живут друг для друга и носят тяготы друг друга. Даже если вы уговорили его не растворяться в муже и детях, выйти на работу, начать водить машину самой и жить для себя, - мучится виной за свой эгоизм, только ещё и бережёт теперь вас-терапевта и вам про свою вину не рассказывает. Если вы настроите эмотива уходить и разводиться, спустя некоторое время он пожалеет и примет обратно того, от кого уходил. Он не может иначе, ему всех жалко, а уж тех, кого любил и любит, и подавно.

Паранояльные и шизоидные натуры пойдут на разрыв отношений ради идеи или сохранения собственного внутреннего равновесия, невзирая ни на кого из окружающих. Психотерапию они ценят за возможность научиться сорадоваться. Паранояльным не близки житейские радости, быть на одной волне с "мещанским счастьем" им трудно. Оттого им трудно сходиться с людьми и черпать в отношениях с людьми душевные силы. Общение с психотерапевтом может открыть перед ними этот мир. Шизоидным не понятно то, что понятно всем, они затрудняются отличить общепринятое от маргинального, настолько "на своей волне". Оттого им трудно сходу обозначать своих и чужих, создавать общие рутины обыденной жизни с единомышленниками и поддерживать их. Общение с психотерапевтом может помочь им увидеть смысл житейских рутин и бытовой стороны жизни. Оба психотипа наиболее устойчивы психологически к стрессовым нагрузкам и межличностной травматизации в силу своей натуры. Эпилептоидные и эмотивные люди их дистанцированность от социальной ткани жизни осуждают. Эпилептоидные пугаются одиночек, умеющих жить без поддержки клана. Они будут злорадствовать неудачам не похожих на них и захотят проучить, если интересы заденут друг друга. Эмотивных оттолкнёт прямолинейность, с которой паранояльный или шизоидный взял курс на прекращение общения с токсичными родственниками и дисфункциональной семьёй, и они плавно сведут общение на нет, огорчаясь в глубине души, что можно так поступать с близкими и с прошлым.

Истероидные, в силу особенностей психики, которая моментально вытесняет или даже амнезирует боль, дадут диссоциативный спектр расстройств, это их способ адаптации к ситуации борьбы мотивов. Их способ переживать несчастливые отношения – диссоциативная амнезия или соматизация.

Двойственные характеры, составленные сразу из двух натур, тяжелее переносят хроническую межличностную травматизацию. Конфликт с обстоятельствами жизни во внешнем мире усложнён у них внутренним конфликтом, каким из двух характерологически привычных способов жить реагировать на стресс.

Отличия в наблюдаемом поведении людей могут быть объяснены не только характером как излюбленным способом жить эту жизнь, но и репертуаром излюбленных психологических защит и их ригидностью.

Разные тип привязанности по-разному справляется с болью, потому что задействует разные психологические защиты.

Эволюционно было бы расточительством давать человеку возможность переживать чувство аффилиации (бытия "мы" с другими) одним-единственным способом. Природа обычно дублирует системы для надёжности. Я предположила, что у каждого человека есть потенциально все четыре способа проживать "мы". Если отказаться от идеи, что у человека один тип привязанности на всю жизнь и предположить, что мир аффилиаций человека позволяет проживать разные виды привязанности, то можно обнаружить, что в разных сферах своей жизни и деятельности любой человек проживает разные типы привязанности: где-то избегающий, где-то дезорганизованный (диффузный), где-то амбивалентно-сопротивляющийся, а где-то безопасный.

Отношения между характером и типом привязанности мы обсуждали с Людмилой Петрановской в 2016 году, в диалоге в Живом Журнале здесь
http://rabota-psy.livejournal.com/419825.html?thread=5852401#t5852401

Хорошее лечение начинается с хорошей диагностики.Подытоживая вышесказанное, методологически психологу нужно чётко держать в голове принципиальную разницу в работе с неслучившимся, работе с горем и работе с травмой. Если диагност не чувствует инаковости опыта, полученного в разных ситуациях, то бессмысленно дальше дискутировать.

Ситуация 1 "несовпадение" встречается в жизни всех людей. Из неё извлекают урок "ищи тех, кто тебя поймёт". Благодаря несовпаденью примиряются с несовершенством в себе и других.

Ситуация 2 "утрата" встречается в жизненном опыте всех людей, "все там будем". Из неё извлекают урок "жизнь коротка, но будем мы любить друг друга сильней". Благодаря утрате научаются подавать утешение и отличать главное от второстепенного в своей жизни.

Ситуация 3 "травма" это сокрушительная для силы духа встреча с Абсолютным Злом. Она навсегда забирает наивность и даёт вместо неё зоркость сердца. Не пережившие удара живут сломленными духовно, "всё время задавая себе вопрос, почему других не изнасиловали, а меня изнасиловали". Пережившие свою трагедию знают, что человек сильнее несчастья.

Неслучившееся наполняет человека разочарованием и сопровождает его во всём. Это естественный процесс, духовная зрелость немыслима без прозрений о своём неслучившемся. Горевание наступает после утраты навсегда, и по своей сути это естественный процесс. На земле нет людей, у которых никто не умер. Травматическое переживание это переживание одновременно беспомощности, безнадёжности и бессилия в ситуации угрозы жизни или здоровью, и по своей сути это НЕестественный процесс. Нельзя прожить жизнь без разочарований и печалей, но можно прожить жизнь без трагедий.

Психотерапевт работает на то, чтобы воскресить в другом человеке веру в себя и в других людей. Проработка травмы это не примирение с неслучившимся и не горевание. Это не "зато я" и не "утихла боль, печаль моя светла". Это "кто имел силы пережить, должен иметь силу помнить".

Процитированы страницы 128-133 по изданию:
Бермант-Полякова О.В. Арбайтен, Ольга Викторовна! Издательские решения, 2016. 394 с.

(продолжение в следующем посте)

ПСИХО. О негативе позитивного мышления
Надежда Власова пишет в rabota_psy
Нередко можно услышать совет «мысли позитивно», мол, тогда все в жизни сложится благополучно. Но так ли это? Какую опасность таит в себе позитивное мышление, и что мы теряем, настраиваясь только на «позитив»



Мучают ли вас эротические сны?
это я
nvlasova пишет в rabota_psy
Оригинал взят у nvlasova в Мучают ли вас эротические сны?
Немного психологического юмора, чтоб разбавить серые будни:)

 - Мне нужна Ваша помощь,- обращается пациент к психоаналитику.
- Кто Вы по профессии?
- Я психоаналитик.
- Так попробуйте сами себе помочь!
- Видите ли, я слишком дорого беру.

Читать дальше...Свернуть )



Как пережить свою трагедию
Оля
m_d_n пишет в rabota_psy
О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях

Орфей и Эвридика: пройти путь вместе и всё выдержать


Сломленные невыносимыми для них переживаниями люди не видят смысла в том, чтобы жить дальше. На войне смерть заглядывала им в глаза. В семье с психопатом-садистом они сами искали смерти, чтобы поскорее всё закончилось. Но пока была жива надежда, что когда-нибудь всё будет по-другому, их дух не был сломлен. Душа надеялась. Всепроникающее чувство беспомощности и безнадёжности перед лицом творящегося над тобой зла погружает душу в оцепенение, появляется чувство остановившегося времени. Безвременность превращает истязание, изнасилование, погружение в воду при утоплении в бесконечное умирание. "Я сдался", - может сказать о себе человек. "Отдал душу", но не Богу, а злу. Отказался от надежды на спасение, решил умирать, - лучше так, чем застрять в ужасе и надежде навсегда. Момент отказа от Я даёт человеку знание, что всё закончилось, ужаса умирания больше не будет. Вот только потом, когда опасность позади, человек всё равно чувствует себя мёртвым. Иногда людям с хроническим ПТСР легче думать, что им только кажется, что они живые, а на самом деле они до сих пор умирают в руках истязателей или на дне той реки, где тонул. Сломленных духом людей профессионал узнаёт именно по безразличию: какая разница, кто что сказал, кого уволят и кто чего добился, если всё равно всё уже закончилось.

Хроническая межличностная травматизация, если она сломила дух ребёнка, ведёт к одному жизненному финалу, а если дух остался несломленным, - к другому. Исход во многом зависит от того, каким было злодеяние.



Психопаты творят зло по разным причинам. Общей является аморальность, отсутствие нравственного начала. Различаются по внутренним движущим силам неадекватного поведения: глупость, властолюбие, убийство.

[Нажмите, чтобы прочитать]
Так называемые "органические психопаты" отличаются симптомами психоорганического синдрома: неспособность выделять главное и второстепенное, общее снижение памяти и интеллектуальных возможностей, исчезновение критики к своим действиям, стереотипия интересов, односторонность - неспособность охватить ситуацию с разных сторон, скудость устной речи. Они относятся к одушевлённым людям как к неодушевлённой мебели: где я тебя поставил, там и стой, делай только то, что я тебе сказал.

В неблагополучной среде такой человек социализируется по криминальному типу и либо нарывается на нож и погибает от руки своих, либо "чалится по тюрьмам" всю жизнь, кое-как приспособившись к распорядку жизни, где всё за него решают другие. В благополучной среде его социальная адаптация в разы лучше: у него появляется профессия, собственные средства, семья, круг знакомых и друзей, с одним изъяном. Этот изъян заключается в том, что другой человек воспринимается органическим психопатом как бездушный предмет, потому что помыслить сложность устройства другого человека "психоорганик" не в силах. Максимум, на который он способен, - подкуп. Дать какую-то материальную вещь другому, чтобы заслужить его расположение. Желания или нежелание, иные намерения или цели, другой взгляд на мир у члена своей семьи – постигнуть их это мыслительная задача, непосильная ему по своей сложности. Принято считать, что существование внутреннего мира у других он отрицает. Точнее будет сказать, что ему это существование нечем помыслить. На чердаке стропильца не хватает, которым это делается.

Когда члены семьи говорят о себе и своих желаниях, он не просто злится, а ярится. Побелевшие, пустые глаза его при этом – от страха, что "заткнуть" говорящий "предмет" не удастся. Он не справится с жизнью в среде, где каждая тумбочка может своими ногами перейти куда ей самой нравится и своим голосом заявить, что она будет сама решать, где ей стоять. Справляться ему с детства помогают. "Психоорганика" на всём его жизненном пути сопровождают те, кто "заделывает пустоты" в его общении с окружающими. Сначала это бабушка или мама, потом жена. Без опоры на "живое стропильце", оказавшись в новой для себя ситуации, такой человек очень быстро предстаёт в истинном свете, - как говорящий болванчик.

Когда на чердаке не хватает конькового прогона, - поперечины, на которую опираются все стропила, нравственного центра личности, в семье появляется отвратительный "что хочу, то и ворочу" тип. Иногда стереотипия интересов психопата сопровождается расторможенным сексуальным влечение, и тогда тело ребёнка в семье воспринимается как "силиконовая варежка из секс-шопа", которая всегда под рукой. "Сейчас я буду в тебя удовлетворяться, у меня встал". На работе всех своих женщин-подчинённых такой тип воспринимает как наложниц в гареме. Впрочем, на службе у такого начальника обязательно имеется заместитель "живое стропильце", и дефектность босса не сразу бросается в глаза.

Так называемые "властолюбцы" получают удовольствие от борьбы двух воль. Им нравится назначить ребёнка своим противником и "продавить" его на подчинение собственной воле. Взрослым такой человек может "приучать" жену к анальному сексу, потому что "постепенно тебе понравится", - на самом деле, ему самому нравится одолевать её нежелание в противостоянии двух воль. Сексуальное злоупотребление ребёнком здесь не от сексуальной расторможенности "хочу удовлетвориться об тебя", а от удовольствия растлевать, приучать выполнять действия, которые не нравятся или переворачивать всё с ног на голову, "бери в рот, потом твой муж спасибо скажет за умение", "открывай рот, тебе ведь самой глотать нравится" и т.п. С памятью, интеллектом, способностью видеть разные стороны ситуации у властолюбцев всё в порядке. Им нравится "работать на три фронта" и проживать для себя, для другого и для окружающих разные удовольствия. Властолюбец лелеет знание о всемогущем-себе для себя. Он манипулирует, ему нравится скрывать всю картину от окружающих, выдавая им лишь детали так, чтобы они складывали по деталям неверное впечатление. Он ведёт борьбу двух воль с ребёнком (или с супругом, которого ставит в зависимость от себя, лишая возможности работать, иметь своих друзей, поддерживать связи с родными), наказывает и дрессирует, добиваясь послушания.

Ему мало формального подчинения, ему нужно, чтобы член семьи проникнулся его идеями, стал думать, как он. По своему психотипу это организатор секты. Но на масштабное и публичное идейное сектантство, сопряжённое часто с мошенничеством и уголовно наказуемыми действиями, у него не хватает духу. Он упивается фантазиями о том, что всё будет так, как он придумал, и видит в других людях исполнителей своего замысла.

Не всегда это корыстный помысел, - "обработать члена семьи так, чтобы она сама переписала на нас полученную в дар от бабушки квартиру". Иногда это мания величия на бытовом материале, фантазия о себе-главе большого рода, собравшем под одно крыло пять женщин, каждая из которых с детьми от тебя, и все ждут твоего внимания. Упоение властью тут в своеволии. Борьба двух воль может быть надуманной (например, член семьи сам хотел отдать квартиру, ему не нужна была полученная от бабушки недвижимость в маленьком городке), а может быть реальной (например, женщина не согласна на то, чтобы быть одной из пяти и зависеть материально от хочу дам денег – хочу не дам денег, слушайся меня, и у тебя всё будет).

Когда члены семьи говорят о себе и своих желаниях, его глаза умасливаются. Оттого, что откровенность другого для властолюбца - редкая удача, нужная информация сама плывёт прямо в руки. Теперь он знает, как упрочить всемогущество и на какие кнопки жать, чтобы его хитрый план сработал. Ему трудно с людьми-бункерами, которые ничего о себе не рассказывают. Ему удобно в браке с глуповатым партнёром, из-за чьей спины и чьим именем он делает то, что хочет сам, держа реальные нити управления семьёй в своих руках. Оказавшись в новой для себя ситуации, - а общение с психотерапевтом на семейной терапии, как раз пример такой ситуации, - он начинает "втираться в доверие" и получает удовольствие от того, что "обработал" терапевта и тот стал думать, как он. Увидеть его в истинном свете, - как "серого кардинала", "закулисного режиссёра всего действия", легко тем, что честен с самими собой. Тогда бессознательная коалиция "двух плутов" и самообманы в общении с таким психопатом не имеют шансов на существование.

Так называемые "убийцы" получают удовольствие, когда глумятся над другими или лишают их здоровья или радости жизни. Это аномалия, которая может быть у человека с любым уровнем интеллекта. Им на животном, бессловесном уровне нравится уничтожать человеческое в людях. Когда другой человек трепещет от страха перед ними и готов унижаться, чтобы ему не делали больно снова, "убийца" расцветает. При встрече с таким человеком у вас возникает контр-трансференс, - холодок по спине. Как будто вы сами животное, у которого вздыбилась шерсть на хребте при встрече с опасностью. Взгляд у них "бегающий", ускользающий от прямого контакта глаз. Выжившие рассказывают, что в момент преступления взгляд у преступника растворяющийся в агонизирующей жертве, претерпевающей муки. Он хочет впитать её в себя. Серийные убийцы выкалывают жертвам глаза или вырывают их из глазниц и поедают.

"Убийцы" ищут возможность оказаться там, где они могут безнаказанно пытать людей. Правду об их злодеяниях мы слышим очень редко, потому что своих жертв и свидетелей они обычно умертвляют. В гражданской жизни ему хочется, чтобы его все боялись. Беззаботная улыбка на вашем лице заставляет его звереть. "Я сотру улыбочку с твоего лица", - обещает он и наказывает, физически, до попадания ребёнка в больницу. Единственное правильное решение в ту же минуту, когда вы узнали об этом, - позвонить в полицию и прибегнуть к помощи властей, чтобы изолировать его от общества. Шансы, что это сделают члены семьи, стремятся к нулю, - они насмерть запуганы этим моральным уродом. Обычно такой человек имеет несколько судимостей за преступления против личности. Но не всегда.

Истязать близкого человека могут члены семьи в момент "психотического соскальзывания" (в МКБ-10 это состояние описывают диагнозы из группы F23 "острые и преходящие психотические расстройства"). Психотерапевту нужна так называемая "экспертная настороженность" к беспримесному садизму. Если в момент психотического соскальзывания нормативный, по всем описаниям, родитель, глумился над ребёнком, а семья не обращалась за психиатрической помощью для родителя и преступное поведение члена семьи это семейная тайна, пациенту в терапии нужна ваша осведомлённость в том, что так бывает. Ради своего удовольствия, немотивированно, глумятся и пытают не только серийные убийцы, но и лютующие родители.

Глумление и издевательства над членами семьи могут быть ежедневной практикой, если один из членов семьи страдает алкогольным психозом (в МКБ-10 алкогольный галлюциноз, паранойя, бред ревности, психоз описывает один диагноз F10.5 "психотическое расстройство после употребления психоактивного вещества").

Опыт многих психотерапевтов убеждает, что семейная терапия в случае хронической межличностной травматизации бессмысленна. В тюрьме есть своя психологическая служба, без помощи посягатели не останутся, не стоит переживать. Я всю жизнь работаю на адвокатуру и в терапию беру только жертв.

Работу психолога с травматическим переживанием часто сравнивают с путешествием на обратную сторону Луны или со спуском в бездну через личный ад клиента. Прототипом терапевтической работы с травмой служит миф об Орфее и Эвридике. В древнегреческой мифологии история закончилась печально, потому что Орфей не смог никого спасти, он не выдержал требования идти не оглядываясь, и оглянулся.

Применительно к работе психотерапевта струны кифары Орфея это профессиональное мастерство, а завет идти не оглядываясь означает сохранять способность адекватно оценивать реальность, проходя через ужас, вспоминаемый клиентом, вместе с ним.

О том, как ходят тропой Орфея психотерапевты, я рассказывала в 2011 году. Это был диалог в режиме реального времени в интернете. Беседовала я с человеком, пережившим свою трагедию, на страницах Живого журнала. Ответные исповедальные реплики собеседника не публикуются, только мои собственные слова. Они дополнены пояснениями, - разговор это устная речь, она не строится как письменная с развёрнутыми предложениями. Все пояснения, внесённые в 2016 году, я заключила в квадратные скобки. Стенограмма содержит сцены насилия и жестокости, и категорически не рекомендуется к прочтению лицами младше 18 лет.


Процитированы страницы 133-140 по изданию:
Бермант-Полякова О.В. Арбайтен, Ольга Викторовна! Издательские решения, 2016. 394 с.

Мать-психопатка в подзамочном разборе http://rabota-psy.livejournal.com/534918.html по психотипу убийца, ей важно лишить девочку радости жизни.

Р.S. В следующем, тоже подзамочном, посте дам кейс на алкогольный психоз, и хватит на сегодня ужасов. Продолжим читать мануал завтра.

Мудрая мама vs Набитые шишки.
это я
nvlasova пишет в rabota_psy
Оригинал взят у nvlasova в Мудрая мама vs Набитые шишки.
У меня есть очень мудрая подруга. Она с детства учила свою дочку разбираться в мальчиках:) Типа: этот мальчик годится только для дружбы и совместного времяпровождения, а этот, если присмотреться-сгодится в мужья. Т.е вы понимаете? Учила она ее не тогда,когда мужа уже пора разыскивать, а задолго до этого решающего шага:) Сейчас дочка взрослая, еще не замужем, но, думаю, не ошибется:))

Мне так с мамой не повезло:)

Пришлось как то доходить своим умом. Теперь в этом понимаю лучше. А также вижу, что практически всем моим клиенткам с мамами в этом плане, тоже не повезло. Части просто запрещали общаться с мальчиками из страха что в "подоле принесет". Части говорили что сперва надо окончить школу и институт... а вот потом ... и думать про мальчиков. А часть такого насмотрелась дома в отношениях с родителями, что им этот "замуж" или даром не надь, или они совершили все те же ошибки что и родители.
Дочь пьяницы выходит замуж за трезвенника, а он потом оказывается игроком. Дочь папы -нарцисса ищет внешне уверенного в себе мужчину, а потом всю жизнь доказывает ему и себе , что ее тоже есть за что уважать. Кто то меняет множество партнеров в надежде что со следующим то точно повезет. Только он часто оказывается хуже предыдущего. Или таким же, только в профиль:)
Таких случаев сотни. Вы все их знаете. А кто то и сам является участником подобных историй. Можете их ниже даже написать, чтобы проверить в какую ловушку вы попадаете при выборе партнера.

Кстати-это полезно в любом случае. Особенно тем, у кого с личной жизнью не ладится. Опишите все свои значимые отношения. Гарантирую что найдете что то общее, что до этого просто не замечали. А может удастся увидеть и тот "спусковой крючок" который запускает привычный паттерн выбора партнера.

Но, вернемся к Мудрой маме:)Когда она начинает учить, она не просто рассказывает какие черты в мужчине гарантируют счастливые отношения. Она, прежде всего , учит разбираться в себе. Показывает как те или другие черты соотносятся с особенностью дочки.

Например,если дочка восторженна и рассеяна, она не говорит что надо прибирать в комнате, иначе никто замуж не возьмет:) Мудрая мама знает что замуж берут всех, кто туда хочет:) Т.е учит находить в себе не почему не возьмут, а почему возьмут и кто именно:)И как выбрать того кто тебе максимально подходит. Так рассеяной и мечтательной дочке точно не нужен тот, кто будет загоняться по поводу не купленного хлеба и в меру захламленной комнаты:)) Он или оптимистично это переживет или сделает сам как его устроит:)

Также, хорошо бы дочке знать, лет хотя бы с 12, в каком виде она готова принимать любовь (надеюсь это понятно о чем я сейчас пишу: для кого то любовь-романтические разговоры и песни под гитару, для кого то повешаные полочки, а для кого то букеты цветов и красивый дорогой подарок:) Одно ничуть не хуже другого, если это соответствует вашей натуре.

Во вторых, мудрая мама обязательно расскажет дочке о разнице выбора ухажора и мужа. И о том что психология девушки и женщины сильно отличается . И дело тут не в физиологии, а целях. Девушки хотят чтоб им, демонстрируя любовь,-совершали подвиги. Дрались за них, пели серенады под балконом, лезли по трубе в окна. И это все отлично в молодости:) Если же вы уже решили что готовы к созданию семьи-вам совершенно не хочется чтоб ваш избранник рисковал жизнью, лез во всякие понтовские разборки и делал стойку на руках на крыше многоэтажки. Разве только вы разделяете его страсть к риску и готовы лезть на эту крышу вместе с ним. Тогда, скорее всего, вы и с ребенком в слинге на эту крышу полезете:) А с двухмесячным малышом поедете в трип по ЮВА:) Если же вы себе семейную дизнь с детьми представляете по другому-вам надо смотреть на другие качества избранника.
В третьих, мудрая мама объяснит дочке, что у всех есть недостатки. Не надо искать принца без недостатков. Надо искать того, с чьими недостатками вы сможете ужиться:)И кто сможет ужиться с вашими:) Типа некупленного хлеба и пыли в углах:) Или кошачьей шерсти на всех открытых поверхностях и в тарелках:) Звучит совсем не романтично, правда?:))

Так к чему я это все?:)
Во первых, вы можете посмотреть на свои выборы с точки зрения Мудрой мамы.
Во вторых, можно собрать небольшую группку где я расскажу по своему опыту многолетнего сотрудничества с брачным агентством, как за 2-3 месяца разобраться подзодит вам этот человек в мужья или нет.
В третьих, могу выступить такой Мудрой мамой на индивидуальных консультациях. Цикла из 10 встречь будет достаточно чтобы знать на что обращать внимание и как отсеивать сносящих голову, но абсолютно не подходящих для семейной жизни кандидатов:) К тому же к циклу встречь есть бонус:) про единовременной оплате цикла-скидка 20%.

Торопитесь! Весна уже наступила:) Вместе с теплом и укорочением юбок пойдут первые кандидаты:)) А вы еще не знаете с кем стоит иметь дело, а кого с милой улыбкой продинамить:))

Метки: