?

Log in

No account? Create an account

Другая сторона спортивной победы 3
555b пишет в rabota_psy
Загайнов Р.М. Ради чего? Записки спортивного психолога. — М.: Совершенно секретно, 2005. — 256 с.

Ох, этот выходной! Голова переполнена воспоминаниями. И не знаешь — хорошо это или плохо. Всего неделю назад, перед началом последней сверхнагрузочной недели я сознательно пошёл на тяжёлый разговор со спортсменом (а Лёша в тот момент просил ещё один день отдыха):

— Ты не готов к Олимпийским играм! — [Нажмите, чтобы прочитать]заявил я ему. — Ты задыхаешься, ты ни разу во всех
пяти турнирах, где мы были вместе, не откатал уверенно произвольную программу!

— Я так не привык тренироваться. Я всегда отдыхал после трёх рабочих дней, — парировал Лёша.

Но я продолжал наступление:

— То, что я видел, тренировкой назвать нельзя, ты жалеешь себя. Поверь мне, отменим завтра тренировку — всё пойдет кувырком.

Лёша молчал и готовился, я видел это, заявить мне нечто категоричное. И я услышал:
— Рудольф Максимович, я это хотел сказать Вам ещё в Ленинграде, когда мы поссорились.
Вы отвечаете за психологию, а мы с Татьяной Анатольевной за тренировочный процесс.

Но на такие заявления у меня подготовлены ответы, и за это я благодарю свой многострадальный опыт и всех тех, кого я не только опекал, но и у кого многому научился. И вчера на Лёшину фразу: «Опять про Бубку будете рассказывать?» — я не раздумывал ни секунды: «Да, потому что ты пока по сравнению с ним жалкий любитель!»

И сейчас я не помедлил и секунды:
— А это, чтобы ты знал, связано одно с другим весьма тесно. Уверенность — это психологическое понятие?

Я держал паузу, он молчал.

— Да или нет? — чуть повысив голос, спросил я.

— Да, — ответил он.

— Так вот, воспитать её можно не психологическими разговорами, а только работой!

— Ну ладно, завтра в семь пятнадцать, — угрюмо произнёс он и направился к двери. И, выходя из моего номера в коридор, пробормотал (но достаточно громко, чтобы я расслышал):

— Все всё знают...

...И разговор с Татьяной Анатольевной (была уже глубокая ночь). Она выслушала мой отчёт о прошедшем дне, в том числе слово в слово последний разговор с Лёшей и сказала:

— Вообще-то, мой папа говорил, что надо считаться с желанием спортсмена.

Она не в первый раз привлекает Анатолия Владимировича себе в союзники, и с этим я считаюсь. Но не сегодня.

— Татьяна Анатольевна, наш спортсмен не готов к соревнованиям. С этим Вы согласны?

— Хорошо, берите это на себя. Но помните — мы так никогда не тренировались.

— Татьяна Анатольевна, на последнем этапе подготовки спортсмен должен чувствовать, что
его воле противостоит воля тех, кто с ним работает. А воли тренера он не чувствует, Вы готовы идти на поводу его состояния.

— Но у него разладится четверной прыжок, а надо неделю, чтобы его восстановить.

— Не разладится! Вот увидите! И есть ещё один закон — спортсмена нельзя жалеть, в этом случае он сам себя будет жалеть, и тогда конец.

— С этим я согласна, — подвела итог великий человек и великий тренер.

И последняя тренировка этой жестокой недели, четырнадцатая подряд, без единого дня отдыха. После утренней (тринадцатой) тренировки, делая ему свой сеанс и видя его лицо вблизи, не выдерживаю:

— Насчет вечерней тренировки реши сам.

Ответ был мгновенным:

— Буду тренироваться!

И вот мы поднимаемся по ступеням лестницы нашего катка, и с мукой в голосе он произносит:

— Если бы Вы знали, как я устал от фигурного катания! Всё время одно и то же!

И волшебно катает всю «короткую». И Татьяна Анатольевна вытирает слезы, отвернув от меня своё лицо.

А я пять минут назад, поняв, что он собрался ещё раз откатать целиком «короткую», и увидев ещё более побледневшее его лицо, сам испугался и готов был сломаться, но что-то остановило меня. Не мой ли опыт в других видах спорта, где ребята перед Олимпиадами «пахали», порой теряя сознание?

И когда он начал прокат «короткой», я вновь услышал Татьяну Анатольевну:

— Вы берёте это на себя?

И снова ответил: «Беру!»

...Идём в раздевалку, и я произношу заготовленную фразу:
— Так ты никогда не прыгал!
— Вроде да, — с улыбкой отвечает он.

Сидим в раздевалке (как-то он сказал: «Если я не посижу после тренировки...»), и идёт наш разбор полётов:
— Ты преодолел усталость, а не сдался ей! Вот что было самым ценным сегодня!

У него нет сил отвечать, я вижу это. И также вижу, что он готов слушать и дальше. И говорю:
— А если бы ты ещё и завтра потренировался!.. Но сейчас он находит силы, и я слышу:
— И сегодняшнее было лишним.

22.00. Стук в дверь, и я счастлив видеть его улыбку. Шутливо-требовательно он спрашивает:
— Здесь готовы отмассировать мою голову?

Короткое объятие, и он уходит. Уходит в выходной! И целые сутки будет смаковать радость преодоления, а не горечь поражения от усталости, что имело бы место в случае отмены тренировок в связи с этой самой усталостью, то есть по причине слабости его личности. И послепослезавтра, после 48 часов отдыха на этот ненавистный лёд он выйдет более сильным, на порядок сильнее, чем это было 48 часов назад.

Ох, эти выходные! Ещё лет двадцать назад, работая в футболе, я обратил внимание на то, что к концу выходного дня люди не выглядят отдохнувшими и беззаботными, а наоборот — утомлёнными и озабоченными. А помогли раскрыть суть данного, на первый взгляд, загадочного явления вечерние доверительные беседы с футболистами, которые я обязательно провожу и в выходные дни. Оказалось, что если все 24 часа спортсмен был предоставлен сам себе, если в течение дня ему не были предложены какие-либо мероприятия, пусть даже такие, как посещение кинотеатра, то к концу дня эмоционально он сникал, а его мысли погружались в проблемы личной жизни, не имеющие отношения к спорту. В тренировках он на время их «забыл». А сегодня вот получил возможность вспомнить и сник, впал в тоску.

Интересно, что первый рабочий день после выходного, как правило, бывает тяжёлым.
И всегда возникает вопрос: а нужен ли вообще выходной?

— Не нужен! — категорически утверждает тренер по велоспорту Александр Кузнецов. В его велоцентре, где были воспитаны такие суперзвёзды, как пятикратная чемпионка мира Галина Царёва и двукратный олимпийский чемпион Вячеслав Екимов, в рабочем плане, расписанном на год вперёд, из 365 дней ни один не был выходным. Лишь 1 января отменялась утренняя тренировка.

И Борис Беккер в свои лучшие годы, когда он вёл абсолютно профессиональный образ жизни, приезжал на корт в воскресный день и в одиночестве (я выполнял роль тренера) пробегал пяти-километровый кросс, а затем не меньше часа работал — не купался, а плавал — в бассейне.

И ещё один великий профессионал Дражен Петрович тренировался 365 дней в году. Однажды после победной игры на Кубок европейских чемпионов он так ответил на вопрос: «Что будете делать завтра?» — «То же, что после любой игры: кросс 8 километров и 500 бросков по кольцу».

Какой смысл вкладывает в решение — не иметь выходных — выдающийся спортсмен? А оно, его решение, даже не должно обсуждаться! Его мы, простые смертные, имеем право только исследовать!

Результат моего исследования: в данном случае человек, каторжно нагружающий себя каждодневно, уничтожает (на корню) в своём сознании установку на выходной (!).

Нет в его сознании, как нет и в жизни, дня, свободного от нагрузки. И нет ожидания такого дня, а значит, нет такого феномена, как суммирование утомления, что обычно имеет место у всех тех, у кого «установка на выходной» обязательно «живёт», и он ждёт этого дня, уставая при его приближении всё больше и больше.

В 23.00 я вышел на балкон, куда выходят наши окна, и бесшумно подкрался к Лёшиному окну. И увидел его, склонившегося над компьютером. И облегчённо вздохнул. И сразу набрал номер Татьяны Анатольевны. Сказал только два слова: «Спите спокойно». А сам открыл свой дневник, ежедневно заполняемый мною уже сорок лет.

...Ползёт второй выходной день — время будто остановилось. Но есть дело, и дело очень серьёзное, сверхсерьёзное. До отъезда в Солт-Лейк-Сити, а он запланирован на восьмое, остаётся неделя. Что это такое — последние семь дней? Со многими великими профессионалами спорта обсуждал я суть данного феномена, и практически все они мыслят примерно так: в последние дни перед стартом никакой науки нет и быть не может!

Привожу высказывание очень крупного тренера по боксу Владимира Лаврова из Волгограда: «Последняя неделя — это искусство тренера и интуиция спортсмена».

Задача вывести спортсмена на пик формы в нужное время архисложна. Её сложность определяется тем, что тренеру, всем его помощникам и самому спортсмену необходимо в конечном итоге совместить такие несовместимые понятия, как преодоленные сверхнагрузки, без чего невозможна высокая самооценка готовности, и в то же время свежесть. Именно «свежесть» лежит в основе адекватного психологического состояния, в частности, такой важнейшей его составляющей, как желание соревноваться, жажда борьбы и победы. И именно она говорит о том, что у спортсмена есть запас сил!

(продолжение в следующем посте)
Источник http://pikabu.ru/story/drugaya_storona_sportivnoy_pobedyi_3_4871733

Другая сторона спортивной победы 4.
555b пишет в rabota_psy
Загайнов Р.М. Ради чего? Записки спортивного психолога. — М.: Совершенно секретно, 2005. — 256 с.

Все эти годы я опрашиваю опекаемых мною спортсменов по ключевым моментам психологической подготовки к старту, в частности, задаю вопрос: «Что необходимо обеспечить в своём со¬стоянии в первую очередь?»

Первым опрошенным был гроссмейстер Виктор Корчной — с ним я начинал свой путь в шахматах, и он ответил: «Главное — быть свежим!» Среди опрашиваемых мною в последующие годы были и футболисты, и гимнасты, и боксёры, и все другие, и ответ был таким же: «Свежесть!» — вот о чём мечтает спортсмен, вот что мы должны и обязаны помочь обеспечить ему в такой день, когда решается его судьба. А на Олимпийских играх и подавно!

И [Нажмите, чтобы прочитать]вспомнил я в этот момент Лёшу, его состояние, в котором есть всё, исключая ту самую, на вес золота «свежесть». И осознал всю сложность стоящей перед нами, перед всей нашей группой задачи. И понял, что сейчас можно забыть ту прекрасную по отдаче работу Лёши на прошедшей неделе, забыть то, что я оценивал не менее как подвиг. А думать о другом.
Да, он преодолел саму нагрузку, он решил задачи укрепления выносливости и ещё целый ряд задач подготовки. Но сегодня, за семь дней до отъезда «туда», он предельно утомлён.

Вот о чём, о «свежести» — стало ясно мне сейчас — надо думать сегодня. И я пошёл в номер к Татьяне Анатольевне.

Она лежит под пледом, греет опять напомнивший о себе позвоночник.

Спрашивает:
— Что с ним?
— Думаю, всё идёт как надо. Он интуитивно выбрал этот вариант жизни — ушёл в себя, отдалился от всех и от нас в том числе, бережёт энергию.
— По глазам вижу, что он ничего не ест.
— Завтракает.
— Одного завтрака мало. Вы должны ему сказать.
— Нет, ничего говорить не надо. Сейчас опасно любое давление. Он делает в эти последние
дни главную работу — собирает в одну сумму все слагаемые будущей победы. Так же ведут себя все великие, тот же Серёжа Бубка.
— Какие слагаемые? — спрашивает она.
— Прыжки и их качество, а это для него главный критерий готовности. Плюс выносливость — уже не задыхается. Кстати, он бегает после ужина, нам об этом не говорит. Ещё один плюс — вес, весит всего шестьдесят восемь. Ещё плюс — полная концентрация, ни на что постороннее неотвлекается. И ещё один плюс — фарт, отказался выпить в выходной.
— Отказался? — Она искренне удивлена и спрашивает: — И что сказал?
Сказал: не буду.
— А что это значит?
— Значит, хочет заслужить поддержку у Бога, не хочет грешить.
— Дай Бог! — говорит Татьяна Анатольевна и садится.
— Мне даже лучше стало. Идёмте, папаша, в бар. Нам-то можно выпить!
— Ни в коем случае, — отвечаю я, — на фарт мы тоже влияем.
— Ну, тогда — кофе.

Сидим лицом к лицу. И я рассказываю:

— Он изменился. Раньше отказывался воспринимать информацию о других спортсменах, а вчера предельно внимательно выслушал рассказ о Тигране Вартановиче Петросяне, который за три года отбора к матчу с Ботвинником ни разу не нарушил режим и даже в новогоднюю ночь отказался от шампанского. И потом, когда его спросили:
— Ну неужели бокал шампанского помешал бы Вам стать чемпионом? — он ответил:
— Наверняка нет. Но я должен был знать, что сделал всё!
— Это точно, — говорит она, — сделать надо всё! — Потом спрашивает:
— А что ещё он говорит?
— Ничего не говорит. Мы всё делаем молча.

Только: «Доброе утро» и «Спокойной ночи». Татьяна Анатольевна, Вы мне дали добро «на советы», этот, я обещаю, будет последним.

— Давайте, давайте, папаша. Я же сказала, что слушаюсь.

Нельзя в анализе опережать его. Нельзя слух раньше, чем это сделает он, оценивать его работу. Сейчас, в эти последние и решающие дни подготовки спортсмен находится во власти самоанализа и сбивать его с его точки зрения нельзя, даже если мы правы. Этому меня научили тренеры по прыжковым видам лёгкой атлетики, а есть мнение, что они превосходят всех других.

— А что же делать? — чуть повысив голос, спрашивает она.
— Ждать, когда он подъедет и скажет: «Мне кажется...» или «Я думаю...»
— А для чего тогда мы стоим там, у борта? — ещё громче спрашивает она.
— Чтобы следить за ним неотрывно — для него это крайне важно, он хочет видеть наше предельное внимание. И одобрительно кивать, иногда — улыбаться, показывать удовлетворение и даже радость в случае удачных прыжков. Это и есть функция «человека за бортом». Другие наши функции спортсмену сейчас не нужны.

Записываю это, сидя за бортом, а на льду Лёша, и прыгает он после 48 часов отдыха безошибочно. И я заготавливаю фразу, которая точно отразит то, что есть, и то, что примет спортсмен.
— Машина! — скажу я ему. И через пару секунд добавлю:
— Безошибочно работал!

И обниму. Давно я не обнимал его! Целых два дня!

Он уходит в душ, а я читаю интервью с тренером Николаевым, в котором тот утверждает, что эмоции могут мешать фигуристу, что, будучи в плену у них, фигурист часто ошибается в прыжках, особенно в сложных.

В машине принимаю решение поднять эту тему:
— Ты был абсолютно сконцентрированным, без эмоций. То есть была гармония спортсмена и художника. Может быть, в этом и есть ключ к безошибочности твоего катания?

— А как же вторая оценка? — отвечает он. — Ведь я имею преимущество благодаря ей.

— А ты и так красивее всех. Как сказала Татьяна Анатольевна: есть такое понятие, как красота жеста.

— Может быть, — соглашается он.

— Но главное, я убедился сегодня, что мы всё делали правильно, создан запас!

В ответ он ворчит (но видно, что доволен):

— Я так готов должен был числа восьмого.

— А ты ещё не готов! — решительно заявляю я. — Готовы прыжки, а над функцией ещё работать и работать!

— Я Вам четырнадцатого скажу.

Осталось шесть с половиной дней (как долго!) Но это не значит — тринадцать тренировок. Идёт самая последняя неделя, неделя «без науки». Может быть — тринадцать тренировок, если они будут нужны, но их может быть и десять, а может быть и шесть, по одной в день. И зависеть это будет, как упоминалось, — от искусства тренера и интуиции спортсмена.

Но Татьяну Анатольевну я ещё не во всём убедил. Тренер, и в этом я убеждался многократно, всегда боится недоработать. И часто, находясь в состоянии предстартового мандража и даже — психоза, готовит к соревнованиям себя, а не спортсмена.

Сейчас передо мной две задачи —убедить тренера в том, что спортсмен уже готов к соревнованиям и нагружать его не просто нежелательно, а даже опасно. И задача вторая — оберегать спортсмена в процессе последних тренировок от эмоций тренера, от придуманных обид, выяснений отношений и других признаков психоза. Помню нашу встречу с Еленой Анатольевной Чайковской. Было это в Москве, на стадионе «Динамо», где футбольная команда, с которой я тогда работал, проводила предматчевую тренировку, а Елена Анатольевна шла к себе на лёд. Мы поздоровались, и она спросила:
— Что делаете здесь?
— Оберегаю спортсменов.
— От кого?
— От тренера и от жён.
— Правильно! — согласилась она. — Только от жён надо оберегать всегда, а от тренера иногда.

Поэтому я и вспомнил эту встречу. В эту последнюю неделю, и в этом её важнейшая специфическая особенность, необходимо оберегать спортсмена от всего, что может оказаться помехой формированию его итоговой высокой самооценки проделанной работы, а значит — и уверенности в себе и в своих возможностях.

...Через пять минут я снова постучу в дверь его номера, и мы поедем на вторую сегодняшнюю тренировку. Слово «машина» ему понравилось. Это было констатацией того, чего фигурист в общем-то и добивается — выполнять эти трижды и четырежды проклятые прыжки автоматически, не включая нервы и мозг, как машина. И сейчас, когда я войду в его номер, чтобы разбудить, поднять и мобилизовать на вторую тренировку, я обращусь к нему иначе, не по имени. — «Машина марки «Ягудин», — скажу я, — ты чего разлёгся посреди рабочего дня?» Или пошучу как-то иначе, но первые три слова будут сохранены. Я надеюсь, он улыбнётся.

Слова-образы имеют реальную силу, если ими умело распоряжаться. Они могут дать импульс желанию бороться, да и просто — жизненному настроению. А это немало!

(продолжение в следующем посте)

По факту, Загайнов делает массаж своим спортсменам в течение часа перед сном, под трансовую музыку, помогает в трансе расслабиться, - он лекарство от их бессонницы. А суть психотерапевтических вмешательств, описанных автором это эриксоновский гипноз. Спортивная специфика здесь в том, чтобы делать это с учётом графика тренировок и отношений в микрогруппе спортсмен-тренер-сборная.


http://pikabu.ru/story/drugaya_storona_sportivnoy_pobedyi_4_4871815

Вопрос коллективному разуму
march
psisa_bmw пишет в rabota_psy
Тема про обесценивание чувств в Лиге психотерапии на Пикабу предсказуемо вызвала волну комментариев, и так же ожидаемо аудитория в таких обсуждениях делится на два лагеря.

Одна половина устала от того, что кто-то их критикует, чувства "множит на ноль" и отмахивается от их проблем. Вторая - злится на "нытье", "обидчивость" и мнительность собеседников.

Вот типичное описание такой ситуации из комментариев:

"...люди которых не хочешь посылать, а такое каждый раз слышать это тяжело. Чувствуешь себя как громоотвод. И то плохо, и это плохо. И тот обидел, и этот плохо относится. Очень мнительный и обидчивый человек. Пытался объяснить что мне тяжело, когда на меня вешают это всё (а по большей части проблемы высосаны из пальца), на что был получен замечательный ответ: "А кому мне жаловаться, как не тебе ?" О_о.

И конечно сразу в обиду. А послать не можешь - человек очень близкий, мне совершенно не безразличный, и не заслуживает от меня негатива. И да, я пытаюсь каждый раз как-то разрешить эти "проблемы" - иногда мягко, иногда говоря прямо в лоб что это чепуха и объясняя почему, иногда просто давая выговорится. Но это все очень тяжело. Иногда очень хочется просто наорать.

Так-что да, интересует вариант как ему помочь. Я конечно понимаю что проблема не простая, и тут нужен психолог, но если я хоть чем-то могу помочь, то буду рад, да и интересно, правильно ли я с ним себя веду.

И я уверен, что я не один в таком положении".


Предлагаю обсудить вопрос во всем мноогообразии позиций и попытаться найти ответы - как быть, если обижают (обесценивают) вас? А если кто-то называет вас "громоотводом" и, по вашим ощущениям, "сливает" весь негатив, жалуется и при этом "ничего не делает", чтобы изменить ситуацию?

Дорогой профессионал
prosto_anatolii пишет в rabota_psy

Развод
май 2011
m_d_n пишет в rabota_psy
Оригинал взят у m_d_n в Развод

"Сын после развода живёт с матерью, в другой семье. Подскажите, как объяснить ему, что у него один папа - я. Ребёнку пять лет."

Добрый вечер!

Возьму на себя смелость дать несколько рекомендаций.




Определите для себя перечень дат и праздников, когда вы обязательно, - дождь, снег, буря на дворе, аврал на работе, у вас температура, перестал ходить весь транспорт, - поздравляете ребёнка по телефону, дарите ему открытку, где написаны сердечные, личные слова и подарок. Дети собирают открытки и бережно хранят их, в трудные минуты перебирают. Станет постарше, будет перечитывать. Не повторяйтесь, покупайте разные. Подарок больше социальная функция, "страховка" от осуждающего "даже подарка не подарил". На определённом этапе ребёнок может попросить вместо подарка дать наличные или чек, - это уже подростковый возраст. Новый Год, Рождество, День рождения, Пасха, окончание учебного года, первое сентября, - как пример "точек входа", я перечислила шесть, значит самый долгий перерыв между напоминаниями получится шесть недель. Главное в том "как себя вести", это быть постоянным, чтобы ребёнок ждал праздника и вы выполняли обещанное.

Чтобы не тревожиться понапрасну, напишите на карточке слова "Он не забыл меня" с одной стороны и "Мы помним друг о друге" с другой, положите в портмоне или водительские права, что у вас всегда с собой. Когда накатит тоска и сожмётся сердце, открывайте портмоне, читайте "не забыл" и "мы помним", это позволит вам сохранить ясность соображения.

Читать дальше...Свернуть )
Метки:

ПСИХО. Токсичные отношения
это я
nvlasova пишет в rabota_psy
Оригинал взят у nvlasova в ПСИХО. Токсичные отношения
Проверь себя: признаки отравляющих отношений.

Ваш партнер хронически не выполняет обещания и не соблюдает договоренности? Вы устали от резких шуток и «подколов» своей «половины»? Вас напрягают отношения, несмотря на то, что вроде бы всё хорошо?

А вам встречались токсичные отношения?

Как вы из них выходили?



Если все так просто, почему все так сложно?
Че
penata пишет в rabota_psy
http://psychiatr.ru/magazine/wpa/8…
Медитативно-когнитивная психотерапия для предупреждения рецидивов при расстройствах настроения
Zindel V. Segal, Le-Anh Laurence Dinh-Williams
World Psychiatry Том 15, выпуск 3

Интересные данные об эффективности медитации при лечении депрессии:
В исследовании, в котором принимало участие 424 человека, находящихся на поддерживающем лечении антидепрессантами, половина из этих людей продолжала принимать лекарства, в то время как остальная часть была рандомизированно переведена на MBCT с прекращением медикаментозного лечения.
В итоге, процентное соотношение количества рецидивов в обеих группах было практически одинаковым на протяжении последующих двух лет (47% для принимавших антидепрессанты, и 44% для пациентов, находящихся на MBCT).


В исследовании смущает то, что в период, предшествовавший эксперименту, обе группы принимали антидепрессанты. Интересно, была бы медитация настолько эффективна без предварительной терапии АД?
С другой стороны, эта статья ещё и про возможности медитации для профилактики депрессивных состояний.
Хотя понятно, что находясь в депрессии, последнее, о чем будешь думать, это освоение медитации.

А как вы относитесь к такому способу справляться с депрессией?

Небольшой опрос про время. Важно!
это я
nvlasova пишет в rabota_psy
Здравствуйте, уважаемые участники сообщества!

Чтобы наше сообщество было интересным и эффективным для нас всех, хочу задать вам несколько вопросов.

Пожалуйста, потратьте пару минут и ответьте в комментах ниже.

1. Когда вы чаще всего читаете тексты в сообществе? Мы все в разных часовых поясах. Укажите примерный промежуток времени по Москве.
2. Вы чаще читаете сообщество в будни или выходные?
3. Какие тексты вы бы хотели видеть чаще?
4. В какое время (по МСК) лучше выкладывать тексты, по поводу которых хотелось бы подискутировать? Потому что реально удобнее отвечать на вопросы и комментарии друг друга, совпадая по времени:)

Огромное спасибо заранее.
Метки:

Давайте поговорим?
prosto_anatolii пишет в rabota_psy

Дорогие друзья!

Ниже в теме Надежды Власовой (nvlasova) "Небольшой опрос про время. Важно!", мы с автором подняли вопрос о том, что хорошо было, если бы была в сообществе такая свободная тема, где можно пообщаться на разные темы, которые Вас волнуют. Я назвал это словом "говорильня". Здесь можно поделится каким-то неглубокой проблемой, на которую неохота открывать отдельную тему, а обсудить хочется.
Я не с тех людей что боится вспоминать или говорить о чем-то, потому для пояснения и лучшего вашего понимания использую сравнение с Процессингом с ру_психолог. Это тема аналог, но вот без подведения итогов по темам, без шеринга (проговора что произошло на неделе), как там сейчас используют тег. То есть то, что фактически происходило в процессингах часто уже много лет, а не то что хотели авторы идеи (без обид :)).
Возможно, будут позже и темы-запросы, то можно написать что Вас взволновало в связи с этой темой, или что-то и проговорить из происходящего на предыдущей неделе в сообществе, но пока это просто вот такая говорильня, где можно спокойно "говорить" на любые около- и психологические темы, не привязываясь к конкретной теме. Расспрашивать друг друга что-то и тому подобное.
Как вам, уважаемые сообщники, такая идея? И предлагаю в этой теме в комментариях протестировать как это будет происходить на практике.
Спасибо!

Злость и любовь
gretta7 пишет в rabota_psy
Теперь я пытаюсь всякий раз доносить до моих детей, что даже если я сержусь на них или ругаюсь, я все равно очень сильно люблю их. Моя злость ни в коем случае не забирает у них мою любовь и уж тем более не делает их плохими или еще какими-то не такими.
Для чего я говорю им это?
В моем детстве я испытывала массу неприятных чувств. Я считала примерно так: если я провинилась и меня ругают, значит я не справилась, не оправдала надежд и ожиданий, значит я все еще плохая и меня, конечно, не любят, потому что нельзя любить плохих – любят только хороших!
Долгое время я думала так и будучи взрослой. У меня могли быть прекрасные отношения с близким мне человеком, но стоило ему рассердиться на меня, как прежняя гамма чувств накрывала меня с головой, вызывая слезы отчаяния. У близкого же мне человека такая моя постоянная реакция вызывала недоумение и раздражение. Это нормально, потому что сила реакции не была пропорциональна ситуации. Я реагировала не на ситуацию вовсе и не на ссору, а на то, что меня не любят и я плохая.
Я никогда даже не задумывалась о чувствах другого человека. Мои чувства были настолько огромными, что я даже не предполагала того, что кто-то может огорчиться или сильно расстроиться и поэтому испытывать злость.
Со временем я научилась отделять «мух от котлет» и понимать, что злиться не равно не любить. Однако я точно знаю, что многие люди сегодня думают также. Потому что в детстве никто не объяснил, что их схема, согласно которой любовь неминуемо причиняет боль, не верна.
Сегодня я объясняю это своим детям и своим клиентам. И еще мне хочется донести это до многих других взрослых девочек и мальчикам, чтобы они знали, что их можно любить и что они не плохие!

Потеряв индивидуальность
gretta7 пишет в rabota_psy
Жил-был один Человек. Ничем особо не отличался он от других людей. Также пил кофе по утрам, также ходил каждый день на работу, также любил своих родителей и мечтал, что когда-то у него будет своя семья.
Однажды утром Человек проснулся, подошел к зеркалу и.... ничего там не увидел. Человек потер глаза и вновь взглянул в зеркало. Но снова не смог разглядеть в нем своего отражения. Тогда Человек испугался, он побежал за салфеткой и принялся тщательно протерать зеркало, он старался оттереть все помутневшие места и вскоре зеркало было безупречно чистым. Человек еще раз, особо пристально, заглянул в "волшебное стекло". Но все было напрасно - пустота.
Человеку стало жутко и страшно.
"Неужели меня вовсе нет?" - подумал он.
Этот вопрос мучал его много дней. Он спросил на работе. Коллеги сказали - что все это глупости и он замечательный и что никто не умеет справляться с его работой лучше, чем он.
Тогда Человек пошел к родителям и спросил у них.
-Что ты, - поспешила успокоить его мама.- Конечно, ты есть, ты у нас самый лучший! Ты всегда был чудесным ребенком и делал то, что мама тебе говорит!
- Какой вздор, - подхватил отец. - Ты никогда мне ни в чем не отказывал! Ты возишь меня на дачу в выходные и ездишь со мной на рыбалку! Кто же это, если не ты? Ты есть, безусловно!
Человек немного успокоился. Но придя домой он вновь не обнаружил своего отражения в зеркале и побежал к врачу.
- Доктор, я наверное схожу с ума. Мне кажется, что меня нет. Нет, конечно я есть, но я себя не чувствую и не вижу своего отражения в зеркале. Что со мной, доктор?
Доктор задумчиво почесал затылок.
- Похоже у вас непрятный вирус - вы потеряли свою индивидуальность. Как давно вы так себя чувствуете?
Человек задумался:
- Давно, - печально произнес он.- И что же, ничего нельзя сделать?
- Ну почему же? Можно. Однако лечение не будет легким. Вам придется приложить много усилий, чтобы поправиться.
- Я буду стараться, - сказал Человек, в его глазах блеснула надежда.- Что мне нужно делать?
- Вам придется вспомнить что вы любите, придется придумать чего вы хотите, к чему бы вы стремились, если бы не выполняли в точности рекомендации родителей и коллег? Вам придется научиться чувствовать свои самые разные чувства, даже если они будут поначалу пугать вас. Но главное - вам нужно больше не бояться быть собой, что бы ни говорили другие люди! Это главное условие!
Доктор выписал длинный рецепт и отпустил Человека, пожелав удачи.
С того дня началась трудная и непростая работа над собой. Каждый день Человек собирал себя по кусочкам, он находил мельчайшие крохи себя и узнавал себя заново. Порой он пугался, порой хотел все бросить, но брал себя в руки и продолжал свой путь. Он научился чувствовать, принимать решения, понимать и восполнять свои потребности, научился принимать себя таким, какой он есть.
Иногда родители негодовали и возмущались, просили вернуть им того, прежнего Человека, но вскоре они привыкли и смирились с происходящим.
Однажды утром Человек подошел к зеркалу и увидел в нем себя. Человек удивился и принялся пристольно себя изучать и разглядывать.
Это был другой, новый Человек. Теперь он работал совсем на другой работе, у него было много друзей, с которыми он прекрасно проводил время, он знал чего хочет и стремился к своей цели.
Человек улыбнулся себе широкой искренней улыбкой и отправился жить дальше. Жить так, как решил Он.
Если вдруг ты знаешь эту историю не по наслышке, если ты потерял себя или стер когда-то под чутким руководством других людей - пришло время вернуться. Пора познакомиться со своей индивидуальностью и разрешить ей быть, разрешить себе быть собой.
Приглашаю поработать на эту тему. Есть время для консультаций в четверг и в субботу в вечернее время.
Позволь себе жить.