Артур Малинин (a_malinine) wrote in rabota_psy,
Артур Малинин
a_malinine
rabota_psy

"Что о нас пишут"

Перепост от   olegmdgm

 Анонимные Алкоголики в последнее время в России превращаются из экзотического явления в обыденное, и это хорошо. Однако, часто приходиться видеть, что отражение феномена в сознании людей, мягко говоря, не совсем соответствует истинному положению вещей в сообществе.

Эти выводы я делаю на основании публикаций, вопросов журналистов, общения с людьми, позвонившими на дежурный телефон, со специалистами: врачами, психологами, работающими в наркологии.

Очевидно, в этом есть наша вина, поскольку мы не полностью доносим наши идеи.

Я приведу некоторые наиболее частые заблуждения, которые мне приходилось видеть.

Первое: «Анонимные Алкоголики – общественная организация».

Чаще всего люди, звонящие на дежурный телефон, так и начинают разговор: «…а где ваша организация находиться?» отвечаешь: «У нас много групп по городу..», не получив ответа, который хотели, люди продолжают опрос: «Ну, у вас есть лицензия, сертификат. Разрешение Минздрава?»

 

Да что там, если главный нарколог Ленобласти, в ответ на вопрос: «Сотрудничаете ли вы с АА?», ответил: «Мы готовы принять помощь общественных организаций».

Как мне кажется, все дело в том, что понятие «организация» у нас, в России, отличается от похожего слова «organization». У нас это означает юридическое образование с определенными декларированными целями. В этом образовании существует руководство. Цели организации могут не полностью совпадать с индивидуальными целями каждого из  ее членов, но подчинение обеспечивает жизнеспособность структуры. Например, может быть, что водителя начальника на самом деле не беспокоит политика, но он хороший водитель, и хочет получать хорошую зарплату. Значит, будет работать в организации, хотя его мало интересуют глобальные задачи.

В АА все наоборот. У каждого есть своя задача, эта задача одинакова у всех, но у каждого индивидуальна. Задача – оставаться трезвым. Может сложиться впечатление, что в такой структуре начальству будет легко работать. Несомненно, и потому начальства нет. Нет необходимости подчинения, поскольку все и так понимают, зачем пришли. Есть процедура приема (поздравляют, хлопают в ладоши), но нет процедуры отчисления. Те, кто не смог воспользоваться программой, сами уходят.

Поэтому, лично мне кажется, что лучше называть АА словами «сообщество», «содружество», как, впрочем, его и называют часто в нашей литературе.

Второе: «АА - общество трезвости»

Судя по всему, работает аналогия с теми обществами трезвости, которые были в СССР. Людям легче привязывать события к знакомой логике, и потому многие считают, что с изменениями в стране, изменились и общества трезвости. Если раньше, их возглавляли члены КПСС, то теперь, очевидно, кто-то другой, но суть та же. . Ничего не имея против тех обществ трезвости, хочется подчеркнуть, что АА совсем на них не похоже. В АА не направляют принудительно, нет никакого учета, нет характеристик, на основании которых больному могут быть снижены сроки учета в наркодиспансере. Нет поручительств на место работы.

АА структура, где человеку предоставляется возможность повзрослеть, и потому эти атрибуты «детского сада» отсутствуют.

Если в обществах трезвости считалось, что есть необходимость в организации досуга, и потому подопечных водили в культпоходы. То в АА считается, что каждый человек индивидуален, и, обретя трезвость, сам сможет организовать свой досуг.

Это, кстати, один их наиболее частых вопросов на дежурный телефон:

- А вы их куда-то водите, ну, там, в театр, в музеи?

- Нет.

- А зря! Этим можно привлечь, заинтересовать человека.

В АА есть интерес – оставаться трезвым. Мало того, подчеркивается, что второй задачи в рамках АА быть не должно.

Третье:  «В АА работают суперспециалисты, владеющие индивидуальными методиками»

Лично мне приходилось сталкиваться с таким мнением. Особенно поразительно это было в среде специалистов. Переступив через недоверие и ревность, специалист готов признать, что в АА действительно есть результаты, и неплохие. И тогда человек начинает спрашивать: «что у вас там за методики такие?», «как я могу этому обучиться?», «что нужно для того, чтобы мне стать членом АА?»

На последний вопрос многие, улыбаясь, отвечают: «Попить лет 30, а потом, в отчаянии прийти на группу и сказать, что я – алкоголик!» Понятно, что это вызывает раздражение. На открытые собрания иногда приходят специалисты, и, преодолев чувство страха (находиться целый час в одной комнате, наполненной алкоголиками!) не получают того, зачем пришли. Они не могут понять, как называется методика, кто ей обучает, где и с кем нужно договориться, чтобы пройти курс? Когда говоришь, что вся хитрость в том, что с алкоголиком говорит алкоголик, люди обижаются, и отвечают: «Это и так понятно, но О ЧЕМ они говорят?»

Предложение изучить программу, как правило, не принимается. Мы привыкли не верить печатному слову. Никто ведь не будет читать «правила поведения в секции бокса», написанные на стене. Всем ясно, что это было сделано для чиновников – скорее пустите меня на ринг! Я там и сам разберусь, какие такие у вас тут правила!

Само собой, что очень часто люди, звонившие на дежурный телефон, именно с этого и начинают беседу: «Так! Расскажите мне, какие у вас там методики? на какой вы базе? какие у вас специалисты?»

Существует еще масса заблуждений, вроде того, что «Общество Анонимного Алкоголика» - тайная организация, наследники масонов и т.п. Есть мнения, что АА полностью финансируется Западом, и потому там такие результаты (наверняка на людях проводят эксперименты). Про всякие заблуждения, что это на самом деле религиозная секта, подпольная организация новых революционеров, и т.п. я даже упоминать не буду..

Мне хотелось бы сказать про ошибки формата описания явления АА.

Как правило, описывая сообщество, люди начинают, как обычно: «В таком-то месте, такого числа, такой-то человек…» Этот формат настолько принят, что мы даже не задумываемся, насколько он по сути неправильный. Ну да, давным-давно, когда не было ни радио, ни газет, люди странствовали по городам, и рассказывали другим, что видели. Так и писалась история. Понятно, что в таких рассказах было необходимо подчеркнуть свою причастность к событиям, конкретно указывая имена и даты. Хотя, согласитесь что для хода истории не важно, когда родился Иван Грозный, на день раньше или позже. Даже ошибка в год, вряд ли что-то бы изменила.

Такая же модель используется и при описании появления АА.

Сами авторы книги «Анонимные Алкоголики» пишут, что выход книги и считается «днем рождения», хотя, на самом деле, до выхода публикации, на протяжении многих лет, пытались что-то делать. Именно попытка что-то предпринять для того, чтобы остаться трезвым и давала результат. Да, были ошибки, на которых учились. Да, были плохие результаты, срывы, люди умирали от алкоголизма, потому, что не могли или не хотели, или не знали этих простых правил. Но, друзья, неужели нужно считать, что это было все зря, напрасно? Конечно, нет! Это был сложный, но правильный путь.

Часто в литературе упоминаются имена Билла и Боба, причем дотошные авторы, тщательно перерыв, первоисточники указывают их фамилии. Я лично благодарен и доктору Бобу и Биллу У., что они все это начали, и провели гигантскую работу для того, чтобы я мог пользоваться программой, но, господа, давайте, все-таки соблюдать анонимность! Поверьте, мне, алкоголику не важно, как выглядел Билл, и на кого был похож Боб.

Есть много таких явлений в нашей жизни: ну, например, если окажется, что Виктор Цой не любил ходить в кожаной куртке, а В. Высоцкий в обычной жизни говорил фальцетом, это никак не отразиться на моем отношении к ним, как к поэтам, музыкантам.

Ну, так зачем, скажите, выяснять, каким доктором был Боб? Оказывается, что он был проктологом и к психиатрии имел очень небольшое отношение. А если бы он был трубочистом? Я бы все равно был ему крайне благодарен за то, что он для меня сделал, даже не зная, кто я такой.

В АА нет авторитетов. Даже Билл и Боб не могут быт мне примером для подражания в обычной жизни. Я не буду следовать их путем, потому, что у каждого свой. Не стоит превращать книгу «Доктор Боб и славные ветераны» в «Житие святых». Это не «повести о настоящих людях». Никто в АА не имеет право называться героем.

Самая непонятная характеристика программы – это то, что она американская. Ну да, они были американцы, но глупо считать что то, что возникло в Америке, обязательно должно иметь привкус Кока-колы и гамбургера! Как и в Росси не все любят квас и ходят в косоворотках, так и там, за океаном, судя по всему, живут такие же люди, как и мы, с такими же проблемами, и, если им удалось их решить, мне будет интересно, как это у них получилось. Алкоголизм – великий демократический уравнитель! Нет национальных особенностей у этой болезни, как бы нам не хотелось их, иногда, найти.

В заключение, хочется сказать, что алкоголик – человек с парадоксальной логикой. Парадоксальность болезни требует и необычных решений. Большинство того, что кажется логичным в лечении алкоголизма совсем неэффективно или, даже, ухудшает результат. И потому сообщество АА тоже весьма необычное явление. Но, тем не менее, именно такие программы и нужны.

 

Tags: зависимость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments