rorschach_club (rorschach_club) wrote in rabota_psy,
rorschach_club
rorschach_club
rabota_psy

Categories:

Вопрос к аудитории: где минус, где плюс?

© О.В. Бермант-Полякова, 2010

Исходник:

«Если бы у Марты было время пройти тест на интеллект, я могла бы с гордостью сказать, что являюсь подругой самой интеллектуальной женщины в этой части Европы. Но времени на это у Марты не было, и вообще это было для нее неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы переживать эмоции. Эта деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где телефон был только у ксендза и его любовницы», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя мир. После года занятий английским на филологическом она стала параллельно изучать философию. Она упивалась жизнью в Кракове. Никакие значительные события в опере, драматическом театре, музее, филармонии или клубе не проходили без участия Марты.
Его я терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила нас друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами. Из-за него она перестала где то бывать. А если вдруг куда то приходила, то стояла, как серая мышка, за спиной. Я уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – она в то время была как в процессе химической реакции.»


© Carl Warner Все детали картины, вплоть до мельчайших, съедобны.

Текст А

"Если бы Марта была уверена в том, что тест на интеллект покажет нужный ей результат, то она с удовольствием бы его прошла и я могла бы с гордостью сказать, что являюсь подругой самой интеллектуальной женщины в этой части Европы. Но Марта отговаривалась тем, что в неё не тесты нет времени, и вообще это было для нее неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы красиво и зрелищно переживать эмоции. Эта деревенская девушка – она не любила афишировать факт, что приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «называют модными платья, которые уже несколько лет как вышли из моды в Париже», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя мир. После года занятий английским на филологическом, где ей было весело в компании сокурсниц, она стала параллельно изучать философию, - в расчёте на успех в глазах мужского общества, впрочем, расчёт на философов не оправдался. Тогда она открыла для себя мир театральной богемы. Никакие значительные события в опере, драматическом театре, музее, филармонии или клубе не проходили без участия Марты. Она участвовала в шумных сборищах и банкетах, розыгрышах с переодеваниями, полуночных посиделках с режиссёрами и художниками, и упивалась жизнью.
Его она терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила их друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она видела в нём непризнанный талант, кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами. Из-за него она перестала бывать в интересных кампаниях. А если вдруг куда-то приходила, то лишь для того, чтобы рассказать о нём и «продвигать» своего возлюбленного. Она уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – она в то время жила его будущей славой, в которую верила."


© Carl Warner Все детали картины, вплоть до мельчайших, съедобны.

Текст Б

"Если бы у Марты было время пройти тест на интеллект, то она скорее всего скрыла бы его результаты и не знала, что делать с тем, что официально признана самой интеллектуальной женщиной в этой части Европы. Но времени на тесты у Марты не было, и вообще это было для нее неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы получше замаскироваться и спрятать себя-настоящую от глаз окружающих. Эта деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где все у всех на виду», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя мир, где легко затеряться, - город. После года занятий английским на филологическом, где её успехи были несомненны и где её стали хвалить, она перешла на философский, где студенты больше корпели над фолиантами, чем глазели по сторонам и судачили. Жизнь в Кракове нравилась ей тем, что никто никому ничего не должен. Она могла пойти в оперу и никто не стал бы выговаривать ей за это. Могла плакать в драматическом театре, и никто из толпы не узнал бы, кто эта девушка и не стал бы спрашивать, почему она плачет. Могла мечтать, что выступает на сцене филармонии и ей, как солисту, рукоплещет восхищённый зал. В городе ей было можно всё.
Его она терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила их друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она слушала его затаив дыхание. Чем более хвастливыми и лживыми были его речи, тем больше она верила его басням. Она даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими историями. Из-за него она перестала где- то бывать, - ей было достаточно слушать его россказни. А если вдруг куда-то приходила, то стояла и восхищённо смотрела, как он выступает. Она уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – её мысли, её вдохновение, её фантазии, её внимание, всё её существо было приковано к нему."
Tags: многоликая депрессия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments