rorschach_club (rorschach_club) wrote in rabota_psy,
rorschach_club
rorschach_club
rabota_psy

Вопрос к аудитории: где минус, где плюс?

© О.В. Бермант-Полякова, 2010

Исходник:

«Если бы у Марты было время пройти тест на интеллект, я могла бы с гордостью сказать, что являюсь подругой самой интеллектуальной женщины в этой части Европы. Но времени на это у Марты не было, и вообще это было для нее неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы переживать эмоции. Эта деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где телефон был только у ксендза и его любовницы», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя мир. После года занятий английским на филологическом она стала параллельно изучать философию. Она упивалась жизнью в Кракове. Никакие значительные события в опере, драматическом театре, музее, филармонии или клубе не проходили без участия Марты.
Его я терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила нас друг другу.
Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами. Из-за него она перестала где то бывать. А если вдруг куда то приходила, то стояла, как серая мышка, за спиной. Я уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – она в то время была как в процессе химической реакции.»


© Carl Warner Все детали картины, вплоть до мельчайших, съедобны.

Текст А

«Если бы у Марты было время пройти тест на интеллект, я могла бы аргументированно доказать ей, что она сама по себе самая интеллектуальная женщина в этой части Европы. Но времени на это у Марты не было, и вообще всё, что относилось к ней самой, было для неё неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы помогать великим людям, как она считала. Эта деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «откуда родом гениальный» я уже не помню кто, – неожиданно открыла для себя возможность быть рядом с выдающимися людьми. После года занятий английским на филологическом она стала помогать профессору С. и параллельно изучать философию, - зачем ей это было нужно, я до сих пор не понимаю, её подбил на это гиблое дело Ф., меценат, благодаря которому её стали принимать в салонах Кракова. Она была поклонницей и преданной почитетельницей композиротов и драматургов, чьи пьесы ставили в опере и драматическом театре. Безобидное увлечение, если бы она не отдавалась ему с таким фанатизмом.
Его я терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила нас друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами, - ладно обожествлять людей, которые что-то сделали в этой жизни и добились успеха и общественного признания. Но поклоняться этому ничтожеству? Из-за него она перестала где-то бывать. А если вдруг куда-то приходила, то стояла, настороженная, воображая, как недоброжелатели плетут интриги, чтобы навредить её избраннику. Я уговаривала Марту очнуться. Но Марта не слушала – она в то время была как в бреду.»


© Carl Warner Все детали картины, вплоть до мельчайших, съедобны.

Текст Б

«Если бы Марта знала, где пройти тест на интеллект, она бы обязательно нашла время его пройти и я могла бы с гордостью сказать, что являюсь подругой самой интеллектуальной женщины в этой части Европы. Но искать, где делают такой тест, Марта считала ниже своего достоинства, поэтому всем говорила, что измерение интеллекта для неё неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы получать удовольствие от двойной жизни. Эта деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где телефон был только у ксендза, любовника ксендза и его любовницы», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя мир, где безнаказанно могла быть кукловодом. После года занятий английским среди кукол-студенток на филологическом она стала параллельно изучать философию, - мужчины оказались такими же марионетками. Она была довольна собой и своей жизнью в Кракове. Исподволь управлять другими людьми, подстраивать встречи и режиссировать события в реальной жизни было куда интереснее, чем торчать в опере, драматическом театре, музее или филармонии.
Его я терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила нас друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, - сначала, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами и было легче использовать малолетних дурочек в хитроумных интригах, которые ей так удавались, а потом, чтобы он никуда не делася. Она сделала глупость, что доверила ему свои секреты, и теперь совсем перестала где то бывать, - ей нужно было контролировать, где он и что он делает. А если вдруг куда-то приходила, то стояла и откровенно разглядывала других женщин, представляя, понравятся они ему или нет, и вела в мыслях расчёты, как нейтрализовать потенциальных соперниц. Я уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – она в то время была как одержимая.»
Tags: многоликая депрессия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments