rorschach_club (rorschach_club) wrote in rabota_psy,
rorschach_club
rorschach_club
rabota_psy

Вопрос к аудитории: где минус, где плюс?

© О.В. Бермант-Полякова, 2010

Исходник:

«Если бы у Марты было время пройти тест на интеллект, я могла бы с гордостью сказать, что являюсь подругой самой интеллектуальной женщины в этой части Европы. Но времени на это у Марты не было, и вообще это было для нее неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы переживать эмоции. Эта деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где телефон был только у ксендза и его любовницы», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя мир. После года занятий английским на филологическом она стала параллельно изучать философию. Она упивалась жизнью в Кракове. Никакие значительные события в опере, драматическом театре, музее, филармонии или клубе не проходили без участия Марты.
Его я терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила нас друг другу.
Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами. Из-за него она перестала где то бывать. А если вдруг куда то приходила, то стояла, как серая мышка, за спиной. Я уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – она в то время была как в процессе химической реакции.»


© Carl Warner Все детали картины, вплоть до мельчайших, съедобны.

Текст А

"Если бы у Марты было время пройти тест на интеллект, то она могла бы с гордостью сказать, что является подругой женщины самого сильного интеллекта в этой части Европы. Но Марта шла от победы к победе, и времени на тесты у неё не было, и вообще это было для нее неважно. Марта использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы укрощать эмоции. Эта деревенская девушка с бойцовским характером – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где уже перестрелять была готова обывателей», как она сама говорила, – неожиданно для себя пробила стену провинциального мирка и ворвалась в мир. После года долбёжки английского английского на филологическом она взялась параллельно грызть философию. Она пошла в атаку на новую жизнь в большом городе и захватила Краков. Никакие значительные события в опере, драматическом театре, музее, филармонии или клубе не проходили без вмешательства Марты.
Его она терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила их друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она толкала его в нужные для карьеры приёмные, безжалостно заставляла работать над своими рассказами и контролировала, как он по дороге в академию читает их лицеисткам. На свои сбережения она записала его на уроки бокса и, продираясь в толпе и толкаясь локтями, раздвигала в ней коридор, - чтобы ему не надо было думать, в каком направлении идти. Из- за него она перестала бывать вместе со мной на лесопилке. А если вдруг куда-то приходила, то стояла, как вкопанный столб, равнодушная ко всему на свете кроме его достижений. Она уговаривала Марту опомниться. Но Марта не слушала – она в то время была как таран."


© Carl Warner Все детали картины, вплоть до мельчайших, съедобны.

Текст Б

"Она могла бы сказать, что не знает, почему её выбрала в подруги самая интеллектуальная женщина в этой части Европы. Может быть, их роднило то, что Марта сама боялась своего интеллекта, всегда говорила что интеллект это неважно, и вообще использовала свой интеллект главным образом для того, чтобы отключать эмоции. Эта покорная деревенская девушка – она приехала на учебу в Краков из захолустной Сенковой, «где никто не смел противоречить пану», как она сама говорила, – неожиданно открыла для себя сильных людей, которые хотели заниматься ею. Марте указали, что изучать, и она, подчинившись, после года занятий английским на филологическом стала параллельно учить философию. Она безропотно шла в оперу, драматический театр, музеи, филармонию или клуб и, мучительно скрывая свою провинциальность, старалась соответствовать кругу общения, который поработил её в Кракове.
Его она терпеть не могла с того дня, когда Марта в автобусе представила их друг другу. Он нагло развалился на сиденье и громогласно, так что слышал весь автобус, говорил о себе. Она кормила его со своей стипендии, покупала со своих сбережений ему гектолитры спиртного, даже давала ему деньги на транспорт, чтобы он мог по дороге в академию очаровывать лицеисток своими рассказами. Из-за него она вырвалась из-под влияния учителей и стала обычной деревенской хозяйкой. А если вдруг куда-то приходила, то стояла, как хозяйка постоялого двора, и распоряжалась, как лучше устроить так, чтобы ему было удобно. Она уговаривала Марту опомниться и подумать о том, какой шанс переделать и усовершенствовать себя, общаясь в совершенно других кругах, она упускает. Но Марта не слушала – она в то время разрушала своё полное интеллектуальных озарений будущее."
Tags: многоликая депрессия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments