La vidacita (ira_mf) wrote in rabota_psy,
La vidacita
ira_mf
rabota_psy

Перепост от vekpsypro

"""
Вынесенный комментарий: страхи у ребенка

Вопрос paul_rus:

«Девочке (Д) четырех лет рассказали "поучительную" историю (одна маленькая девочка (МД) ела слишком большими кусочками и подавилась), после этого Д вспоминала ее очень часто, задавала вопросы "Как мне не думать о ней?", "Как убрать из головы?" Дошло до того, что она стала плохо спать, ссылаясь на то, что МД ей мешает. Недавно вообще расплакалась и сказала, что не хочет так жить. Семья благополучная, отношения хорошие, ребенок немного избалован».


Комментарий dyment:
"Одна девочка подавилась, а другая, узнав об этом, испугалась. А когда первая получила помощь доктора, вторая узнала не сразу и это привело к плохим снам и страхам, которые стали мешать. И тогда она спросила у родителей "Как мне не думать о ней?", "Как убрать из головы?" И родители сказали, что надо надо взять бумагу 3 листа, карандаши и нарисовать свой страх. Самый страшный. Затем нарисовать страх средний и страх маленький.. Страх-папа, страх-мама и страх-маленький ребеночек. "После того как она нарисует - посмотреть, обсудить, нарисовать рамку для рисунка внутри листка, можно родителю, как совместный рисунок.Положить рисунки на месяц в самое темное место, где-нибудь в высоко, в шкафу. Выйти немедленно из квартиры погулять.В общем - ритуал, на 15 - 20 мин. не более».


Да, резонно. Одна, мне кажется, закавыка - высокий шанс на успех, если это задаётся терапевтом, таким образом поддерживающим и родителей и переводящим их отношения с ребёнком вокруг проблемы в паритетные вместо уже сложившихся и не работающих.

В этой связи вспомнилось ... Как-то на одном из выездных циклов подкатили мне пацана лет десяти со страхом глотания пищи. Дело было в четверг. Подкатила перепуганная бабушка - в воскресенье должны приехать родители (он у неё на каникулах был), а он уже и бульон не глотает, не может же она их ТАКИМ встретить. История прозрачная. Это уже было в прошлом году, когда сосед-пьяница отправился к праотцам, подавившись куском колбасы, а бабушка возьми да скажи всегда торопящемуся заглотнуть еду поскорее и отправиться гулять, что, мол, вот как бывает с теми, кто пищу не пережёвывает как следует. К счастью, это было за несколько дней до конца каникул, он уехал в Москву и там всё само собой сошло на нет. А тут - на тебе, самое начало каникул и ... Сели мы с ним, он мне всё то же самое рассказал, а сам - сплошное напряжение и страх. Как мне показалось, не только перед пищей и родителями, но и перед тем, что я стану продолжением на все лады увещевающей бабушки - ну, разве что не перепуганной до полусмерти, как она. Пупом почувствовал, что слова работать не будут, а предложение придти назавтра для продолжения работы всё погубит. Надо было обходиться одним разом и с минимумом слов. Во мне что-то переключилось и, что называется, Остапа понесло. Сел напротив него, протянул вперёд раскрытые ладони и попросил его свои "повесить" над ними, чтобы его страх мог уходить в них, прикрыть глаза и просто следить за тем, что происходит. Секунд через 30 я почувствовал, как в мои ладони потёк колющий дождик наподобие слабых электрических разрядов, сильнее, ещё сильнее, минуты две или три, потом постепенное затихание, сказал: "Подожди ещё немного, пусть всё уйдёт - тогда можешь открыть глаза". Ещё с полминуты - он открыл глаза, а я пошёл к крану руки мыть. Потом сказал ему, что завтра в пять вечера, когда уже точно от работы буду свободен, посижу так же, а он, если ему надо будет, сделает то же. На том и простились. Назавтра честно сделал обещанное - была примерно минута "дождика". В понедельник сидел в больничном саду со своей ассистенткой после занятий. Вижу - идут по аллее всем семейством, он, меня увидев, несётся ко мне: "Я в пятницу минуточку только посидел, а в субботу шашлык ел!".

Кое на что он меня тогда надоумил. Я стал меньше налегать на слова. Начал просить детишек на приёме представить, что беспокоящее их стало деревом и нарисовать это дерево. Рисунок оставлял у себя и просил каждый вечер до следующего приёма представлять себе проблему деревом, делать с ним, что захочется, рисовать, а рисунки приносить с собой - мы просто выкладывали ряд из рисунков, начиная с оставленного у меня. Динамика рисунков и состояния была замечательной, так что то, над чем раньше мы бы потели пару месяцев, теперь без пота решалось за пару-тройку недель, а рецидивов не было.

Потом одна из участниц моего тренинга в другом городе приехала в Питер с сыном. Ему было 11. Родители в динамике развода, отец - алкоголик, от которого нет прохода ни жене, ни сыну. У мальчишки - страхи со всем полагающимся аккомпанементом тяжёлого невроза. Он нарисовал по моей просьбе дерево-проблему - без единого листочка, с ветками в виде огромных колючек. После этого проделал с ним то же, что с первым мальчишкой. "Дождика" на сей раз не было, но ладони у меня изрядно замёрзли. Когда закончили, попросил снова нарисовать дерево. Оно было уже куда симпатичнее и даже с листьями - не много, но всё же. Он дорисовал, посмотрел на рисунок: "Можно, я дорисую?" и пришпандорил к стволу табличку: "Страх ушёл". Через несколько месяцев узнал от матери, что развод произошёл, отец съехал от них, пока всё это тянулось, парень чувствовал себя изрядно лучше, а теперь и вовсе в себя приходит.

И возвращаясь к началу, мне кажется принципиально важным, чтобы, даже если работу делают родители, им помогал терапевт - они слишком вовлечены, чтобы делать это самим. В обсуждаемом случае вопрос задан не родителями, а третьим лицом. Отсюда риск осложняющего эффекта испорченного телефона.

"""
Tags: истории из практики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments