Артур Малинин (a_malinine) wrote in rabota_psy,
Артур Малинин
a_malinine
rabota_psy

"Чужая юбка"

Перепост   из  bakushinskaya    Ольга Бакушинская



Иллюстрация Светланы Дорошевой

© С. Дорошева, 2009

Многие неделю назад просили меня рассказать подробности моей жизни в качестве Коры Ландау намбер ту.
Вообще-то, я об этом когда-то давно написала целых два эссе. Можно было бы напрячься и сотворить третье, но я подумала-подумала, а потом сократила и чуть переписала уже готовенькое. Благо, что время появилось в результате бурного расцвета сезонного ОРЗ. Дорогие мои католики, на мессе завтра не ждите - это акт милосердия по отношению к братьям и сестрам по вере. :) Я зримо распространяю вокруг себя полчища вирусов.
 
Когда мы познакомились, мне и в голову не могло придти, что я могу представлять для Лени хоть какой-то интерес. Напрасно. От меня шел явственный аромат его любимой добычи.
Дело в том, что на мужчин «за» хорошо ведутся только две категории девушек. Одна – прагматичная, специально ищущая «богатого папика». Но богатых людей в моей юности встречалось не так уж много. Если встречались вообще.
Вторая категория не прагматичная, конечно, а… убогая. Не обижайтесь, девочки. С глубокими проблемами в сфере самооценки, не умеющая самостоятельно определиться с направлением движения. Ей удобнее, чтобы ей кто-то давал указания, и унижение не кажется ей слишком высокой ценой.
Что касается Лени, то его личная жизнь проистекала так. Он знакомился с будущей женой, когда та была еще школьницей, а разводился, когда подкатывало ее тридцатилетие. И так энное число раз. Таким образом, он все взрослел, а девушки оставались в той же возрастной категории. Мне достался период «за полтинник».
Меня ничего не насторожило. Ничегошеньки. Даже прозаические произведения классика молодежной литературы.
Я была практически беспримесным эксклюзивным лохом, и меня вообще мало что настораживало.
Как правило, сюжет всех его повестей укладывается в следующую схему. Есть некий «одинокий волк» «бальзаковского» возраста, живущий в свое удовольствие. Однажды к нему прибивается молодая девушка. Она носит джинсы и кеды, похожа на скромного мальчика-подростка, однако хозяйственна.
Барышня мгновенно и насмерть влюбляется в «одинокого волка», отдает ему девичью честь и начинает по мере сил обустраивать его быт, путем намывания пола и строгания винегрета. Он не считает нужным хоть малек ухаживать за подружкой, никогда не дарит ей цветов(презрительно называя букет «веником»), подарков(считая их уделом проституток) и культпоходов в кабак(полноценно покушать и дома можно).
Да она и не ждет ничего, более того, понимает, что когда придет срок, она обязана без визга вынести свою зубную щетку из его ванной.
Все две недели, пока длится этот роман, дядька непрерывно учит девушку жизни, а она очень активно внимает и буквально записывает себе в мозжечок каждую мудрость. Еще бы – срок учебы короток, а руководствоваться высшим знанием ей предстоит всю жизнь, Так, во всяком случае, кажется «альтер эго» автора.
Леня очень быстро доказал мне буквально на пальцах одной руки, что веками являющееся мотивом самых кровавых преступлений «чудище с зелеными глазами», ревность, есть чувство плебейское(если изменяет мужчина, разумеется). А писателю нужны впечатления для новых сюжетов. А новые сюжеты нужны для новых произведений. А новые произведения нужны для новых денег. А новые деньги, чтобы кормить меня, дармоеда ревнивого. Я бы не сказала, что была уж очень прожорлива, но я не работала. Как я допустила такую глупость – сама не знаю. Наверное, хотела, как Кора Ландау, жизнь посвятить обслуживанию гения. Ну типа, как у Заболоцкого:
С утра он все пишет и пишет,
В неведомый труд погружен.
Она еле ходит, чуть дышит –
Лишь только бы здравствовал он.
Кроме того, он сказал, а поверила, что я некрасива. На любителя-извращенца. Никогда не пожалела ни о чем, только об этом. Ибо была очень хороша собой и до конца не насладилась этим.
Вся эта странная философия выливалась в еще более странные поступки. Например, однажды кумир в начале романа соизволил пригласить меня в кино. Я должна была найти уличную афишу(именно так тогда и узнавали о расписании кинотеатров) и найти подходящий сеанс. О, ужас! Я перепутала. Мы приехали, «кина» не было, зато была прочитана лекция о том, как дорого его время и какая я бестолковщина, но главное наказание было впереди. Мне предстояло на следующий день заранее купить билеты для него с другой девушкой.
Вы спросите, какого черта я пошла за билетами? А мы не ищем легких путей. Даже если это путь к себе.
Было ли хорошее? Ну еще бы! Я много читала, мне было с кем прочитанное обсудить. Я познакомилась с интересными людьми, я у Окуджавы на даче была, я Явлинского видела за скудным столом конца восьмидесятых, когда он был никому не известным аспирантом. Потом я сидела за одним столом(и не раз) с одним из главных действующих лиц перестройки, историком Юрием Афанасьевым. Я не буду тут всех знаменитостей перечислять, но все они были интересными людьми, а не «джага-джагами» гламурными.
Их послушать было – любо-дорого.
Но когда я думаю о тех годах, я все равно вспоминаю бесконечный калейдоскоп каких-то девок. Большей частью очень молодых. Ну какая сорокалетняя купится исключительно на пафосные разговоры? Я помню только одну, но очень инфантильную и всерьез битую мужем.
Представьте себе звонок:
- Это жена Лени?
- Да.
- Вы меня не знаете, меня зовут Эвелина. Я из Киева. У меня к вам просьба.
- Да?
- Дело в том, что когда вы уезжали на дачу, я была по делу у Лени и забыла у него одну вещь. В общем, эта вещь - юбка. Попросите его, чтобы побыстрее выслал посылкой.
Первое, что я спросила, когда его увидела:
- Что ты про меня ей сказал?
- Правду, - отчеканил Леня. – Что мы друзья и ничего друг от друга не скрываем.
Думаю, конечно, дело тут в нормальной бабской стервозности, а не разговорах. Только зря Эвелина так банально мыслила…
А что явилось переломным моментом? Их было несколько. Но главная - мне наконец надоело жить на страницах учебника по психоанализу. Достало.
В общем получилось все внешне по Лениным повестям – взяла зубную щетку и ушла. Только мотивы разные. Героини хотели освободить мужчину, а я – себя.

Лене не вчера исполнилось семьдесят. Его жене исполнилось тридцать, но вряд ли ему удастся ее заменить на пятнадцатилетнюю. Впрочем, он наконец не хочет ничего менять, и в старости его семейная жизнь приобрела человеческие черты. А мы с мужем очень тепло, хотя и нечасто общаемся с Леней. Можно даже сказать – мы дружим.
Старший партнер часто вдрызг ломает младшего. Не у всех пассий Лени потом сложилась семейная жизнь.
У меня сложилась. Вопиюще нормальная. Близко нет никаких психологических загогулин. Не то это место, чтобы проводить эксперименты.
Я рада, что у Лени сейчас все вроде бы в порядке. Так же, как и все мы, он имеет право на выбор пути. Хотя сам он когда-то накрепко вбил в мою голову основной закон хорошей драматургии. Герой входит в пьесу в одном состоянии, а выходит в другом. Если герой не меняет состояния, это плохая пьеса. И плохой драматург.

Но я очень не хотела бы, чтобы Леня сейчас огреб в комментах осуждений, как Ландау. Во-первых, незнание законов(даже если это законы жизни) не освобождает от ответственности. Он строитель своей жизни, а я строитель своей. И меня никто к батарее центрального отопления наручниками не приковывал.
Во-вторых, этот опыт оказался бесценным во многих вещах, особенно в воспитании дочери. Я теперь точно знаю, как именно нужно воспитывать девочку, чтобы ее не затянуло в болото.
Совсем недавно к Лене пришла тупая корреспондентка и начала его пытать:
- Признайтесь, это вы пристроили Ольгу в журналистику и сделали ей карьеру?
Леня вполне честно признался:
- Нет, отличной журналисткой она стала скорее в результате нашего расставания.
Но тетка не унималась:
- Но на телевидение ее ведь кто-то пристроил – другой мужчина?
Ну никак не могут люди молча завидовать.
Да, я очень изменилась. Не фигурально, а вполне реально начала новую жизнь. Абсолютно другим человеком.
Жизнь с Леней если и оставила мне какое-то наследство, так это необыкновенную любовь к свободе. Думаю, если вы меня читаете, вы это уже почувствовали. Я могу понять все, но чрезвычайно остро реагирую, когда на меня начинают давить. Я знаю, что многие люди теряются перед лицом унижений, оскорблений и шантажа,а у меня же перед глазами немедленно встает красный туман. Я полностью теряю адекватность, и могу натворить делов.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments