leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
leftbot
leftbot
rabota_psy

Categories:

Коварство

Вскользь брошенная реплика заставила задуматься: а что же такое коварство. Как всегда сходим в Википедию, чтобы освежить в памяти. «Коварство — качество человека; лукавство, склонность к хитрым и злым умыслам и поступкам, прикрытым внешней доброжелательностью; поступки, поведение, характеризующиеся такими умыслами. Коварство несёт опасность, даже при общении, и не позволяет сразу установить наличие скрытых враждебных намерений, которые позже неожиданно проявляются. Другими словами, коварство — это то, что делает такой человек.»
Очень важный момент: коварство прикрывается внешней доброжелательностью. Так вот. Это очень ненадёжное прикрытие. Есть такая личина, где коварство даже не подозревается. Но об этом я скажу позже. Сначала о том, что коварный человек не делает по определению: коварный человек никогда не говорит о себе «я коварный». А кто такое говорит? А жертва чужого коварства, ощутившая на своём эпидермисе последствие этого коварства. Но признать себя жертвой — гордость не позволяет. Интроекция такая — присвоить себе чужую силу (ну якобы силу). Нет, поезд ушёл. Жертва коварства имеет право на месть. Но месть — это не коварство, даже если жертве и хочется зачем-то назвать свою месть коварством — карты на столе открыты, прикуп известен.мистер Бин
Есть ещё один типаж, охотно сознающийся в своём коварстве. Да и не только в коварстве, аж в злодействе:
— Вот вы сейчас на меня смотрите и думаете: «Ну какой же он коварный злодей? Не похож вовсе. Злодеи такими не бывают.» А я скажу бывают. Я самый коварный злодей из всех злодеев. Другие злодеи, увидев меня, трясутся от страха. Вот какой я коварный.
Ну понятно, да? Вот его портрет. Какую только напраслину на себя не наговорит. А всё от того, что слыть таким, каков он есть, ещё обиднее.
И вернусь-ка я к началу. Коварство, которое прикрывается внешней доброжелательностью, легко просчитывается и не имеет той сокрушительной и неожиданной силы, которая стоит за другой личиной коварства. Другая личина — это беспомощность. Вот он — жалкий, несчастный, больной, одинокий. Всё в нём кричит: «Люди добрые, помогите!». И благодетель сильно рискует, протягивая руку помощи. Через какое-то время помощь нужна уже самому благодетелю, чтобы избавиться от хитрого и коварного паразита. Как только благодетель надумает разорвать токсичные отношения — тут же плач на всю ойкумену: «Ой на кого ты меня бросаешь? Я погибну от холода и голода. Зачахну без твоих забот и интернета.» Если же решения благодетеля остаётся неизменным. Он разворачивается и уходит, то лучше бы ему это делать поскорее и зигзагами. Потому как в спину такое прилетает, что не каждый устоит. Паразит умён и сноровист, и при близком общении сумел обнаружить ахиллесову пяту своего благодетеля загодя на всякий случай. Вот и потребовалось. «А что? Как со мной — так и я! Имею право.»
По типажности коварные люди в основном истероиды. Ну а кто больше всех склонен к лицедейству? Какие-нибудь социопаты и психопаты играми в порядочность и жалкую незлобивость не заморачиваются. Они и так берут своё, чьё бы оно не было. И истероиды не все (мало ли кто у нас в истероидных радикалах), а подмножество перверзных нарциссов с хорошо прокачанной психологической защитой. «Мир ко мне жесток, это даёт мне право быть жестоким к этому миру.»
В литературе о коварстве много чего, всего и не перечислить. Ну вот в памяти всплывает Шурочка из повести Куприна "Поединок".
Но если обратиться к кинематографу и там поискать примеры коварства, то в фильме режиссёра Брайана Сингера «Подозрительные лица» олицитворением коварного лицедейства является «Болтун» Роджер Кинт в исполнении актёра Кевин Спейси. На протяжении всего фильма герои пытаются выяснить кто из них Кайзер Созе — безжалостный убийца, перешагивающий через любого, кто окажется на его пути. Все подозревают всех. Не подозревают только жалкого калеку Болтуна, который после инсульта волочит ногу, а одна его рука висит плетью. Сюжет крайне запутанный, зрители его тоже не подозревают, потому что не понимают мотивов. Всё проясняется только в конце фильма. Концовка под катом.
На восьмой минуте этого отрывка жалкий еле ковыляющий Болтун перестаёт хромать и неуловимо превращается в уверенного в себе мужчину с волевым властным лицом, в Кайзера Созе.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments