bogatr (bogatr) wrote in rabota_psy,
bogatr
bogatr
rabota_psy

Categories:

Про тревогу особого рода и как с ней не бороться.

Страх, тревога, Angst

У знаменитого филолога и культуролога Анны Вежбицкой есть большой цикл работ, посвященных сопоставительному анализу существующих в разных языках слов, которые традиционно принято рассматривать как эквивалентные переводы. Составив универсальный "алфавит" из элементарных когнитивных "кирпичиков", а также совокупность элементарных переживаний и смыслов, на которые можно раскладывать значения слов, Вежбицкая смогла показать, что в разных языках и культурах это содержание для, казалось бы, аналогичных слов не совпадает, и, следовательно, неправомерно говорить об универсальных для всех культур базовых эмоциях.
Вот когнитивные сценарии, составленные Вежбицкой для трех слов: страх, или fear (А), тревога, или anxiety (В), и Angst (С):

  • А) иногда человек думает: "со мною сейчас может произойти нечто плохое" из-за этого этот человек чувствует нечто плохое X так чувствует

  • B) иногда человек думает:"со мною сейчас может произойти нечто плохое, я не знаю, что" из-за этого этот человек чувствует нечто плохое X так чувствует

  • C) иногда человек думает: "со мною после может произойти много плохих вещей, я не знаю, каких вещей" из-за этого этот человек чувствует нечто плохое X так чувствует.

(Вежбицкая, 2001, с.73).


Общее в этих трех сценариях – предвосхищение некоторых неприятных событий, а разное – степень неопределенности и не случайности этих событий. Страх – это ожидание чего-то определенного, тревога – неопределенного, но ситуативного, "одноразового", а Angst – ожидание постоянного присутствия в жизни непредвиденных событий. По мнению Вежбицкой, эти выводы подкрепляют мнение естествоиспытателей и философов о том, что если страх и тревогу могут испытывать и животные, то Angst присущ только человеку.

Экзистенциальная тревога как часть бытия:
философы от Кьеркегора до Тиллиха

Кьеркегор был, пожалуй, первым, кто обратил внимание на эту форму экзистенциальной тревоги, которая присуща только человеку и входит в число необходимых, неизбежных условий человеческого существования, кто подверг его специальному рассмотрению и оформил как специальный предмет анализа. Кьеркегор говорит, что способность быть самим собой зависит от способности встретиться со своей тревогой и двигаться вперед, несмотря на тревогу.
Не мог пройти мимо нее и Хайдеггер. В "Бытии и времени" он подчеркнул необходимость различения страха и неустранимой тревоги (Angst) перед бытием-в-мире (Хайдеггер, 1997) как фактора человеческого существования.
Экзистенциальная тревога, по Тиллиху, это экзистенциальное осознание своего небытия, иными словами, осознание возможности и неустранимости смерти. Идея смерти не передается через знания. Смерть у каждого своя. Не существует смерти общей как общей категории. Каждый человек должен сам проникнуться ощущением своей личной смертности. То, что Тиллих имеет в виду под экзистенциальным осознанием, -это и есть индивидуальное переживание собственной конечности, тревога, свойственная человеку как человеку. Тревога и осознание – связанные между собой вещи. Не осознавать всегда проще и легче.
Именно у Тиллиха, на мой взгляд, наиболее четко из философов и психологов сформулировано различие страха и тревоги. У страха есть конкретный объект, с этим объектом можно как-то встретиться, проанализировать его, побороться с ним, вытерпеть его, как-то к нему отнестись. Со страхом жить легче, если знаешь, чего бояться. Гораздо хуже, когда не знаешь, чего бояться.
Если человек охвачен тревогой, говорит Тиллих, он оказывается лишен опоры, – возникает беспомощность, дезориентация, неадекватные реакции. Поэтому в состоянии тревоги человек всегда стремится к тому, чтобы строго определять объекты страха, ведь со страхом можно как-то взаимодействовать. Превращение тревоги в страх, неважно перед чем, помогает избавиться от этого ужаса. Взгляд Тиллиха позволяет понять секрет популярности всевозможных триллеров, "ужастиков", которые нам в больших количествах предлагают, а мы в больших количествах потребляем. Они порождают конкретные страхи, которые замещают место размытой, экзистенциальной, неустранимой тревоги, и становится легче.

Тревога, по Тиллиху, есть осознание тройной угрозы нашему бытию. Различаются три формы тревоги: тревога судьбы и смерти, тревога пустоты и смыслоутраты и тревога вины и осуждения. Все это – формы экзистенциальной тревоги, потому что они присущи существованию как таковому. Они неустранимы. Таким образом, жизнь включает в себя страх и ужас в качестве элементов жизненного процесса.

Деструктивность и конструктивность экзистенциальной тревоги: от Мэя к Мадди


С точки зрения Мэя, сама по себе тревога – в порядке вещей, ее не стоит бояться, и не надо стараться избавиться от тревоги в процессе психотерапии. Нормальная тревога возникает, когда человек чувствует, что его ценностям что-то угрожает, что нечто значимое для него находится под угрозой. Это может быть угроза физической жизни как таковой или угроза психологической жизни, например, лишение свободы или угроза ценности, с которой человек идентифицируется, скажем, патриотизм, любовь к конкретному человеку и пр. Это – нормальное и во многих отношениях конструктивное чувство. С ней можно иметь дело, ее можно прорабатывать на уровне сознания, или, если объективная ситуация изменяется, тревога уйдет сама.

Попытка вытеснить тревогу, ее ликвидировать, попытка ее уничтожить приводит только к перерастанию тревоги нормальной в тревогу патологическую (May, 1967).
Патологическая, или невротическая тревога – несоразмерна поводу и обычно является следствием неспособности принять нормальную тревогу. Она включает в себя вытеснение, подавление, другие формы защиты. Невротическая тревога – симптом того обстоятельства, что человеку не удалось в свое время соответствующим образом совладать с предыдущим кризисом. И избавиться от невротической тревоги он может только в том случае, если научится конструктивно совладать с тревогой нормальной, потому что экзистенциальную тревогу устранить невозможно. Если человек стремится полностью избежать тревоги, это ведет к избеганию жизни вообще.

Конструктивная сторона тревоги получила дальнейшее раскрытие в теории экзистенциального выбора Сальваторе Мадди (Maddi, 1983; 1998). Мадди отмечает, что выборы, которые мы делаем, это, в конечном счете, – выбор между двумя альтернативами: в пользу будущего либо прошлого. Выбирая будущее, говорит Мадди, мы выбираем неизвестность. И в этом содержится неустранимый корень человеческой тревоги, потому что, выбирая направленность в будущее, мы тем самым принимаем на себя тревогу. Тревога – это своего рода эмоциональный аккомпанемент неустранимой неопределенности будущего. Альтернатива, по Мадди, – выбор прошлого, выбор неизменности, сохранения status quo. Если мы выбираем прошлое, возникает другой эмоциональный аккомпанемент: вина за упущенные возможности. Мы оказываемся перед выбором: взять на себя вину или взять на себя тревогу. И то, и другое вызывает достаточную степень дискомфорта, сопоставимую между собой (Maddi, 1983).

Однако эти два выбора не равноценны с точки зрения личностного развития. Выбор прошлого, выбор status quo, что означает уход от осознания, попытку законсервироваться, конечно же, не может привести к успеху, тогда как выбор будущего, выбор неизвестности и тревоги, сопровождающей эту ориентацию, создает определенный потенциал

Мадди отмечает, что в жизни, помимо реальных ситуаций смерти, нам приходится сталкиваться со многими "малыми смертями". Смертью в определенном смысле являются все случаи, когда что-то, внезапно и нежелательно для нас, прекращает свое существование, когда неожиданно прекращаются какие-либо значимые отношения или дела, не обязательно связанные с гибелью человека, когда вдруг прерываются какие-то события. Самый типичный пример – разрыв отношений, несчастливая любовь. Это переживание оказывается во многом подобно переживанию смерти. Именно в таких "малых смертях", утверждает Мадди, прежде всего, отрабатывается отношение человека к жизни в целом, его жизненная философия.

Категория мужества-трусости – пожалуй, самая определяющая категория, связанная с отношением к экзистенциальной тревоге. Категория экзистенциального мужества, "мужества быть" была введена Паулем Тиллихом, который понимает под ней способность осознавать тревогу, принимать ее и существовать с нею, не вытесняя ее и не давая ей превратиться в патологическую, разрушающую тревогу (Тиллих, 1995).

Страх и риск: вместо заключения

Суть феномена экзистенциальной тревоги замечательно выражается формулой, которую мы находим в русском обыденном языке: "делать что-то на свой страх и риск". Мало можно найти столь хороших, четких и лаконичных формул

Вопрос в том, как выработать в себе способность жить в неопределенном мире, не пытаясь придать ему характер определенности. В школе мы пытаемся создать модель стабильного мира. А надо научиться жить в мире таком, каков он есть. Не случайно в последние 5-10 лет самые интересные новации в педагогике связаны именно с этой задачей. Имеется в виду вариативное образование, которое пропагандирует Александр Асмолов (2001), и вероятностное образование, которое обосновывает и практически реализует Александр Лобок (2002). Оба подхода настраивают на то, чтобы не столько давать детям определенный объем знаний о том, как устроен мир, сколько помогать им выстраивать свою траекторию в условиях мира неопределенного, мира непредсказуемого. С одной стороны, мы можем влиять на мир, с другой, мы не всегда можем влиять на мир.

Психотерапевт Адам Блатнер говорил о том, что человек в своей жизни проходит две основных инициации. Одна из них, соответствующая подростковому кризису, – осознание того, что в мире от нас кое-что зависит, мы в состоянии влиять на мир. Вторая инициация, которая по времени соответствует тому, что принято называть кризисом среднего возраста, – осознание и интеграция того, что в этом мире от нас кое-что не зависит, и что мы в мире чего-то не можем. И то, и другое понимание ставит перед нами достаточно сложные задачи.

Тревога конструктивна. Она делает человека готовым к неожиданностям. Только благодаря тому, что я тревожусь, я вооружен. В каком-то смысле, тревога – это инструмент взаимодействия с нашим будущим, настройка на него. Как говорил Гераклит (хотя и по иному поводу), если ты не ожидаешь неожиданного, то не познаешь сокровенного. Это и есть тот самый страх и риск, который в каком-то смысле является общим содержанием всей нашей жизни. А одной из основных задач нашей жизни является интеграция этого страха и риска. И задача психологов заключается в интеграции страха и риска в философии жизни человека, – иного пути нет.

В границы психической нормы вписывается та доза тревоги, которая не разрушает, не парализует деятельность. Здесь критерии чисто функциональные. Слишком высокий уровень тревоги разрушает нас в настоящем. При этом нельзя не учитывать, что у каждого – своя психологическая конституция, глубоко индивидуальная, кто-то может вынести больше, кто-то меньше. Когда тревога присутствует в нашей картине мира, то она теряет значительную часть своего разрушительного потенциала, хотя бы потому, что большая часть дезорганизующего влияния этой тревоги связана с напряжением ее борьбы против вытеснения: действие равно противодействию.

В культуре существует немало форм как осознания экзистенциальной тревоги, так и ее вытеснения. У человека есть склонность – убрать из жизни все неприятное, все дискомфортное. И в этом отношении экзистенциальная тревога тоже рассматривается как нечто, мешающее в жизни. Фактически вся массовая культура, поп-культура служит инструментом вытеснения экзистенциальной тревоги. Милан Кундера в своей "Невыносимой легкости бытия" дал замечательное рассуждение о том, что представляет собой "кич" и "кичевое" сознание. Это такая картина мира, по словам Кундеры, из которой исключено наличие дерьма. Все дискомфортное, все, что нарушает гладкое гармоничное мироощущение, просто объявляется несуществующим. Это и есть кичевое сознание.

Взято с сокращениями из статьи
Д.А.Леонтьев
Московский Психотерапевтический Журнал 2003, №2
Tags: теоретическая модель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments