lesnoy_strig (lesnoy_strig) wrote in rabota_psy,
lesnoy_strig
lesnoy_strig
rabota_psy

Categories:

Сказка про мальчика.

В одном царстве-государстве, которое расположено так близко от Высоких Гор, что они подходят вплотную к границам царства, подпирая своими отвесными скалами, заваливая перевалы камнями и огромными булыжниками, преграждая дорогу любому проезжающему и проходящему, как будто говоря, что не нужно сюда заходить и приезжать, а уж если собрался, то будь готов к трудностям и испытаниям.
Так вот, жил-был в этом царстве-государстве мальчик, самый обычный с виду, хотя, если присмотреться повнимательней, то не сразу, не с первого взгляда, а со второго или может с десятого, или с двадцать третьего, это кому как повезет, становилось понятно, что мальчик совсем необыкновенный, он был здесь и не здесь, там и тут, одновременно, он витал в облаках, а может и еще где-нибудь, никто этого не знает, и видел мальчик в своих путешествиях и фантазиях самые чудные вещи, нежные картины нездешней жизни, прекрасных людей, волшебных животных и много еще чего он видел, и всё, всё, что видел он там и чувствовал, ощущал, старался принести с собой, но не мог, не было никакой возможности, принести в этот такой живой мир, вещи и видения из мира другого тонкого, необычайного. Но мальчик так хотел поделиться со всеми, чтобы все увидели, какое у него есть сокровище и чудо, что он стал рисовать, лепить, расписывать, вырезать то, что помнил, то, что видел, что засело в голове и не давало ни есть, ни спать, и у него получалось, получалось так похоже,  и так тонко, что он тихонько радовался, и продолжал, продолжал.
Так случилось, что у мальчика, как и у всех мальчиков были родители, братья, сестры и просто родственники. Долгое время они не обращали внимания на то, что делал мальчик, им было не до того, да и что собственно может такого делать маленький мальчик, чтобы заинтересовать взрослого? У взрослых людей много других важных забот и дел, у них нет времени и сил даже на себя, а что уж говорить о маленьких мальчиках.
Родители ничего не замечали, а когда заметили, то испугались, особенно заволновалась мама, ей хотелось, чтобы её сын стал таким же, как все другие дети, это по-крайней мере, а в мечтах, ей хотелось, чтобы её сын был лучше других, и чтобы это отличие можно было повесить на стену, как грамоту, чтобы другим сразу было ясно и понятно, он самый умный, потому что отлично учится в школе, а рисунки, поделки, странные вещи, которые казались мальчику самыми прекрасными и нужными, были не поняты и не оценены мамой, она боялась, что мальчик будет не таким, как другие, поэтому изо всех сил старалась привести его к единному знаменателю, но ничего не получилось, мальчик не делался таким же, как другие, понятным и простым, а совсем даже наоборот, чем больше его приводили к единому, тем больше он удалялся и распадался на части.
И так случилось, что совсем распался на кусочки, мама очень испугалась, но потом взяла себя в руки и собрала своего сына, а чтобы мальчик больше не распадался на части мама связа его крепко-накрепко чувством долга, теперь это была единственная опора для мальчика: он всем и всегда должен, а если хотите узнать, что именно, то ответ прост - всё! всё и сразу, и всегда! А чтобы мальчик мог чувствовать мама вплела сверх чувства долга чувство вины, которое было столь велико, что причиняло боль, и чем старше становился мальчик, тем больше делалась вина, и боль иногда была просто невыносима, причем можно было никому ничего и ни делать плохого, вина всё равно была, перед всеми и за всё, что сделано, делается, и даже за то, чего никогда не будет, так впрок, чтобы было.
Когда мальчик вырос, а вместе с ним чувство долга и вины, то ни стало никакой возможности терпеть боль, которую они причиняли. В тонкий мир фантазий и ощущений он всё еще попадал, только реже и реже, а потом дверь закрылась, стало холодно и страшно, он не знал, как ему жить в этом мире, мире вещей и людей. Долг и вина руководили им, чтобы он ни делал, куда бы ни пошел, везде и всегда находились люди, которым он должен, и перед которыми виноват, и боль которую он испытывал терпеть было невозможно, нужно было что-то, что обезболит, даст передышку и забвение. Как известно, если чего сильно хочешь, так оно не заставит себя долго ждать, так в жизни мальчика появилось чудесное избавление-вино, никто и не знает, как и когда это случилось, много чего было, и много чего не было, благодаря этому зелью.
Проходили годы, мальчик жил, как в тумане, вина, долг, вино, боль, хотя боли он уже не чувствовал, так что-то поноет и забудется. А тонкий мир, полный открытий и невозможной красоты упавшего листика, был где-то далеко, и иногда вдруг всплывало что-то, какое-то воспоминание, какой-то кусочек, обрывочек, что-то трепетало внутри, но туман был густой, не проглянешь. И еще прошло время, и что-то случилось, то ли туман устал, то ли день был такой, но что-то проглянуло сквозь, и мальчик увидел это что-то, и вспомнил, точнее начал вспоминать, и ему так сильно захотелось туда, вернуться обратно в детство, в волшебный, до пронзительности ясный мир чудес и красоты, которая внутри, сразу и не разглядишь, тем она и дороже, тем она и краше.
И мальчик бросил вино, туман отступил, всего лишь чуть-чуть отступил, но всё же. Мальчик начал рисовать, он действительно вспоминал, и чем больше он вспоминал, тем прозрачнее становился туман, стали появляться очертания этого мира, окружающей жизни, и мальчик испугался, пожалуй, он не хотел этого видеть.  И чем дальше он заходил за границы тонкого мира, чем глубже он проникал в суть, чем больше он вспоминал, тем сильнее ныли кости, связанные долгом и ответственностью ноги отказывались слушаться, вина проникшая везде отравляла всё, к чему бы ни прикасался мальчик, и не было никакой возможности идти дальше, но и вернуться назад мальчик не мог.
Так он и сидел на холме под большим старым дубом, стреноженный долгом, опутанный виной, силы подходили к концу, а сколько всего хотелось увидеть, услышать, почувствовать, найти, нарисовать и прихватить с собой!  Маленькая серенькая птичка, порхающая с ветки на ветку в поисках гусениц, заметила мальчика и усевшись на нижнюю ветку дерева, склонила голову набок, пристально разглядывая запутанного и уставшего мальчика, а потом весело чирикнула, вспорхнула к нему на плечо, дернула за кончик веревочки и чувство долга, которое за долгие годы казалось намертво приросло к мальчику, легко скользнуло вниз и превратилось в моток бечевки, самой обыной бечевки, и вы не поверите мальчик не развалился на части, он остался целым, но всё еще виноватым, но уже наполовину свободным.
И он побежал, просто так, вниз с холма, в поля, в никуда, без всякого смысла, без всякой заботы, и он остановился ровно там, где бежала река, холодная, как лед, сладкая на вкус, такая была вода в этой реке, и мальчик пил воду, и вина покидала его, пока и вовсе не оставила его. Он больше был ни в чем не виноват, он и раньше был не виноват, но кто старое помянет, сами понимаете.
Никто не знает, что с ним стало дальше, кто-то говорит, что мальчик, теперь уже совсем и не мальчик, а очень известный и большой художник, кто-то говорит, что он так и остался среди холмов, собирает борщевик, красит его в разные цвета и радуется, кто-то говорит, что он встретил свою любовь, кто-то говорит, что видел его вчера в лавке, и что он ни чуть не изменился, только может слегка поправился, никто точно ничего не знает, кроме того, что он больше никому ничего не должен, и ни перед кем ни виноват, он просто есть, он свободен,  и пожалуй этого более, чем достаточно для мужчины.
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments