leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
leftbot
leftbot
rabota_psy

Categories:

Норма.

В дискуссии к посту о Евгении Стрелецкой и после первого, и после второго раунда у меня появилось ощущение, как у того ребёнка в диковатом эксперименте с манной кашей, все хавают и нахваливают — сладкая каша, а мне эта каша кажется солёной. Это я о норме.
Ну ладно, думаю, Аспи это вам не хухры-мухры, а хрю-хрю, у нас у всех обычные, привычные таракашки, а там, бери выше, крупнокалиберные мадагаскарские. А потому нехай рыба буде рак.
Но когда мне Luchnivik пишет: «Понятие "норма" само по себе не существует. Норма всегда "чья-то": норма множества, норма вектора... Поэтому какая-то норма есть, какая-то - нет. Вне математике вообще несколько иной смысл появляется у словосочетаний, в которые входит это слово.»
Luchnivik, вы хоть понимаете, что вы мне пишете? Давайте проверим на понятии "шапка".
«Понятие "шапка" само по себе не существует. Шапка всегда "чья-то": шапка Петрова, шапка Сидорова... Поэтому какая-то шапка есть, какой-то — нет (Иванов потерял свою шапку). Вне гардероба вообще несколько иной смысл появляется у словосочетаний, в которые входит это слово. Шапками закидаем — это не про одежду.»
Нельзя такое писать, потому что понятия существуют сами по себе. Я сходила к Ожегову, к Ефремовой, к Ушакову, Далю, в БСЭ заглянула, даже в словарь Брокгауза и Ефрона, везде есть определение понятию "норма".
И если, кому захочется, пусть сами припадут к источникам знаний.
Luchnivik, не надо писать, что «понятие "норма" само по себе не существует.» Если существуют определения понятия, то существует и само понятие. Это вещи, предмета может не существовать, материального воплощения, а понятия даже для несуществующих вещей существуют (теплород, например).
Другое дело, что понятие "норма" является многозначным. Так многие понятия многозначны, их большинство. Однозначных понятий в разы меньше. Ну так и пишите: понятие "норма" — многозначное. А не: «Понятие "норма" само по себе не существует.»
Нет, это не одно и то же. Потому что придёт michellemohn, прочтёт первую фразу и скажет: «Ну что я говорила! Никакой нормы нет. Нормальных людей не существует. Нормальный — это всё равно что сферический конь в вакууме. Все люди психи, все.»
И теперь я всё-таки поставлю здесь картинку с мелодичным названием гауссиана
ещё одна гауссиана
Там были картинки и покрасивши, ну прямо новогодние ёлки, обвешанные гирляндами формул. Но я выбрала самую простенькую. Итак, две шкалы: наверх — это ось ординат (У), вбок — это ось абсцисс (Х).
По вертикали количество (частота, вероятность, процент) ожидаемых факторов, по горизонтали сами факторы в их количественном изменении. Простой пример. Средний рост взрослого мужчины, допустим, 175 см, допустим, таковых 50%. Ага, 50% — это на оси ординат откладываем. Очень много будет мужчин с ростом, близким к этому 170-180. Уже от 165 до 170 и от 180 до 185 поменьше. Ещё меньше мужчин с ростом 150 см и 2 метра. А мужчин ростом в 1 метр или в 2.5 метров очень мало. Весь рост на оси абсцисс отмечаем. Восстанавливаем перпендикуляры из точек на оси ординат (проценты) и из точек на оси абсцисс (рост). Так вот, точки пересечения восстановленных перпендикуляров нарисует Гауссову кривую с пиком на 175 см.
И спрашивается: где тут норма? А уж это как для кого. Для армии, если призывник выше 150см — годен. Верхней границы по росту и вовсе нет, великаны отсекаются по соматике, сопутствующей их необычному росту. А так бы и гигантопитеков замели, и самых рослых пигмеев служить отправили, если бы тем вздумалось в Россию мигрировать.
Но для девушки Светы, озабоченной поиском жениха, нормальный рост претендента от 170 до 190. Ниже: «Это даже не смешно!» Выше: «Зачем мне Кинг-конг сдался?»
А для того, чтобы смешаться с толпой, и никто на тебя внимания не обращал, надо попасть в 90% популяции. Видимо, от 160см до 200см. Это я предположительно. Просто на примере роста легко показать, как строится гауссиана. А вот цитата из Энциклопедического словаря по психологии и педагогике: «Гауссиана распределение (или кривая) — нормальное распределение величин в виде синусоиды. Например, распределение людей по их интеллекту, когда начало и конец кривой отображают число идиотов и гениев, а пик кривой — индивидов со средним интеллектом. Термин создан в честь великого немецкого математика К.Ф.Гаусса (1777-1855)»
Норма — это большинство. Это моё мнение. Хотя и не только моё.
Вот любопытная статья «Где кончается норма и начинается патология?» и интересные комментарии.
Самым распространенным для многих психологов и психиатров является понимание нормы как чего-то среднего, установившегося, не выделяющегося из массы, как наиболее приспособленного, адаптированного к окружающей среде.
Да, вот я с этим абсолютно согласна. Дальше в статье идут возражения и нарекания.
Французский психиатр К. Кюльер говорил, что «в тот самый день, когда больше не будет полунормальных людей, цивилизованный мир погибнет, погибнет не от избытка мудрости, а от избытка посредственности».
У меня нет на примете знакомого медиума, а то бы я спросила у месье Кюльер: почему он полагает, что, если норму определять как большинство в популяции, это приведёт к вымиранию полунормальных людей. Никто же не собирается физически уничтожать постояльцев сумасшедшего дома, как это было в фашисткой Германии.
А теперь послушаем, что по этому поводу думает Ч. Ломброзо: «нормальный человек — это человек, обладающий хорошим аппетитом, порядочный работник, эгоист, рутинер, терпеливый, уважающий всякую власть, домашнее животное».
То есть Ч. Ломброзо назвал нормального человека, а таковых большинство, эгоистом, рутинером и домашним животным. А я назову Чезаре Ломброзо мизантропом, и мы будем в расчёте.
Далее в статье:
Польский психолог и клиницист К. Домбровский считает, что способность всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне свидетельствует о моральной и эмоциональной неразвитости. За такой способностью скрывается отсутствие иерархии ценностей и такая жизненная позиция, которая не содержит в себе элементов, необходимых для положительного развития личности и творчества. Эта цитата из статьи, а не из работ самого Домбровского. Так или не так считал Домбровский — не знаю. Но кто-то так считает.
А я считаю, что способность всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне свидетельствует не о моральной и эмоциональной неразвитости, а о психологической гибкости и жажде жизни.
Кристина Живульская в своей книге «Я пережила Освенцим» описывает такой эпизод: измождённый пожилой заключённый щипцами выдёргивает золотые коронки изо рта трупов. Ему дали такое задание. Женщина с отвращением смотрит на него и его работу. Тот понимает её негодование и шепчет: «Я хочу выжить!» Ну и кто бросит в него камень? К. Домбровский?
Далее за такой способностью (всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне) скрывается отсутствие иерархии ценностей и такая жизненная позиция, которая не содержит в себе элементов, необходимых для положительного развития личности и творчества. Это, наверное, надо понимать так: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас, однажды он прогнется под нас.» И прогибают, только пули свистят по степи. Или погибают, только пули свистят по степи.
Это одна из стратегий выживания — не приспосабливайся, а приспосабливай. Но ведь не единственная. Другая стратегия — как раз-таки приспосабливайся. И между этими стратегиями нет качественного скачка. Кто-то ситуативно использует то одну, то другую стратегию. То есть можно нарисовать гауссиану «конформизм — нонконформизм». И опять норма — это где-то посередине. Но не надо молиться на нонконформизм. Идти поперёк устоявшимся правилам — само по себе не является чем-то обязательно гуманным и прогрессивным. Может быть, нонконформист легализацию каннибализма отстаивает.
И я опять хочу вернуться к статье «Где кончается норма и начинается патология?» К самому названию этой статьи. Мне не кажется оно корректным. Точнее было бы «Где кончается здоровье и начинается патология?» Потому что здоровье и норма — это не одно и то же. Объём множества «здоровье» не идентичен объёму множества «норма». Это два пересекающихся множества. Представим их диаграммой Эйлера-Венна.АВС
Допустим, «А» (красное) — это норма, «В» (синее) — здоровье и, чтобы дважды не вставать, «С» (зелёное) — нездоровье . У нормы и здоровья очень обширная область пересечения (то, что не прокрашено). Настолько большая, что если не вдумываться, то кажется, что здоровье и норма — это одно и то же. Но множество «норма» забирает в себя часть незначительных, несерьёзных, но всё-таки патологий из множества «С», близорукость например. А множество «здоровье» покрывает собой всё то, что ни в коей мере нельзя назвать нормой — весь правый фланг, всё суперздоровье, всех тех, кого берут в космонавты. А множество «С» — весь левый.
И все логические просчёты получаются из-за подмены понятий здоровье и норма.
«Где кончается норма и начинается патология?» — Ага, где кончается зелёное и начинается длинное. Норма — производное от подавляющего числа особей в популяции. Норма — это большинство. Здоровье — производное от самой эффективной адаптации. Все правофланговые на гауссиане — здоровые, суперздоровые, но это ни разу не норма. Это уникумы.
Патология — плохая адаптация. Иногда не только для самого индивида, но и для своего окружения.
Но может случится так, что по каким-то причинам патология становится нормой. Слепота — это патология для очень многих видов, но для кротов это норма. Кроты проделали к своей слепоте эволюционный путь. И в какой-то момент эволюции можно ещё было построить гауссиану по кротовому зрению. Но крот занял такую экологическую нишу, что зрение ему не нужно, а глаза, загрязнённые землёй, источник воспаления. Выжили тотально слепые зверьки.
Если патология наблюдается у большинства особей в популяции — это не патология, это уже такое здоровье и такая норма. И надо ответить: почему это стало нормой? Либо вид на грани вымирания, и надо понять причину. Либо пробует занять такую экологическую нишу, где то, что на первый взгляд кажется патологией, становится необходимым условием. Как слепота у кротов.
Но может случится и наоборот, когда среда обитания так высоко задерёт планку, устроит такой тест на выживание, что только правофланговые особи с суперспособностями смогут выжить и оставить потомство. Видимо, такое произошло с сапиенсами.
— Голая слабая обезьяна, либо ты станешь умнее лохматых и сильных, либо вымрешь.
Почему бы в таком случае тоже не стать лохматой и сильной? А всё, кто первый проснулся, того и тапочки, ниша лохматых и сильных занята, и плотно так занята. Осталась только ниша для умных. И пошла кропотливая эволюционная работа: нейроны, аксоны, дендриты, синапсы всякие, всё слепить, скрепить, чтобы работало, а не зависало. Чтобы слабая голая обезьяна умела думать и находить оптимальные решения. Но чем сложнее механизм, тем проще он ломается. У меня за мою жизнь столько эл.утюгов испортилось, даже пересчитать не смогу. А тот утюг, которым меня учила гладить моя бабушка, вполне себе работоспособен. Дверь балконную стопорит. А что ему будет, чугунию-то?
Вот точно так же за сложный механизм человеческой психики человек платит частыми его поломками. Надо полагать, дождевые черви шизофренией не болеют.
И всё-таки, почему Лиманкин О.В. – к.м.н., главный врач Санкт-Петербургской психиатрической больницы №1 им. П.П. Кащенко, главный внештатный психиатр Росздравнвдзора по Северо-Западному ФО России насчитал всего лишь полпроцента душевно больных, в то время как психоаналитик Евгения Стрелецкая насчитала от 40% и выше?
Потому что за Лиманкиным О.В. стоит ведомство, которое не заинтересовано в поголовной инвалидизации населения. Им же пенсии платить. Тому же психотику за что? За то, что он живодёр? А Евгения Стрелецкая как психоаналитик заинтересована, это её хлебушек. И она запросто могла бы подписаться под слоганом «Не позволяйте себя обманывать коучам личностного роста. Несите ваши денежки психоаналитикам, мы это сделаем лучше». Вот потому-то такая разница в подсчётах, как в анекдоте. «Исаак Маркович, сколько будет дважды два?» «А нам получать или отдавать?»
А вот ещё мнение из сети:
К критериям психической нормы человека относят:
— способность четко определять психические явления, необходимость, причину и порядок этих явлений в соответствии со своим возрастом и чувством фундамента своей жизни и среды обитания; как можно более точное и близкое определение;
— субъективных представлений об окружающей действительности самой действительности;
— адекватное реагирование человека на различного рода влияния и раздражители, соразмерно их силе;
— адекватное определение и опознавание самих впечатлений с однотипными представлениями прошедшего;
— соответствие уровня желаний, мечтаний и амбиций уровню реальных возможностей и способностей человека;
— умение человека уживаться с окружающими людьми и с самим собой;
— критический подход к обстоятельствам и событиям жизни;
— способность изменению себя, своего поведения в соответствии с нормами
общества и коллективов;
— соответствующая реакция на события и обстоятельства, произошедшие в обществе;
— чувство ответственности за своих детей и родных;
— чувство постоянства и четкого определения переживаний в однотипных ситуациях;
— умение изменить способ поведения в зависимости от ситуации в жизни;
— самоутверждение в обществе или коллективе без нанесения ущерба другим;
— способность планировать свою жизнь и жизненный путь.

Это прекраснословие отсюда взято. Ну и как эту филологию загнать под гауссиану? Но кому надо — тот постарается. И потом, почему опять этот перечень озаглавлен: «К критериям психической нормы человека относят:»? Это критерии психического здоровья. Я бы даже сказала, идеального здоровья. А вот норму добывают в полевых условиях, тестируя большую пребольшую толпу народа, а не называют нормой свои возвышенные мечты об идеальном человеке.
Кстати ещё раз о гауссиане. Она, конечно, наглядная и красивая. Но далеко не универсальный ключ для всех замков. Иногда она просто бесполезна. Это тогда, когда в наличие качественный скачок, а не непрерывное изменение какого-либо качества в популяции. Вот не было — и вдруг есть. Встретились два рецессивных гена в 16 хромосоме, и у нерыжих мамы и папы родился рыжий ребёнок. Норма ли это — быть рыжим? Полагаю, что нет. При одном-то проценте в популяции — это не норма, а уникальность. Здоровы ли рыжие? Да несомненно. Рыжие со своим феомеланином адаптированы к окружающей среде ни чуть не хуже, чем нерыжие с эумеланином. Иначе, но не хуже.
А вот люди с синдромом Дауна, что бы там ни говорили, больны. Синдром Дауна — это патология, а не некая особенность. Потому что резко снижена адаптация. Поэтому все редкие популяционные формы надо рассматривать не с позиции нормы, а с позиции здоровья. Не мешает адаптации — уникальность. Мешает — патология.
И вот ещё что: одинаковым, равным, тождественным может быть только отсутствие качества — слепота у кротов. А вот наличие качества не предполагает его одинаковости у всех особей популяции. Этот орёл хорошо видит, а тот ещё лучше, а вот этот старый орёл стал терять зрение. Поэтому-то и нельзя утверждать, что все люди — психи. Почему психи? На каком основании? У человека есть психея, а у телеграфного столба нет? Наличие души допускает возникновение душевного недуга, но не является неизбежностью для его реализации. Психическое заболевание — это поломка психики, разлад, разбалансировка тончайшего и сложнейшего механизма, созданного эволюцией.
О боженьки! Неужели всё это кто-то до конца дочитал?
Tags: автор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →