bogatr (bogatr) wrote in rabota_psy,
bogatr
bogatr
rabota_psy

Categories:

Само не пройдет (простыми словами о шоковой травме и ПТСР)

Сразу хочу оговориться – это НЕ научная статья. Вы можете принять к сведению, что такая точка зрения есть, либо не принимать. Я заранее посмотрела в инете – сейчас по запросу «психологическая шоковая травма» гуглится статей в достаточном для просветления количестве и в разнонаучной степени изложения – выбирайте, что вам ближе.

Я же буду рассказывать предельно простым языком, примерно так и в том объеме, в котором рассказываю своим клиентам – людям далеким от научной психологии и медицины, и не обязанным разбираться во всех сложносочиненных и сложноподчиненных процессах между телом и психикой.

Итак, на протяжении эволюции у человека сформированы три основные структуры мозга – неокортекс, лимбическая система и рептилоидная (ищем, спрашиваем гугл о подробностях).



Рептилоидный мозг, для простоты «ящерица», отвечает за базовые инстинкты и выживание. Вот это вот знаменитое «бей-беги-замри» - это отсюда.

Все волшебные истории спасения, по примеру – бабушка во время пожара выскочила из горящего дома прихватив с собой сундук с добром, который потом трое пожарных с места сдвинуть не могли – это вот она – «ящерица» в действии.

Или, убегал от собак и перемахнул через трехметровый забор, как – сам не понял.

«Ящерица» ежемоментно сканирует окружающий мир на предмет выжить. Опасность и еда - ее единственные заботы, больше ничего ей не интересно (вспоминаем крокодилов в этом месте.))

С опасностью «ящерица» обходится тремя способами – если она (не неокортекс!, а именно она) расценивает противника, как слабого – она нападает. Если опасность расценена, как превышающая по силе – «ящерица» бежит. Если опасность велика и убежать нет возможности – «ящерица» замирает, притворяется дохлой.

Как это выглядит в обычной жизни. Автобус (метро) в час-пик. Тесно, неудобно, муторно (дефицит ресурса воздуха и территории). Вы едете в этой толкучке. Вам душно и трудно стоять на одной ноге, а в бок вам упирается чей то особо наглый локоть. Вы злитесь. Дальше три варианта. Если вас в бок локтем толкает какая то тетенька, она может получить: «Не опирайтесь на меня! Вы мне мешаете! Уберите свою ногу с моей головы!». «Ящерица» считала, что тетенька – противник либо более слабый либо равный. И готова к бою. «Ящерица» нападает.

Но есть и другой вариант – тот же автобус, тот же локоть. Только это локоть не совсем трезвого бугая два на три, с щетиной и татуировками. В этом случае «ящерица» скорее предпочтет промолчать, что бы не связываться. Внутренне убежать, а при возможности – самой отодвинуться из под этого локтя. Подальше. Ну, или притвориться отсутствующей – что бы бугай не заметил.

«Ящерица» – чуткий барометр. Она всегда (всегда!) предупредит и среагирует. В ее распоряжении – абсолютно вся энергия человека, и при необходимости она использует весь запас дочиста. Что бы выжить. У нее нет никаких норм морали, этики и прочей мировоззренческой истории. Ее задача – остаться в живых. Любым способом. Точка.

Теперь перейдем к лимбической составляющей. Вот здесь вот все наши эмоции, все наши чувства. Эта часть – барометр отношений. С помощью эмоций мы узнаем, какие сигналы приходят нам от окружающих. С помощью эмоций мы выстраиваем все отношения. Мы всегда (опять всегда)) чувствуем, как к нам относятся другие. И ответно реагируем. (Если кажется, что не чувствуем – это вопросы к неокортексу, который игнорирует сигналы. Но чувствуем всегда).

Ну и неокортекс. Та самая «человеческая» надстройка мозга. То, что делает нас «человеком разумным», то, что мы привыкли называть умом. В неокортексе хранятся все наши убеждения, мнения, точки зрения, мировоззренческие позиции, оценки, анализ и другие продукты мышления. Неокортекс, это то – как мы объясняем себе мир и себя в нем.

Резюмируя эту часть, ящерица – это телесные реакции и ощущения, лимбическая система – это наши эмоции и чувства, неокортекс – это мысли, то что мы думаем по поводу ощущений, чувств и окружающего мира.

Все это конечно интересно, но обещала ж про травму, скажете вы.

Что бы понять механизм травмы – хорошо бы понимать приблизительно, как у нас чего устроено, отвечу я вам))

И перейду к шоку и связанной с ним психологической травме.

В этом месте не удержусь от умничания и начну с цитаты Зигмунда Фройда нашего батюшки, который писал в «Исследовании истерии»: «…травматическое воздействие может оказать любое событие, которое вызывает чувство ужаса, страха, стыда, душевной боли; и от восприимчивости жертвы зависит вероятность того, что это происшествие приобретет характер травмы».

Век назад человек написал об этом.

Итак, по сути, любое событие жизни может стать шоком. ЛЮБОЕ событие.

Раньше принято было считать, что ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), как следствие шоковой травмы, может быть только у людей переживших масштабный ужасный опыт – война, катастрофа. Но наука не стоит на месте. Сейчас достаточным количеством специалистов признается и наблюдается в практике, что шок и его последствия могут возникнуть практически из любого события, и важно не само событие, а сопутствующие ему факторы.

Будет ли событие шоком зависит не от события, а от того, как оно воспримется данной конкретной индивидуальной психикой.

В этом месте, надеюсь, снимаются вопросы про частный случай наркоза. Да, наркоз может быть шоком, если психика на него среагирует соответствующим образом.

У травматерапевтов существует определенный список маркеров наличия шока. Если мы по внешним реакциям и проявлениям клиента начинаем подозревать ПТСР, следующее, что будет сделано – это уточнение событийного ряда. Есть список определенных событий (наркоз входит в этот список), связанных с энергией чрезмерного стресса, в которых психика может отреагировать шоком. А может и НЕ отреагировать.

Еще раз – это индивидуальная реакция. Я знаю людей вернувшихся с войны без шока (либо отлично скомпенсированных) и я знаю человека в пятилетнем возрасте увидевшего, как его собаку сбило машиной и это вызвало шоковую реакцию. И этот человек живет с ПТСР. И никто (никто!) не мог понять откуда – на войне не был, не тонул, под нож хирурга не ложился, в аварии не попадал. А вот…

Так что же такое шок?
Шок – это реакция психики на кратковременное, внезапное, интенсивное событие, которое не является нормой для конкретного человека.

Если для вас лично не норма, когда вы тонете, падаете с высоты, оказываетесь под завалом или под колесами машины или когда на вас кричат или когда вас бьют или когда умирает близкий или когда внезапный развод или внезапная госпитализация – все это, при определенных обстоятельствах, может быть причиной шоковой реакции.

Шок, это когда «ящерица» притворилась дохлой, потому что расценила событие, во первых - как смертельно опасное, во вторых – как неотвратимое и безвыходное (напасть и сбежать не сработали). Условно – психика «умерла», а когда событие завершилось и включились неокортекс с лимбической системой - случилось рассогласование. Условно, получилась необъяснимая дыра между прошлым и настоящим. И теперь нужно как то слепить две жизни – прошлую и настоящую.

Сейчас пишу и в этом месте думаю про трансцендентный опыт такой не слабый – это ж как умереть и родиться заново с той точки, в которой умер. Неокортекс, правда, поехать может))

Ну, собственно говоря, он и едет – вытесняя, объясняя, забывая, обесценивая, рационализируя и тд и тп. Эти все «ничего страшного», «со всеми бывало», «вообще забавно получилось – все смеялись» (семейная легенда о том, как отец учил мальчика плавать, скинув в воду с лодки – ха-ха, животики надорвешь, как весело то). Все это – объяснения неокортекса для себя самого обстоятельств, которые он не смог контролировать.

А под ним – не выраженные дикий ужас смерти или дикий стыд в лимбической системе и вернувшаяся из «замереть» ящерица, выбросившая в тело атомное количество энергии на выжить. И все это ум не может ни как объяснить или пристроить и утилизировать, и все это начинает бродить в теле (здравствуй, психосоматика)

Все вместе становится термоядерным коктейлем.

Теперь переходим от теории к практике.

Как выглядит ПТСР изнутри.

Если травмирующее событие случилось во взрослом возрасте, в какой то момент (обычно далеко не сразу, но тут по разному) внутри появляется ощущение, что жизнь буквально разделилась – раньше было хорошо, а теперь беспросветно плохо. Воспоминания прошлого кажутся светлыми и солнечными, настоящая действительность – трудной, сложной, серой, требующей постоянного напряжения.

Вокруг появляется очень много людей, которые к вам явно плохо относятся – продавщицы в магазине именно от вас куда то уходят или очень медленно обслуживают, гардеробщицы с презрительным видом кидают ваше пальто на стойку, в автобусе люди не соблюдают нормальную человеческую дистанцию и зачем то жмутся к вам в полупустом салоне, если вы за рулем – кругом полно подрезающих дебилов, не соблюдающих правила и кидающихся вам под колеса. На работе случается змеиный коллектив, начальник несправедлив, друзья равнодушны, близкие мотают нервы.

Вы находитесь в постоянной необходимости преодолевать трудности, отстаивать свои права. Вы живете с ощущением хронического раздражения смешанного с чувством абсолютного бессилия. Во круг вас никого нет, не кому поплакаться в жилетку, никто не поможет если трудно. Те немногие люди, что по какой то причине остались рядом, являются поводом для постоянной тревоги.

Вам хронически приходится выяснять отношения – близкие вас не понимают, обижают, наступают на границы, делают больно. Близкие злятся на вас, потому что вам нужно повторить десять раз – вы не слышите, что они говорят, когда к вам обращаются.

Вы все больше замыкаетесь в себе, отдаляетесь от людей, переезжаете подальше от семьи (или выбираете работу, которая позволит быть далеко максимальное количество времени – например другой город).

Чаще всего вы проводите свой день в анабиозе (у меня это состояние очень перекликалось с картинкой из старого советского фильма «Финист ясный сокол». Ему там всадили заколдованный гребень в волосы и пока гребень был в волосах – Финист был без сознания, как в тумане). То есть вы конечно живете, но как то «не здесь».



Вы почти не помните, что было вчера, про неделю назад уже совсем не возможно сказать. Дни сливаются в серую массу, время перестает ощущаться. Когда при вас начинают вспоминать какие то события из прошлого, чаще всего вы не помните или помните с трудом, схематично, без эмоций.

Вы долго и упорно терпите все это, но потом вдруг взрываетесь неконтролируемой яростью. Она всегда приходит внезапно – возможно просто от неуместного взгляда охранника. И тогда случается грандиозный скандал, с вызыванием администрации, написанием жалоб, криками в которых вы не можете себя остановить. Состояние «кровавая пелена перед глазами упала» - у вас трясутся руки, лицо, все тело – вы не можете с этим справится, чувствуете себя еще более униженной, называете себя истеричкой, но это не помогает.

Чем дальше тем чаще вы становитесь участником каких нибудь напряженных событий – скандалов в автобусах, на парковках, в магазинах, активным свидетелем или участником любых разборок – между соседями ли, незнакомыми людьми ли…

Возможно, вас начинают преследовать травмы – падения, воспаления, требующие операционного вмешательства. Возможно – вы неоднократно становитесь участником аварии…

Кроме того, вы становитесь очень сентиментальны – вы часто плачете, вам трудно смотреть фильмы про любовь, вы тоскуете по нежности.

А еще внутри есть ощущение, которое вы описываете как дыра – черная, бесконечная дыра. Начинают посещать мысли о смерти. Нет, вы не суицидник и не сделаете так – вы же разумный человек. Но очень хочется, что бы это все уже как то побыстрее закончилось, что бы жизнь наконец то прошла и можно было бы выдохнуть и отдохнуть.

Жизни нет и выхода нет.



Как ПТСР выглядит снаружи.

Предупреждая недоразумения скажу – точно определить наличие шоковой травмы под силу только травматерапевту. Это специально обученные люди. Не каждый психолог проходит такую подготовку, по этому есть люди, которые годами ходят лечить депрессию или зависимость и не получают помощи, так как у психолога нет соответствующей квалификации.

Это я к тому, что ниже будут приведены некоторые признаки, которые могут говорить о ПТСР, но совсем не обязательно говорят об этом. Точно сможет сказать только специалист.

Итак, если вы знаете, что с вашим близким происходили какие то стрессовые события, присмотритесь чуть внимательнее.

Визуально можно заметить, что человек в разговоре как буд-то слегка подвисает – может замереть не закончив фразу, потерять нить разговора.

Часто вы видите, как ваш близкий замерев, смотрит в одну точку. Если его в этот момент о чем то спросить, он может не услышать и нужно переспрашивать несколько раз. Мы все периодически задумываемся, но тут это носит проявленный характер – человек часто попадает в замирание.

Так же человек часто смотрит как будто сквозь вас. Он тяжело фокусирует взгляд, уплывает из контакта.

Даже когда человек спокоен, у вас появляется муторное чувство небезопасности. Такие люди часто воспринимаются как опасные или раздражающие, при этом логического объяснения это ощущение не находит и тем не менее вы буквально телом стараетесь держаться подальше. Это здоровая реакция психики на энергию травмы. Рядом с травматиками здоровому человеку откровенно тяжело. И это трудно переносить, если это близкий вам человек.

Следующий маркер - вспышки внезапной агрессии, которая выглядит обычно, как истерика или скандал на ровном месте. Человек не слышит ваших слов, кричит, размахивает руками, при попытке приблизиться - отталкивает, требует его не трогать. Короче в аффекте. Очень трудно успокаивается. Мужчины – в этом месте вам на заметку – женская истерика на поверку может оказаться шоковой реакцией. Женщина, как в забытьи, начинает кричать какие то страшные для вас и ваших отношений слова. Нужно понимать – это не вам. Вас сейчас нет и ее сейчас нет. Она провалилась в энергию травмы – там отключается мозг. Контролировать это состояние невозможно. Говорить – успокойся, возьми себя в руки – бесполезно, она не услышит.

Оставаться в этот момент рядом или уходить – ваш личный выбор. Энергию травмы выдерживать очень тяжело, здоровая психика хочет убежать в этот момент. В общем, вы не обязаны. Но если хотите помочь, есть варианты. Основной – оставаться рядом сохраняя доброжелательное спокойствие (да, это сложно, когда на твою голову сыпятся оскорбления, но еще раз – если это травматическая реакция – к вам это не относится). Еще раз – не всякая истерика признак травмы, но стоит приглядеться по внимательнее ко всему остальному.

Еще один маркер – недоверие и, как следствие, тотальный контроль. Человек постоянно спрашивает где вы, переспрашивает по десять раз, забывает договоренности, перезванивает что бы уточнить опять, волнуется при задержке в пять минут от оговоренного срока.

Отдельно могут стоять такие проявления, как панические атаки, фобии, употребление веществ (алкоголь, наркотики). В моей практике (конечно, возможно я мало видела, и тем не менее) я не встречала человека находящегося в зависимости или употреблении и не имеющего в анамнезе шоковой травмы. В общем, если есть что то из вышеперечисленного – это может быть маркером.

Думаю, далеко не все перечислила, но это из явного. Возможно, коллеги в комментариях дополнят.

Сакраментальный вопрос «что делать». Коротко - искать специалиста!

К сожалению шоковая травма сама не излечивается, имеет накопительный эффект и с годами состояние только прогрессирует. Так что оно само не пройдет. В работе с ней есть своя специфика, по этому, при поиске специалиста не стесняться и спрашивать, имеет ли он специализацию по работе с шоковой травмой. Это важно.

На сегодня разработаны протоколы работы с шоком, по этому с одной стороны, это конечно печально, когда она есть, с другой – достаточно быстро излечимо. Это не годы терапии.

Здоровья))
Источник
Tags: травма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments