Артур Малинин (a_malinine) wrote in rabota_psy,
Артур Малинин
a_malinine
rabota_psy

Раз доктор - лечение началось.

Цикл материалов в формате "открытые двери", комментировать могут все желающие.
Цитируется по
Дехтяр И.  "Психотерапевтическая мишень в психотерапии"
или как повысить эффективность работы психотерапевта, зная маленькие
секреты профессии.
Ростов-на-Дону, Минитайп, 2005.

Резюме предыдущего
1. Миф не есть выдумка или фикция, не есть фантастический вымысел, но логически, т.е., прежде всего, диалектически необходимая категория сознания и бытия вообще.
2. Миф не есть бытие идеальное, но жизненно ощущаемая и творимая вещественная реальность.
3. Миф не есть научное и, в частности, примитивно-научное построение, но живое субъект-объектное взаимообщение, содержащее в себе свою собственную, вненаучную, чисто мифическую же истинность, достоверность, принципиальную закономерность и структуру.
4. Миф не есть метафизическое построение, но реально, вещественно и чувственно творимая действительность, являющаяся в то же время отрешенной от обычного хода явлений и, стало быть, содержащая в себе разную степень иерархийности, разную степень отрешенности.
5. Миф не есть ни схема, ни аллегория, но символ; и, уже, будучи символом, он может содержать в себе схематические, аллегорические и жизненно-символические слои.
6. Миф не есть поэтическое произведение, но отрешенность его есть возведение изолированных и абстрактно-выделенных вещей в интуитивно-инстинктивную и примитивно-биологически взаимо-относящуюся с человеческим субъектом сферу, где они объединяются в одно неразрывное, органически сросшееся единство.
Миф это то в чем я ежедневно и ежеминутно живу. Со всеми присущими жизни атрибутами.
С чувствами, мыслями, поступками. Всеми и всякими.
Вот так! Грустно но, правда.
Извини дорогой читатель еще несколько цитат и все. Уж очень я люблю Лосева.

«Говорят, что измерение температуры у больного не есть его лечение, что это только прием констатирования болезни. Но я протестую против этого. Никогда больной не переживает термометр как средство констатирования болезни. Я, по крайней мере, считаю, что часто это есть самое подлинное лечение; и, когда сам бываю, болен, часто мне бывает достаточно измерить температуру, чтобы болезнь несколько облегчилась. Как бы я ни убеждал себя, что это еще не лечение, организм мой все равно переживает это как лечение; и доказательством этого является? реальное облегчение или даже выздоровление. Правда, это средство действует не всегда. Но разве настоящие лекарства действуют всегда обязательно целительно? Вы вот думаете, что доктор должен лечить. А больной считает, что раз доктор пришел и осмотрел больного, то лечение уже началось. Я, по крайней мере, всегда так думаю. Уж один факт прихода врача есть начало лечения. И не могу рассуждать иначе. Не умею представлять себе доктора нелечащим, хотя рассудок и долбит одно и то же, что не всякий доктор умеет хорошо лечить, и что не всякий хорошо умеющий лечить действительно в данном случае приступил к лечению. Раз доктор, значит баста! Лечение началось».

Посмотрите вглубь себя коллеги, разве это не про нас с вами? Можно опять вспомнить исследование Хейли о выздоровлении в очереди на психотерапию. Раз записался, раз не отказали в приеме, признали мое право болеть, авторитетный человек признал, родственники и знакомые признали, можно и выздоравливать. А еще мне рассказывали об одном московском экстрасенсе, который каждый день, ровно в девять вечера, поднимает руку вверх, получает, таким образом, информацию обо всех страждущих его лечения пациентах, которые тоже подняли руки, и всем посылает исцеление. Причем совершенно не важно, был ли больной у него на очном приеме или не был.
Достаточно просто знать фамилию экстрасенса и поднять руку. Фамилию не пишу, чтобы не рекламировать. Так что пока фамилию не узнаете, рук не поднимайте.

«Итак, вещи, если брать их взаправду, как они действительно существуют и воспринимаются, суть мифы».

Миф есть личностное бытие, данное исторически.
Миф есть в словах данная личностная история.

«Мы пришли к весьма странному и подозрительному выводу. Наша формула, по-видимому, уничтожает всякую грань между мифом и самой обыкновенной историей, точнее — биографией, или описанием тех или иных эпизодов из жизни того или иного человека».

Я в этой жизни писал много автобиографий. Признаю, что среди них есть вымысел. Чтобы какие-нибудь выгоды извлечь. А что, товарищу Сталину можно, а мне нет? И еще признаю, что даже там где я писал чистую правду, это все равно есть миф. Только иной. Тот, в который я верю.
Для нас, занимающихся психотерапией следующая фраза очень важна.

«Миф есть чудо.
Вот эта давно жданная и уже окончательная формула».

И так, после нашей психотерапии, мальчик, страдающий энурезом или заиканием, перестал мочиться в постель, или начал говорить без запинки после одного нормального терапевтического транса с терапевтической метафорой или классического директивного внушения.
Женщина, страдающая сильной клаустрофобией и имеющая из-за этого массу неприятностей, избавляется от этого за один сеанс с помощью техники визульно-кинестетичекой диссоциации, или эпистемологической метафоры. И как вы думаете, что все эти люди будут рассказывать о психотерапевте? Станем ли мы частью их личной истории, которая я надеюсь сохраниться в веках?
Что, по-вашему, больные рассказывали о покойном профессоре-офтальмологе Святославе Федорове? Те больные, которые прозревали после его операций? Что вообще говорят о квалифицированном враче — новаторе? У меня, в моей истории есть профессор, который меня спас. И то, что я, через сорок пять лет, пишу эти строки - есть чудо. И чистая, правда.

«Пусть слепой прозрел, и это считается чудом. Чудесность этого явления заключается вовсе не в том, что тут нарушены законы природы. Пусть в данный момент неизвестно, от каких причин слепой прозрел. Но принципиально такие причины обязательно должны быть, и наука рано или поздно их откроет. Раз это произошло реально, с реальным органом зрения, тут не могло не быть какого-нибудь реально же телесного фактора и причины, приведших человека к видению. И в то же время самое точное, яснейшее представление о механизме данного явления ровно ничего не объясняет ни в чуде, ни вообще, ни в каком историческом явлении. Если бы слепой не прозрел — законы природы не нарушились бы».

«Итак, чудо — вовсе не в том, что законы природы нарушены или что оно не объяснимо средствами науки. Явление, совершенно точно вытекающее из системы мирового механизма, может быть иной раз гораздо большим чудом, чем- то, о котором неизвестно, какому механизму и каким законам природы оно следует».

Есть замечательный фильм южноафриканского режиссера Джейми Уиса «Наверное, боги сошли с ума». Там одна из сюжетных линий — рассказ о восприятии маленьким бушменским племенем пустой бутылки из-под кока-колы, которая упала с неба. Из маленького частного самолета. «Громкой железной птицы». Бутылка оказалась ценной вещью, потому что с ее помощью можно было делать много важных вещей. Например, хранить воду. Но через некоторое время она была названа «вредным подарком богов», ибо была всего одна, и из-за нее люди стали злыми, потому что каждому хотелось ею пользоваться, всегда, когда хочется. И люди стали за нее драться, выяснять кто сильнее. В маленьком племени, которое могло выжить только коллективным взаимодействием, появилась вражда, которой до этого никогда не было. И бутылку понесли на край света, чтобы отдать богам назад. Кидали, конечно, и на небо - туда, откуда она пришла - но боги ее не принимали, и она почему-то всегда падала обратно.

«Людям хочется объяснить необычные вещи какими-нибудь более общими явлениями, и для этого они выставляют понятие чуда. Но — правильно это или нет — таковое рассуждение, очевидно, есть рассуждение европейского ученого, а не самого мифического субъекта, который, прежде чем объяснять, видит самое чудо воочию. Этим же основным недостатком страдает и теория Вундта, который понимает чудо как продукт первобытного анимизма и как перенесение собственных волевых переживаний на объекты природы и религии. Опять-таки, даже если это так, то — при условии оценки чуда со стороны; сам же субъект, видящий и переживающий чудо, вовсе не думает, что именно он нечто от себя переносит на объект. Этот субъект вполне убежден в обратном, в том, что сам он есть объект чудесного воздействия, что не от него исходит чудо, но что он сам не может не признать чуда как объективного явления, что чудо прямо насильственно врывается в его душевный мир и повелительно требует своего признания».

Много раз наблюдал психотерапевтическое чудо в группах алкоголиков, занимающихся по программе «12 шагов». Сели мужики в круг, поговорили об алкоголизме по специальным правилам, просто поговорили, и после этих разговоров некоторые из них прямо тут же избавились от самого тяжелого симптома, химически обусловленного – употребления алкоголя. Во как! От тяги не избавились, но обрели над ней контроль.
А в это самое время сотни ученых химиков и фармакологов бьются над решением проблемы создания препаратов, блокирующих химическую зависимость от алкоголя. И вполне может быть, что некоторые из них тайно, по вечерам, посещают собрания сообщества «Анонимных Алкоголиков». Почему тайно? Так за это можно и работы такой творческой и интересной вылететь. Вот такой казус.
А вот другой казус. Про миф и науку. В восемнадцатом веке решением академиков французской Академии наук, между прочим далеко не глупых людей, было раз и навсегда доказано, что метеоритов не бывает. Камни с неба не падают, потому что любой может убедиться, что там их нет. Это очевидно и здравомысленно. А чудесами наука не занимается. Это предмет и тема богословия.

«Совершенно беспомощна также теория внушения, думающая объяснить чудо теми или другими состояниями психики того, кто является объектом чудесного воздействия, или формами взаимоотношения тех или других психических состояний. "Ученый", видящий в чуде только одно "психическое внушение", ни слова не говорит о самом предмете, а его высказывание имеет только значение ругани и беспомощного, озлобленного междометия. Пусть чудо есть результат гипноза; пусть это есть даже просто сумасшествие. Но что это дает в смысле научного анализа данного понятия? Ведь младенцу же известно, что сумасшедшие бывают разные, что одно сумасшествие не похоже на другое. В чем же спецификум того сумасшествия, которое именуется верой в чудо?»

«Возьмем исцеления, имевшие место в святилищах Асклепия в Древней Греции. Все знали, что Асклепий — бог здоровья и помогает больным. Все знали, что он помогает даже тогда, когда ему никто не молится о выздоровлении. Наконец, все знали, что жрецы употребляли всякие медицинские средства для вылечивания приходящих больных, вплоть до их оперирования. И все-таки такое исцеление в святилище Асклепия есть чудо. Почему? Потому что стало видно, как Асклепий помогает больным. Надо было прийти, надо было молиться; надо было, чтобы помог именно этот бог и именно в этом святилище; и т.д. Все тут объяснимо механически; и благочестивый грек вовсе и не думал, что тут есть что-нибудь неестественное. Все произошло совершенно естественно. И вот, все-таки больной выздоровел. Тысячу раз все шло естественно, и даже всегда все идет естественно, всегда и непреложно действуют механические законы. И вот почему-то вчера этот больной, при одних и тех же механических законах, не выздоровел, а сегодня, опять-таки при одних и тех же механических законах, но только в условии новых фактов (он пришел к Асклепию, он молился и т.д.), он почему-то выздоровел. Ясно, что новое, наблюдаемое сегодня, заключается не в том, что сегодня Асклепий действовал, а вчера нет (боги действуют всегда), и не в том, что сегодня были нарушены физиологические законы, а вчера их никто не нарушал (законы всегда одинаковы, и их и нельзя нарушать и некому нарушать). Новое — в том, что сегодня стала ясной, видной обычно плохо замечаемая связь реальной жизни больного с ее идеальным состоянием, когда она, по близости к божеству, пребывает в вечно блаженном и безболезненном состоянии».

Главный вопрос, не имеющий строгого научного ответа. Почему сегодня, а не вчера и не завтра? Что говорит по этому поводу наука? Врач – волшебник, или лекарство чудесное. И звезды так сложились. Или бог, наконец-то, принял меня, увидел мою искреннюю веру. А может это знак того, что мне предстоят великие дела во славу божию? И не важно, осознал это исцелившийся, или просто отметил как факт. Это просто станет частью его мифологического сознания. Или научно-мифологического. У него есть право на чудо, данное ему от рождения. Чудо есть знак принятия меня миром. Чудо есть знак моего права на жизнь. Лично моего, а не вообще всех людей. Высшая жизненная оценка, которую можно от жизни получить. Ощущение контроля и господства по Фуллер-Торрею.

«Самое слово "чудо" во всех языках указывает именно на этот момент удивления явившемуся и происшедшему. Чудо обладает в основе своей, стало быть, характером извещения, проявления, возвещения, свидетельства, удивительного знамения, манифестации, как бы пророчества, раскрытия, а не бытия самих фактов, не наступления самих событий. Это — модификация смысла фактов и событий, а не самые факты и события. Это — определенный метод интерпретации исторических событий, а не изыскание каких-то новых событий как таковых».

Наверное, для меня вышесказанное, то, что я выделил, есть главная мысль Алексея Федоровича, то ради чего столько цитат. Чудо это не факт, а способ объяснения. Абсолютно правдивый, основанный на восприятии реальности способ объяснения, из которого следует мое право на жизнь. Хочется добавить, счастливую, осмысленную жизнь, в которой есть не только я, но и Нечто большее и могущественное, которое меня выбрало.

Важный предварительный вывод. Психотерапия работает только тогда, когда она есть проявление этого великого НЕЧТО, которое решает, кому страдать и умирать, а кому жить и радоваться. Неважно, как это НЕЧТО называется. Психоанализ, гештальт, гипноз или трасцендентальная медитация. И не важно, есть ли это результат великой науки, или божественного откровения. НЕЧТО обладает всеми атрибутами Бога. И даже религиозным (или увлеченным наукой) быть не обязательно. Обязательна только вера в НЕЧТО.

«Верящего в чудо ничем опровергнуть нельзя. Даже слово "вера" тут не подходит. Он видит и знает чудо. Применивший какую-нибудь чудесную вещь (например, какой-нибудь амулет) для лечения своей болезни имеет полное логическое право возражать скептику так: вы говорите, что я вылечился от вашего медицинского средства, а я утверждаю, что я вылечился от того, что помазал больное место этим священным маслом; то и другое средство были употреблены: почему вы думаете, что подействовала медицина, а не чудо, да и сама медицина, которая отнюдь не всегда действенна, не является ли тут чем-то закономерным и зависящим от идеальных причин? Разубедить такого человека невозможно, потому что логически невозможно доказать, что амулет не действовал, раз известно, что медицинское средство тоже не всегда действует одинаково».

Чудо это не просто - правда. Это правда, спасительная и необъяснимая кроме как каким-то Высшим смыслом. Не починяющимся привычному для нас восприятию, и поэтому одновременно и ожидаемому и воспринимаемому как подарок.

Как на войне. Знаю, что могут убить, молюсь перед атакой, жду спасения в бою, верю, но когда это происходит ничем, кроме как высшим смыслом, объяснить это даже не пытаюсь. Ни военное искусство, ни статистика не объяснят мне мое везение. И для меня, оставшегося в живых, это не факт. Это чудо. Сегодня я избран. Для чего? Пока не знаю, но видимо скоро пойму.

Примерно так рассказывал мне о психологическом состоянии мой отец-фронтовик.

Нечто похожее рассказывали мне мои клиенты, ветераны всяких современных войн.

«Итак, понимание чуда как вымысла (соединенного с тем или другим естественным биологическим, или вообще физическим, переходом от одного состояния к другому) возможно только благодаря двум одновременным логическим ошибкам — 1) quaternio terminorum, так как тут мыслится примерно такой силлогизм: "Данное исцеление — чудо. Чудо есть вымысел. Следовательно, данное исцеление есть вымысел" (т.е. силлогизм типа: "Все псы лают. Одно созвездие — "Пес". Следовательно, одно созвездие лает"); и — 2) неправильное обращение (obversio), так как наивно думают, что суждение "всякое чудо есть вымысел" не требует специфического определения того вида вымысла, который есть чудо (что, возможно, было бы только тогда, если бы из этого суждения вытекало и то, что "всякие вымыслы суть чудо"). Представители "науки", опровергающие чудо с "научной" точки зрения, бьют совершенно мимо цели, ибо чудо по смыслу своему никогда и не претендует на научную и даже вообще на логическую целесообразность. Моралисты также бьют мимо цели, ибо чудо — вне всякой морали, вне долга, ответственности, вменения и пр. Чудо может совершиться с преступником, вопреки всей его жизни и личности.
Логика и наука увидели в основе чуда физическую закономерность, объявляя все прочее вымыслом и несуществующим; мораль увидела в чуде результат волевых усилий и награду за добродетель».

«Мифическая целесообразность, или чудо, применима решительно к любой вещи; и можно говорить лишь о степенях чудесности».

«Весь мир и все его составные моменты, и все живое и все неживое, одинаково суть миф и одинаково суть чудо».

Как мне себе объяснить, что я родился на свет, что дожил до пятидесяти лет и собираюсь пожить еще. Это никакая не моя заслуга. И почему я родился именно седьмого февраля, а не восьмого, и не шестого? Обычный день в календаре вдруг превратился для меня в чудесный. И для моего сына. И, надеюсь, для внуков.

Ведь это все для человечества, для биологического вида обыденность, статистика. А для меня — МИР. ЖИЗНЬ. Любовь женщины, шашлык с близкими друзьями на закате у костерка. Возможность побыть мужем, отцом, братом. Другом, любовником, учителем, спасителем. Возможность узнать чудо выздоровления от долгой и неприятной болезни. Знать, что такое гордость своим двадцатипятилетним ребенком, побывав на защите его диссертации, и послушать, как о нем говорят уважаемые люди. Это все ЧУДО. И, наверное, ВЫСШИЙ ЗАМЫСЕЛ.

И не только для меня. Для ВСЕХ.

Последнее надо бы выделить. Для ВСЕХ - единственно возможная позиция для человека, который хотел бы быть эффективным психотерапевтом. Если ее нет, надо к своему терапевту, или на супервизию. Контрпереносы поотслеживать.

«Все мифологические идеи — индийская, египетская, греческая, православно-христианская, католическая, протестантская, атеистическая и пр. — в свою очередь складываются в одну общую синтетически-воплощаемую во всемирно-историческом процессе Идею, и возникает, таким образом, единая всемирно-человеческая мифология, лежащая в основе отдельных народов и их мировоззрений и постепенно осуществляемая путем смены одной религиозно-мифологической и, следовательно, исторической системы — другою».

«Миф есть в словах данная чудесная личностная история».

На самом деле не важно, рефлексирую я свою жизнь как чудо, и складывается ли осознанно история как народный миф. Функцию мифологизации создают специальные люди, выбирающие мифологизацию как профессию, или образ жизни. Историки, поэты, литераторы, журналисты. Художники и музыканты тоже. А также все хранители архивов, включая музейных работников. Добавляют и ученые с политиками. Все, кто создает историю семьи, рода, страны, нации, религии. Те, кто есть объект истории, и те, для кого история фиксируется на материальных носителях, и/или передается как устная традиция.
Об устной традиции.
Каждый, кто хоть раз бывал, на чьих ни будь похоронах, знает, что всегда находятся ревностные хранители каких-то «правильных» правил: что, когда, и в какой последовательности надо делать.

«Миф есть развернутое магическое имя».

История это почти всегда героический эпос. И не важно, чья это история. В ней всегда есть место подвигу и герою. История моей семьи есть история борьбы за любовь, семью, здоровье и счастливую жизнь, за длительность жизни, за правду и справедливость, наконец. Это история борьбы за меня. И за моих чад и домочадцев. В общем, описание фактов в их особой последовательности.

Действующие лица любой истории всегда живые, но несколько схематизированные существа.

То, что творит субъект истории, имеет смысл только в героической интерпретации. То есть никого не интересует, что он просто жил человеческую жизнь. Интересует его воздействие на жизнь других.

История это не факт, а принцип отбора фактов и их интерпретация.

Что интересного в том, что Иван Грозный каждый день умывался? Для нас это ничто. А как это для самого Ивана Грозного? Много ли казней произошло от недостачно горячей воды утром? Может быть, какую ни будь одну казнь, историки и найдут. И напишут об особенностях взрывчатого характера. Но никто и никогда не узнает, сколько цепочек развития живых существ, сколько генетических линий прервало свое существование, сколько боли и ужаса возникло от недостачно горячей воды у царя Ивана утром.

Я как подумаю, сколько живых существ вступало в половой контакт, чтобы из меня человек получился, так сразу и начинаю собой гордиться, и жизнь свою ценить сознательно, а не инстинктивно.

«Что же такое мифическая, или личностная, целесообразность? Для логической целесообразности целью является то или иное состояние организма, для практической — та или иная норма и пр. Для личностной целесообразности не имеет значения ни одна из этих изолированных функций. Нужно взять такую цель и такое идеальное состояние, которые бы были таковыми не для познания, воли и пр., но для личности, взятой как неделимая единичность. Чего хочет личность как личность? Она хочет, конечно, абсолютного самоутверждения. Она хочет ни от чего не зависеть или зависеть так, чтобы это не мешало ее внутренней свободе. Она хочет не распадаться на части, не метаться в противоречиях, не разлагаться во тьме и в небытии. Она хочет существовать так, как существуют вечно блаженные боги, вкушающие бесконечный мир и умную тишину своего ни от чего не зависящего, светлого бытия».

Перед нами конечная цель любой психотерапии. Недоучтем всего, что здесь написано - эффективной терапии не получится. Можем ли мы помочь личности стать таковой? Думаю, что да. Если не навсегда, то хотя бы на время. А если и времени уже нет, уходит человек в вечность, то может он уйти с мечтой и ожиданием этого. Остановить смерть нельзя, а превратить ее в достойный уход из жизни можно. И наверно нужно. Андрей Владимирович Гнездилов жизнь на это положил, дай бог ему еще пожить и поработать.

Да вот еще что. Все написанное Лосевым к эгоизму никакого отношения не имеет. Потому что предполагает совершенно различные цели и смыслы, которыми человек наполняет свою жизнь. А все из предыдущего абзаца имеет отношение только к состоянию, которое возникает после осмысленного достижения какой-то цели. Сделал дело, и живи смело.

«И вот, когда чувственная и пестро-случайная история личности, погруженной в относительное, полутемное, бессильное и болезненное существование, вдруг приходит к событию, в котором выявляется эта исконная и первичная, светлая предназначенность личности, вспоминается утерянное блаженное состояние и тем преодолевается томительная пустота и пестрый шум и гам эмпирии, — тогда это значит, что творится чудо».

А вот и состояние, которое может возникнуть после психотерапии, или во время нее. И очень хочется закричать клиенту: «Это же я сделал, я! Понимаешь теперь какой я великий…»

Дорогие коллеги приношу свои извинения за столь огромное количество цитат.
Одно только меня извиняет — мне теперь нет необходимости объяснять, почему я считаю возможными дальнейшие выводы. Такое кратенькое резюме из всего предыдущего.
Первое: и объективный анамнез, и рассказ самого пациента о том, в чем причина его проблемы, имеют смысл только в их интерпретации, а их интерпретация представляет собой личностный миф интерпретатора. И совершенно не принципиально, как представлен этот миф — в виде записи в истории болезни, в виде затруднения в движении энергии Ци, или в виде порчи, которая пришла от женщины в голубом платье. Это все - правда. Если она разделяема нами.
Второе: все наши теории личности, в которые мы свято верим как в научные, есть мифы их создателей, и тогда, когда мы видим, как наши учителя с помощью этих теорий творят чудо исцеления, то это прямая заслуга наших учителей, а не авторов теории. Авторы своим авторитетом создали веру в чудесность своего взгляда, а наши учителя в это поверили, а затем их клиенты своим выздоровлением подтвердили.
Третье: каждый из нас уже сейчас, чуть ли ни на второй день своей психотерапевтической практики, способен совершить вместе со своим пациентом чудо исцеления (что, кстати, довольно часто и происходит), если с ним его вера в свои возможности, а у пациента - вера в своего терапевта.
Четвертое: у каждого клиента свой миф, что наиболее важно в той части, которая говорит об истории его проблемы, в той части, которая связывает факты тем или иным образом. И для клиента это правда, его жизни, пока еще, единственно возможная.
Пятое, очень важное: проблема клиента в той или иной форме представляет собой задержку в его стремлении к «абсолютному самоутверждению», тормоз в его представлениях о собственном движении к состоянию, которое он называет счастьем, фактически - тормоз в развитии мифа.
Шестое: вся мифология — моя и моего клиента - равноправна. Мифы не могу быть лучше или хуже, или «у каждого - своя правда». Более того, попытка разрушения моего мифа есть попытка разрушения меня. С вытекающими последствиями. Специально для психоаналитиков — не трогайте мою маму. Она святая женщина. И я никогда не хотел вступать с ней в интимную связь. Это Фрейд хотел свою маму, извращенец.
Есть, конечно, еще очень много важнейших выводов из мифа Алексея Федоровича Лосева и вы дорогие коллеги можете сделать их сами.
Мне же пора отвечать на вопросы, которые я поставил в начале. Итак, что делает психотерапия, когда она работает? Ответ — помогает клиенту создать новый миф о возможности достижения им «абсолютного самоутверждения».
И если для этого надо вылечить язву желудка — лечится язва желудка. Если надо найти лучшего в мире человека и сделать его своим супругом — помогает найти и сделать лучшим супругом. А если для этого надо найти смысл своей жизни, избавиться от глубинного страха смерти, сделать остаток своей земной жизни подготовкой к вечному блаженству, то находится путь, как это сделать наиболее успешным образом. И, несмотря на некоторую ироничность моей интерпретации, все это очень серьезно. Потому что миф это единственно возможная форма, в которой для каждого человека существует его бесценная жизнь, и моя задача эту жизнь продлить и, по возможности, уменьшить в ней количество боли, душевной и физической (хотя одно от другого очень трудно отделить).
Психотерапия создает миф о возможности чуда исцеления и создает условия, в которых это чудо происходит. И чудо часто происходит. Особенно часто у тех психотерапевтов, миф которых состоит в том, что человеку (или семье) надо помочь самостоятельно создать свой собственный миф о возможности движения к цели. Миф реалистичный. Миф – план. Сделать клиента активным участником развития, которое происходит с ним, и помочь ему проинтерпретировать факты его жизни иным способом. Он видит в фактах помехи, а мы поможем увидеть в них источник движения. История об изнасиловании должна превратить в историю о чудесном спасении жизни и о том, что теперь точно известно, что нельзя садиться в частную машину ночью. И вообще, лучше быть осторожным, чем беспечным. Такой урок дал тебе мир, который хочет, чтобы ты жила долго и счастливо.
Клиент приходит к нам с мифом, в котором в той или иной форме присутствует пророчество о скорой и мучительной смерти. Такова его мифологическая целостность. Она вытекает из связей, которые он построил, оценивая те или иные факты своей биографии. Сохраняя факты неизменными, и/или исследуя другие факты, психотерапевт может помочь клиенту создать другое пророчество о долгой и счастливой жизни. Напоминаю - миф по Лосеву - развернутое магическое имя. Притом что сама магия - такой же личностный миф, как и наука.
Пророчество может совершить чудо. Чудо смерти или чудо жизни. Просто пророчество должно исходить от пророка. И неважно как назывался пророк - врачом (и тогда пророчество называется диагнозом) или шаманом, или ясновидящей Вангой, а может собственным папой, который в детстве что-то сказал, подкрепив сказанное шлепком по попе (и тем самым доказал свое могущество). Все, что они сказали, основано на статистике. На корреляции. И так действительно бывает, часто или не очень. А ведь бывает и не так. Иногда редко, но ведь бывает. И пока пророчество не осуществится, мы не знаем это про меня или нет. И как это странно не прозвучит, в реализации пророчества сам пророк заинтересован больше всего, потому что это поддерживает его «абсолютное самоутверждение». Врач, поставивший неблагоприятный диагноз ждет неблагоприятного развития болезни, а после смерти больного с некоторой долей радости получает результаты вскрытия, которые совпадают с его пророчеством. Да простят меня врачи, в этом для меня нет ничего аморального. Просто это наука такая, а вера в свои знания — один из способов сохранения своей целостности. И со всей своей страстностью, хорошие врачи сотворяют новые методы спасения жизни, только тогда, когда пророчествуют смерть. А спонтанная ремиссия — это что- то неправильное. Чудо, которого не должно быть. Благоприятный диагноз - и излечение обязательно наступит. И никакое это не чудо, а достижения современной медицины и фармакологии.
А для меня чудо - это способность эритроцитов кислород доносить до каждой живой клетки. Или автоматизм миокарда. И вообще вся жизнь - чудо.
Я уже вставлял это определение «мистика - это практический путь достижения Бога»
По аналогии «психотерапия — это практический путь организации спасительного чуда».
Есть в психотерапии такой термин «самореализующееся пророчество». Хорошо бы внести ясность, что это такое? Судя по определению, это когда человек сам себе напророчил, и так оно и случилось. Согласен с тем, что пророчество случилось, а вот что все он сам напророчил, не уверен. Он поверил в пророчество. И был кто-то, помог, кто пророком был в его жизни. Культура, уклад жизни, есть миф, способ интерпретации фактов. Способ организации мировоззрения, или способ мифотворчества. И в жизни всегда есть люди, которые в этом принимали участие. Не было бы закона всемирного тяготения, если бы у Ньютона не было учителя математики и веры в пророчество математики. Сначала надо было поверить, что с помощью математики можно найти абсолютные связи между явлениями и только потом попытаться их вычислить. Но реальная жизнь или смерть не зависит от закона всемирного тяготения, даже если я падаю с девятого этажа. А зависит от того, куда падаю, и как падаю. Если на надувную подушку в 50 квадратных метров (как у пожарных), и не головой то, может быть, и выживу. А если я суициднуть хочу, то на асфальт прыгать буду, и вниз головой. Закон один, а результат разный. Как не странно реализация строгой математической закономерности зависит от личности и ее конкретной истории.
Что делает психотерапия, когда она работает? Находит в истории человека факты чудесного спасения, поименует их как чудо, а человек потом сам их экстраполирует. Или создает целостность личностной истории (например, объясняя фобии или бронхиальную астму нарушениями отношений в раннем детском возрасте). Может и объяснить болезнь как наказание за грех, собственный или родителей, и назначить покаятельные процедуры. В последнем случае чудо излечения происходит контекстуально. Ведь к терапевту идут за излечением. И пророк говорит — «Найдем в детстве причину - выздоровеешь» «Почему?» «Потому что другие выздоравливали, так теория говорит, великий пророк так факты проинтерпретировал». «Ну, тогда ладно, давай искать».
Основной смысл исцеляющего мифа — создать историческую целостность личного бытия, в котором исцеление, неважно - душевное или телесное - возможно, и обязательно произойдет. Вот таким препаратом лечили и вылечили. Вот такие процедуры назначали (ванны из можжевельника или обтирание мочой молодого поросенка, каждый день, на восходе солнца) и вылечили. И тебя вылечим.
Особенно красиво исцеление выглядит в астрологии и гомеопатии. В первом случае миф говорит, что законы космоса едины для всего, и по движению планет можно предсказать движение жизни. И через некоторое время Марс войдет в определенную фазу, и это значит, у тебя наступит облегчение.
Во втором случае, в гомеопатии - подобное исцеляется подобным - и колющие боли надо лечить препаратами из колючих растений.
Коллеги, это все правда помогает. И никто пока не доказал что это бред. Это миф, а не бред. И в средние века за этот миф на смерть шли. И пусть астрологи свою науку не в эксперименте доказывают, а в археологических раскопках. Лишь бы помогало.

Полностью- по тэгу "Секреты профессии".
Tags: секреты профессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments