m_d_n (m_d_n) wrote in rabota_psy,
m_d_n
m_d_n
rabota_psy

«Всё в этой книге – правда»

Цитируем по книге:
Кузнецов А. Бабий Яр. М: Захаров, 2001. 359 с.

Со стр. 307-309
Чтоб успокоиться, наклонился над бочкой с дождевой водой – попить. В воде плавало много опавших листьев, я их вылавливал, дул на воду; она была сладкая, очень вкусная. Я ещё подумал: если когда-нибудь доживу и увижу настоящий водопровод, всё равно буду пить воду дождевую, она мне нравится.
Тут послышались какие-то звуки. Я вздрогнул, поднял голову и увидел, что во двор с улицы входит немецкий солдат с винтовкой, а на улице я успел заметить второго. Инстинктивно и очень глупо я присел за бочкой, отлично понимая, что меня сейчас увидят.
Когда мне показалось, что они в мою сторону не смотрят, я пошёл за угол дома, опять таки глуповато пригибаясь, суеверно не оглядываясь и не видя их, словно при этом и они не должны меня увидеть. Я услышал: «Э! ... Э!» Выпрямился и остановился.
Солдат смотрел на меня строго. Он был чернявый, коренастый, , лет тридцати, мешковатый, в грязных, стоптанных сапогах. Его лицо было очень обыкновенное, будничное, чем-то знакомое – ни дать ни взять слесарь со «Спорта»... Фуражка на нём сидела косо, из-под неё лихо выбивались тёмные кудри. Он сказал по-немецки:
- Подойди.
Я сделал несколько шагов вдоль стены.
- Растрелят, - строго сказал он и стал поднимать винтовку.
Она, очевидно, была заряжена, потому что затвором он не щёлкнул. Другой немец подошёл, взял его за локоть, что-то спокойно-безразлично сказал, это звучало примерно так: «Да брось ты, не надо». (Это я так думал).
Второй солдат был старше, этакий пожилой дяденька со впалыми щеками. Чернявый ему возразил, на миг повернул голову. В этот миг – я понимал – мне надо было прыгнуть и мчаться куда глаза глядят, но не было времени даже крикнуть «Пан! Пан! Подождите!» Чернявый просто поднимал винтовку, на один миг отвернул голову, возражая пожилому, и это был последний миг моей жизни.
Всё это я понял, не успев шевельнуться. Это как бывает, толкнёшь локтем графин или цветочный горшок – видишь, как он кренится, падает прямо на твоих глазах, и успеваешь подумать, что надо схватить, что он сейчас, такой ещё целый и совершенный, разобьётся, но не успеваешь сделать движения, только с досадой и обидой подумаешь, - и он вдребезги.
Перед лицом я увидел – не в кино, не на картинке, не во сне – чёрную дырку ствола, физически ощутил, как она, опалённая, противно пахнет пороховой гарью и долго-долго не вылетал огонь.
Потом дырка передвинулась с моего лица на грудь, я мгновенно, изумлённо понял, что вот, оказывается, как меня убьют: в грудь!
И ружьё опустилось.
Я не верил, и уже верил, и ждал, что оно опять начнёт подниматься. Пожилой скользнул по мне взглядом, тронул чернявого за плечо и пошёл со двора. Чернявый строго сказал мне:
- Вэ-эг!
Только тогда я наконец сделался ни жив ни мёртв и облился холодным потом. Словно во сне, я пошёл за угол на дрожащих, похолодевших, тонких, как проволочки, ногах, вошёл в сени, стал в угол лицом и стоял там, покачиваясь.
Tags: то чего не было
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments